Хуан Паласиос
Фото: bc.lrytas.lt
Текст: Ильгам Мирзин

Паласиос: устал объяснять – наркотиками не торгую

Форвард "Летувос Ритас" Хуан Паласиос – о Единой лиге ВТБ, смене тренера, Пабло Эскобаре, Рике Питино, а также дружбе с Ибакой и Рондо.
21 марта 2014, пятница. 22:30. Баскетбол
– В начале сезона сложно было предположить, что "Летувос Ритас" займёт второе место в группе B Единой лиги ВТБ, выступая в одном пуле с УНИКСом и "Локомотивом-Кубань"…
– Да, болельщики и специалисты сомневались в нашем удачном выступлении в этом турнире. Ведь состав "Летувоса" сменился наполовину. В первую очередь это сказалось на стартовой пятёрке, в которой все, кроме Сейбутиса, пришли в литовский клуб прошедшим летом. Благо мы начали розыгрыш с двух выездных побед над нашими прямыми конкурентами – "Локомотивом" и "Нижним Новгородом" – что и придало нам уверенности в собственных силах.

– Вильнюсский клуб начал сезон раньше многих конкурентов благодаря квалификации Евролиги. Как повлиял этот факт на успешное выступление в первом круге лиги ВТБ?
– При поддержке родных трибун мы завоевали заветную путёвку в групповой этап Евролиги. Эта победа помогла нам найти взаимопонимание как на площадке, так и за её пределами.

– То есть вы не испытали проблем с адаптацией в команде?
– Лишь короткий период времени чувствовал себя дискомфортно. К тому же с некоторыми ребятами уже был знаком. Тренерский штаб провёл отличную работу, сплотил нас в единый коллектив. Гораздо легче войти в ритм, проводя по три матча в неделю. Мы постоянно находились в тонусе.

– Получается, тяжёлый график повлиял положительно?
– Последний раз я играл в таком режиме за "Луисвилль" в NCAA. Когда же выступал в Испании и Франции, мы проводили лишь одну встречу за неделю. Максимум – две, если участвовали в Еврокубке. Теперь же приходилось играть сразу на три фронта: Евролига, чемпионат Литвы и Единая лига ВТБ. В общем, были максимально приближены к условиям НБА.

– Что можете сказать о Литве в целом?
– Вильнюс – первый город на моей памяти, в котором нет ни одного колумбийского ресторана. Это самое тяжёлое, через что мне пришлось пройти. В Западной Европе более разнообразная культура, там я мог встретить человека из любой точки планеты, на улицах звучала речь на всех языках мира. Меня предупреждали о том, что мне придётся туго, но худшие опасения развеялись в тот же момент, когда я впервые ступил на литовскую землю. Здесь можно встретить людей, говорящих на английском языке, что в меньшей степени можно сказать о России.

– Вы лучше смотрелись во второй половине сезона Единой лиги ВТБ. Даже в проигранных матчах зачастую были лучшим на площадке. Повлияла смена тренера?
– Дирк Бауэрманн предоставлял мне полную свободу действий. Петрович придерживается той же тактики. Моя игра не изменилась ни с увольнением Бауэрманна, ни с назначением Петровича. Я был последним новичком команды. Руководство клуба заявило, что буду игроком стартовой пятёрки, буду проводить на паркете по 30 минут. В начале сезона я больше концентрировался на игре в защите, хотел доказать партнёрам, что их тыл хорошо прикрыт. Только после этого стал активнее действовать и в атаке. У нас много снайперов – и наши игровые схемы в основном заточены под броски из-за дуги. Это, в свою очередь, стягивает оборону соперника ближе к периметру. В таком случае у меня появляется свободное место в "краске".

– Дирк Бауэрманн был уволен из-за провала на групповом этапе Евролиги. Хотя изначально было понятно, что в своём пуле "Летувос Ритас" сможет побороться лишь за пятое место…
– Всё складывалось несколько иначе. После победы в квалификационном турнире мы думали, что спокойно пробьёмся в Топ-16. К тому же вселила уверенность и победа над "Панатинаикосом". Мы пребывали в эйфории и думали, что нам всё по плечу. Но затем начался ужас, мы проиграли все оставшиеся поединки: в некоторых нам не хватало сил на концовку, а в других всё валилось из рук. После поражений в Евролиге мы старались исправиться в глазах наших болельщиков, побеждая в Единой лиге ВТБ. Руководство клуба ожидало от нас выхода в Топ-16 – и возможности для этого были. Но так как мы не смогли выполнить задачу, Бауэрманна уволили.

– Как считаете, если бы немецкий специалист остался у руля, это повлияло бы на команду негативно?
– Нет, мы отлично себя чувствовали под его руководством. Его отставка связана лишь с результатом команды на первом групповом этапе Евролиги, потому что в Лиге ВТБ мы потерпели лишь два поражения до Нового года.

– Как изменилась игра клуба после прихода нового главкома?
– Мы не начали играть по-новому, а лишь стали агрессивнее действовать в защите. Александр просит "больших" чаще страховать "маленьких" и прессинговать оппонентов. Теперь мы совершаем больше перехватов и чаще убегаем в быстрые отрывы. Позволяем соперникам набирать меньше очков. В атаке же всё осталось неизменным.

– Можете назвать этот сезон самым удачным в карьере?
– Лично для меня он складывается наилучшим образом. Я стал частью большого коллектива, который одержал победу в квалификации Евролиги, играл в групповом этапе этого турнира. Я выступаю в сильных чемпионатах Литвы и Единой лиги ВТБ. Поэтому, собственно, я и выбрал "Летувос Ритас" – из-за желания играть на высоком уровне.

– Против кого из "больших" вам игралось тяжелее всего в нынешнем сезоне?
– Сложно соперничать с Дерриком Брауном и Ричардом Хендриксом из "Локомотива-Кубань": они очень быстрые и мощные ребята. Тем более постоянно меняются между собой, даже когда одновременно находятся на площадке. Тяжело сориентироваться, против кого из них нужно обороняться в данную секунду, – иногда можно запутаться. Кроме того, хочу выделить Марьяновича и его 221 сантиметр роста. Я не знал, как против него играть с моей комплекцией. Поэтому большая часть вины в поражениях от "Црвены Звезды" лежит на мне. А вот против Схорцанитиса играл без особых проблем. Да, он обладает огромной массой, но он медлителен. К тому же не может проводить на площадке больше 20 минут.

– Вы мечтали стать первым колумбийцем в истории НБА, но получилось "лишь" в Евролиге. Что вы чувствовали в тот момент, когда завоевали путёвку в лучший турнир Старого Света?
– Я был горд не столько за себя, сколько за свою страну. Вообще, если говорить начистоту, то я первый колумбиец в любых чемпионатах и лигах, в которых принимаю участие. Я человек, пишущий историю своей страны. Меня каждый раз упоминают в новостях в Колумбии, когда я дебютирую в каком-либо чемпионате. Так было и с Единой лигой ВТБ, и с чемпионатом Литвы (смеётся). Если же говорить серьёзно, то я счастлив, что кроме формального участия в судьбе команды и просиживания штанов на скамейке отвечаю за результат коллектива и являюсь одним из его лидеров.

– Часто слышите шутки, связанные с вашим колумбийским происхождением?
– Это отдельная тема. Где бы я ни играл, где бы я ни жил, постоянно слышу подколы. Самая популярная фраза: "Нет ли у тебя с собой наркотиков?". Постоянно спрашивают: "А ты точно баскетболист – или это только прикрытие?". Бывают, происходят потасовки внутри команды, которые быстро сходят на нет, когда кто-нибудь произнесёт: "Парни, будьте осторожнее с ним! Хуан из Колумбии – и завтра вы уже можете не проснуться!" Все начинают смеяться – и таким образом накал снимается моментально. Если приглашаю одноклубников в гости, спрашивают: "А меня там не похитят?". В Колумбии, как и в любом другом государстве мира, есть хорошие и плохие стороны. Из-за дурной славы Пабло Эскобара у всех сложилось ужасное мнение о Колумбии, но мы сами виноваты в этом. Сейчас моя страна сильно изменилась в лучшую сторону. Например, там стало гораздо безопаснее.

– Все знают о Рике Питино как о человеке, много добившемся в NCAA и входящем в пул элитных тренеров студенческой лиги. Однако мало кто из его бывших студентов добился признания в НБА…
– Рик – великий тренер, но со своим пониманием баскетбола. За последние десять лет только Франсиско Гарсия задержался в НБА. У Питино своеобразный принцип подбора игроков – он не обращает внимания на талантливых звёздных школьников. Его интересуют лишь бойцовские качества и командный дух потенциального новичка. Он не желает терять игроков после одного сезона. Он создаёт команду на несколько лет, а со звёздными студентами это почти невозможно. Когда Питино впервые встретился со мной, то сказал, что я, скорее всего, не буду главной звездой "Луисвилля", но стану важным механизмом в командных схемах и вырасту как игрок. В первый же сезон после моего прихода мы пробились в "Финал четырёх", после чего мной заинтересовали в НБА. Мне предсказывали место во второй десятке драфта, но Рик уговорил остаться ещё на год. Спустя несколько месяцев я получил травму колена – и это перечеркнуло все ожидания. Я так и не смог убедить менеджеров клубов НБА в своей состоятельности. Меня это сломало психологически, потому что я был близок к главной мечте – но в итоге не смог её добиться. Только недавно вернул моральную устойчивость.

– На данный момент вы следите за играми НБА?
– Да, у меня там несколько хороших друзей, с которыми я постоянно общаюсь. Они тоже следят за играми "Летувоса", отмечают мой прогресс и советуют попробовать силы за океаном.

– О вашей дружбе с Гарсией мы знаем. Кто помимо форварда "Хьюстона" является вашим другом?
– Серж Ибака. Мы познакомились в 2008 году во время Летней Лиги в Лас-Вегасе. Проводим вместе каникулы в Испании. Второй мой отличный и близкий приятель – Рэджон Рондо. Ещё до того, как он стал суперзвездой НБА, мы жили в Луисвилле, тренировались вместе, общались. Даже сейчас, в межсезонье, нередко встречаемся и отдыхаем где-нибудь. Ну и, наконец, Назр Мохаммед из "Чикаго" – он также из Луисвилля. Ещё в студенческие годы сформировался мой основной круг общения. Что любопытно, многие из друзей были моими соперниками на площадке.

– Сборной Колумбии по баскетболу отведена роль статиста на международной арене. У вас когда-нибудь было желание выступать за национальную команду другой страны?
– Нет, никогда не думал об этом. Я всегда охотно принимаю вызовы в сборную Колумбии. У меня двойное гражданство: колумбийское и испанское. Ибака частенько зовёт меня под знамёна Испании. Конечно, меня прельщает перспектива играть вместе с братьями Газолями и своим другом, но я верен Колумбии.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 1
8 декабря 2016, четверг