Марио Чалмерс
Фото: Getty Images
Текст: Лев Савари

Чалмерс: Обама сказал, могу на него рассчитывать

Марио Чалмерс – о взрослении в Анкоридже, знакомстве с Рэем Алленом, любимой видеоигре, выборе университета, титулах и визите в Белый дом.
7 апреля 2014, понедельник. 15:00. Баскетбол
– Вы родились на Аляске, не так ли?
– Да, в Анкоридже. По меркам США это небольшой городок, в котором проживает около 300 тысяч жителей, но в штате он крупнейший. Только в Нью-Йорке процент населения, обитающего в крупнейшем городе штата, больше.

– И каково было жить в таком?
– Каждый знает каждого. Большинство людей настроено дружелюбно. В Анкоридже много снега и отличных ресторанов, где можно вкусно поесть. Местное население разбирается в морепродуктах, потому что многие занимаются рыбалкой. Лично мне казалось в детстве, что это не только способ заработать, но и возможность отлично провести время. Я вообще любил тусоваться на открытом воздухе – охота, рыбалка, всё в таком духе.

В Белом доме чувствовал себя уже своим, это ведь мой третий приём у президента.
– Забавные истории с вами случались?
– Да. Однажды мы с отцом ловили рыбу в Русской реке. Каково же было наше удивление, когда неподалёку мы увидели медведя, занимавшегося тем же самым. Он стоял посередине реки и пытался добыть себе немного еды. Помню, мы достаточно долго сидели и наблюдали за ним.

– Видеоигры в вашем детстве были?
– Да, как без них. Больше всего любил «Супер Марио». Наверное, это лучший экшн в истории. Знаете, что он занесён в Книгу рекордов Гиннесса как самый продаваемый в истории? Я на нём вырос, и, безусловно, мне нравилось, что главного героя зовут так же, как меня.

– С сыном во что-нибудь играете?
– Да. Иногда рубимся с ним в «Скайландерс». Что касается меня самого, то предпочитаю NBA2K14, Call of Duty. А ещё я большой фанат FIFA. Причём на данном этапе не являюсь поклонником какой-либо конкретной приставки. Кстати, теперь, когда Джоэл Энтони ушёл из «Майами», я должен примерить корону лучшего геймера команды (смеётся).

– Если вернуться к Анкориджу, есть ли какие-то места в городе, которые повлияли на ваше развитие как баскетболиста?
– Однозначно, центр отдыха Фэйрвью. Это своеобразная «оранжевая мекка» Анкориджа. Там мечтали играть абсолютно все мальчишки, боготворившие баскетбол. Я не исключение. Именно в этом месте я оттачивал свои навыки и развивал менталитет.

– Ваш отец служил в ВВС, приходилось ли вам когда-нибудь играть на военных базах?
– Да, конечно. На одной из них в Южной Каролине в 8 лет я встретил Рэя Аллена. Наши отцы служили в одной части и играли в одной команде. Рэй был старше меня, но каждый раз, когда я приходил в тренажёрный зал и заставал там его, хотел поиграть вместе. Вообще, в детстве я частенько играл против ребят, которые были старше меня – теми, кто тренировался с Алленом. Благодаря этому, наверное, и приобрёл некоторые ценные качества.

– За какую команду НБА болеют дети на Аляске?
– Лично для меня на первом месте всегда стоял «Чикаго». Я являлся большим поклонником таланта Майкла Джордана. Что касается остальных, то на военных базах, как правило, предпочтения разнились – большинство поддерживало команды из тех мест, откуда они родом.

– Что вы обычно рассказываете молодёжи, когда они вас спрашивают об Аляске?
– Да, вопросы бывают порой любопытные. Один из них: «Как меня отыскали в такой глуши?» (улыбается). Обычно, рассказываю им свою историю, что у меня вся семья играла в баскетбол, я сам участвовал в первенстве Анкориджа, которое сыграло большую роль в моём становлении и помогло очутиться там, где я сейчас нахожусь.

Мне бы очень хотелось, чтобы, когда я рос, в Анкоридже было так же тепло, как в Майами, а не морозно и снежно.
– Баскетбол на Аляске отличается?
– Не слишком. Разве тем, что в Анкоридже никогда не было слишком высоких ребят. Во всяком случае лично я выше 2,05 не встречал. А вот в университете уже пошли экземпляры за 2,15.

– Как вы оказались в Канзасе?
– Это интересная история. Изначально я собирался в университет Северной Каролины. Мои родители выросли там, сам я был фанатом «Тар Хиллз», поэтому всё выглядело логично. Но они не сделали мне предложения, поэтому, когда пришло время принимать решение, я остановил свой выбор на «Джейхоукс». Мне казалось, что именно там я смогу проявить себя ярче, чем где-либо ещё. Плюс по ходу общения с представителями университета мне удалось подружиться с парой ребят, которые впоследствии стали мне почти братьями и помогли адаптироваться.

– А после вы совершили один из самых важных выстрелов в истории «Мартовских безумий». Какое место он занимает в вашем личном рейтинге относительно двух чемпионских титулов с «Хит»?
– Они располагаются рядом. Хотя сравнивать в целом сложно, так как студенческий финал состоит из одной игры, а в НБА мы играли пять и семь соответственно. Но при этом путь к тому броску получился долгим. Мы три года шли к успеху – сначала в 2006-м уступили в Sweet 16 «Брэдли», посеянному под 13-м номером, на следующий год сложили оружие в противостоянии с UCLA в Elite Eight, Аррон Аффлало тогда был неудержим, и только потом стали чемпионами. Я просто помню, сколько мы работали для того, чтобы поднять трофей над головой.

– Что помимо того броска осталось у вас в памяти о той команде?
– Много всего. Это были три прекрасных года. И вряд ли я когда-нибудь их забуду.

– Аляска, Канзас, Майами – погодные условия в местах вашего пребывания постоянно улучшаются…
– Да, вы правы (улыбается). Мне безумно нравится в Майами. Мне бы очень хотелось, чтобы, когда я рос, в Анкоридже было также тепло, а не морозно и снежно.

– Как прошёл ваш визит в Белый дом с «Майами» в нынешнем году?
– Прекрасно. Чувствовал себя уже своим, это ведь мой третий приём у президента (улыбается). К тому же впервые удалось перекинуться с Обамой пару слов. И он сказал, что я могу на него рассчитывать в случае необходимости.
Марио Чалмерс и Барак Обама

Марио Чалмерс и Барак Обама

Источник: SLAM Online Сообщить об ошибке
Всего голосов: 2
26 марта 2017, воскресенье
25 марта 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...