Дахуан Вагнер
Фото: Getty Images
Текст: Андрей Белик

«Был бы я здоров, Леброну не пришлось бы уходить»

За год до того, как выбрать Леброна Джеймса первым на драфте, «Кливленд» сделал рискованную ставку на Дахуана Вагнера и прогадал.
11 октября 2014, суббота. 14:30. Баскетбол
Не так давно в американской прессе появилась информация о том, что некогда считавшийся невероятно талантливым, но часто травмировавшийся защитник Дахуан Вагнер принял решение в последний раз предпринять попытку возвращения в большой спорт. Выбранный в своё время «Кливлендом» под общим шестым номером драфта, парень имел все шансы стать звездой ассоциации, но его тело банально не выдержало тех нагрузок, которые выпадают на долю профессиональных баскетболистов. Травма на травме, операция на операции — и уже в 24-летнем возрасте Дахуан принял решение повесить кроссовки на гвоздь.

Возвращение в большой баскетбол для Вагнера не является вопросом жизни и смерти. Получив немногим менее $ 11 млн по контракту новичка с «Кавальерс», экс-игрок НБА, в отличие от многих своих коллег, не сорил деньгами направо-налево и твёрдо стоит на ногах в финансовом плане. Тем не менее мотивирован Дахуан запредельно – он не хочет откладывать, возможно, последний и единственный шанс напомнить о себе на высочайшем уровне в долгий ящик, а его игровые навыки, отточенные с годами, позволяют ему рассчитывать на определённый интерес к собственной персоне (особенно, с учётом того, что его услуги вряд ли обойдутся той или иной организации дороже, нежели предусматривают условия заключения соглашения по правилу ветеранского минимума).

Кроме того, не дают покоя нашему герою чемпионский титул отца, завоёванный в составе «Лейкерс» в конце 80-х, и подрастающий сын, жаждущий увидеть своего родителя не на видеозаписях десятилетней давности, а вживую на баскетбольной площадке. Словом, Дахуан готов сделать всё возможное и невозможное, лишь бы вновь оказаться в НБА. Вопрос за малым – не подведёт ли Вагнера организм, как это было в молодые годы?

Бузер: «Вагнер с лёгкостью мог бы получить три-четыре приглашения на Матч звёзд».

***


«И даже в этом матче я выходил на площадку с травмой». Такими словами Дахуан Вагнер вспоминает о поединке, который он сыграл в составе школьной команды Кэмден Хилл, что в Нью-Джерси, против сильной сборной филадельфийского учебного заведения «Роман Католик» в январе 2000 года. Считаясь скаутами сильнейшим игроком своего драфт-класса, защитник впервые встретился лицом к лицу с человеком, занимавшим первые места во всевозможных рейтингах парней на год старше его, — форвардом Эдди Гриффином и его не менее талантливыми партнёрами.

«В школе я недосчитался приличного количества очков в чёртовых протоколах, – вспоминает Вагнер. — Во-первых, из-за травм, и во-вторых, потому, что в сезоне мы могли сыграть максимум 17 матчей. Возможно, я набрал бы ещё 1500 очков. И это очень обидно».

На первый взгляд создаётся впечатление, что парень переоценивает свои способности, вспоминая о школьных годах. Но те, кому удавалось видеть игру Вагнера своими глазами, твёрдо убеждены, что он прав на все 100 %. Чего стоит только его статистика: суммарные 3462 очка до сих пор являются рекордом штата, а ведь были ещё 100 баллов за отдельно взятый матч и 42,5 – в среднем за игру в последний год обучения!

«Честно говоря, в юности я нередко сходил с ума от понимания, что могу играть ещё лучше. Я пропустил слишком много матчей и установил планку рекорда результативности не настолько высоко, как мне того хотелось бы. Уверен, что мне по силам было набрать 4500 очков минимум, поэтому я всегда выхожу из себя, когда вспоминаю то время. А ведь мы ещё и финал чемпионата штата в мой последний год в школе проиграли! Я не был удовлетворён ни своей игрой, ни результатом в целом», – высказывает защитник критику и в свой адрес.

В то же время на самобичевание это не похоже. Вагнер, которому в феврале исполнится 32 года, был и остаётся весьма скромным человеком, не отрывающим ноги от грешной земли. Что, по большому счёту, и делает его короткую карьеру ещё более яркой – Дахуан нигде и никогда не пытался привлекать к себе слишком много внимания. Даже пребывая на пике. Слава и популярность не были нужны парню ни в школе, где он ставил один рекорд за другим и постоянно побеждал, но в университете Мемфиса, где он отучился всего год перед тем, как выставить свою кандидатуру на драфт НБА, ни тем более в самой ассоциации.

Во многом именно этой чертой характера баскетболиста и объясняется тот факт, что в жизни после профессионального спорта он нашёл себя намного быстрее и легче, чем другие восходящие звёзды, чёй полёт был прерван уже в молодые годы. Будучи легендой в родном Нью-Джерси (прозвище Мессия просто так никому не дают), Дахуан без видимых угрызений совести приступил к работе на благо родной школы, всегда считавшейся одной из лучших в регионе, — в частности, здесь же постигал азы игры с оранжевым мячом его отец Милт Вагнер — и с каждым годом проводил с детьми всё больше свободного времени, оставаясь всё таким же популярным среди местного населения.

«Ничего не меняется. Каждый раз, когда знакомые встречают меня, они непременно интересуются, чем я сейчас занимаюсь и что собираюсь делать. Так уж повелось ещё с того времени, когда в НБА играл мой отец», – рассказывает Вагнер.

Неудивительно, что в родном городе защитника его снайперские подвиги до сих пор не забыты – пусть его карьера в ассоциации завершилась быстрее, чем сам Дахуан сделал первый шаг, являвшийся одной из его сильнейших сторон на площадке. Уйдя «с молотка» шестым на ярмарке талантов 2002 года, в дебютном сезоне Вагнер набирал в среднем 13,4 очка в 47 матчах, в 24 из которых парень выходил на площадку в стартовом составе. Несмотря на то что рост нашего героя не достигал даже отметки в 190 сантиметров, а реализация бросков с игры (36,9 %) оставляла желать лучшего, он был одним из немногих светлых пятен в составе «Кавальерс», прочно окопавшихся на дне турнирной таблицы и дожидавшихся спасителя в лице Леброна Джеймса. В дебюте регулярного чемпионата Дахуан выдал несколько выдающихся поединков кряду, записав себе в актив последовательно 29, 28, 25 и ещё раз 29 баллов, и казалось, что вот-вот на небосклоне НБА зажжётся звёздочка очередного выдающегося забивалы.

Вагнер: «Если бы я был здоров и мог играть от матча к матчу, Леброну не пришлось бы уходить из «Кливленда»».
«Я помню, как впервые услышал о мальчишке, набравшем 100 очков в матче школьного чемпионата в Нью-Джерси, и все говорили о том, что в Штатах растёт новый Аллен Айверсон. Сам факт такого сравнения в те годы был великолепной мотивацией для любого парня, только начинающего играть в баскетбол, – вспоминает Карлос Бузер, пересекавшийся с Вагнером в «Кливленде», выбравшем форварда во втором раунде того же драфта. – До того момента, как мы начали тренироваться вместе, я не особо представлял, на что он способен, но Вагнер просто вынес всех. Он мог забивать сутки напролёт, не уставая от этого непростого занятия. Он мог реализовывать броски с любой дистанции и здорово атаковал из-за дуги. Он шёл в проходы, находил контакт и отправлял мяч в корзину с фолом и мог проделывать этот трюк раз за разом независимо от того, кто с ним защищается в этот момент. Для него это не имело ни малейшего значения. Хуанни блистал в Летней лиге, а после первых 10 матчей регулярного чемпионата о нём говорили, как о претенденте на приз лучшему новичку сезона».

На этом, впрочем, всё и закончилось. Всевозможные проблемы со здоровьем преследовали Вагнера в каждом из трёх сезонов, что он отыграл в составе «Кавальерс». Кульминацией стали жалкие 11 матчей в регулярном чемпионате-2004/05 и пропуск всей следующей кампании из-за язвенного колита и операции по удалению толстой кишки.

«Тяжело в тот момент приходилось всем нам, потому что Хуанни сегодня мог появиться на тренировке команды, а уже завтра непременно её пропустить. Мы могли не видеть его в зале неделями. Он постоянно находился в больнице, восстанавливаясь после тех или иных повреждений, – продолжает Бузер. – Если бы Вагнер был здоров, никто не знает, как развивалась бы его карьера. Он с лёгкостью мог бы получить три-четыре приглашения на Матч звёзд, а с появлением Леброна его карьера должна была пойти на новый виток. Он мог прочно прописаться в числе лучших снайперов ассоциации, потому что творил на площадке невероятные вещи. Несмотря на свой невысокий рост, Хуанни всегда играл сердцем, что делало его лучше и сильнее, чем казалось на первый взгляд. Он был отличным другом и партнёром по команде и, на мой взгляд, относился к тому типу баскетболистов, которые становятся лицом всей организации. Его карьера вышла слишком короткой, чтобы по достоинству оценить все сильные и слабые стороны защитника и увидеть, насколько здорово он смотрелся бы на высочайшем уровне».

После операции и пропущенного сезона Вагнер дал себе и своему организму ещё один шанс, набирая форму в матчах любительских команд в Филадельфии и других городах. Дахуан наделал шороху на всём восточном побережье, демонстрируя невероятный уровень игры и с лёгкостью затыкая за пояс действующих на тот момент или будущих профи, вроде Кайла Лоури и Элвина Уильямса, в поединках различных летних турниров. Его результативность достигала заоблачных высот, и создавалось впечатление, что парень вновь вернулся в школу.

Впрочем, к тому моменту уже ни у кого не оставалось сомнений, что возвращение в НБА не сулит защитнику ничего хорошего. Больше других в этом были уверены те, кому удалось понаблюдать за игрой Дахуана в матчах аматоров и за его работой на индивидуальных тренировках. Он по-прежнему мог реализовать любой, даже самый невероятный бросок, но ощущение, что парень восстановился физически и набрал форму, так на уровне ощущений и осталось. Медиков «Голден Стэйт» Вагнеру было не переубедить — здоровье вновь предало баскетболиста после единственного официального матча в составе коллектива из Калифорнии, и его контракт на два года и на $1,6 млн был выкуплен организацией сразу же.

«Я сожалею, что из-за травм так и не сумел показать всё, на что способен в НБА. Когда я был здоров, демонстрировал свой лучший баскетбол лишь проблесками. Неплохой отрезок в дебютном сезоне и несколько матчей на второй год моего пребывания в клубе, когда я набирал в среднем около 17 очков, выходя на площадку со скамейки запасных и проводя на ней не более 20 минут, — вот, в принципе, и всё, что мне удалось. Но я смогу жить с этим, – рассказывает Вагнер. – Корень зла заключался исключительно в моём здоровье. Никаких проблем с баскетбольной составляющей у меня никогда не возникало, и я был хорош в те минуты, когда выходил на площадку. Но я, к примеру, ни разу не прошёл полноценную подготовку к сезону в тренировочном лагере. Поверьте, если бы организм выдержал, мою фамилию называли бы среди лучших игроков ассоциации. Но по факту я к её требованиям так и не приспособился. Даже при подготовке к дебютному для меня чемпионату я пропустил половину тренировок команды – то по болезни, то из-за мелких повреждений».

Со временем Дахуан действительно стал относиться к случившемуся с ним намного проще, чем в молодости, и не терзает себя из-за того, что не стал звездой профессионального баскетбола. Впрочем, Вагнер убеждён, что, будь он здоров, карьера лучшего игрока современности сложилась бы иначе.

«Если бы я был здоров и мог играть от матча к матчу, Леброну не пришлось бы уходить из «Кливленда». С Бузером и Жидрунасом Илгаускасом в составе мы могли бы добиться чего угодно», – считает защитник.

Поэтому даже в том случае, если возвращение в большой спорт обернётся очередным фиаско, Дахуан не будет жить иллюзиями и собственным прошлым – в 31 год он вполне комфортно чувствует себя в роли тренера школьной команды и пытается вернуть программе Кэмден Хилл былую славу.

«Я очень привязался к детям. Играть в баскетбол и тренировать — две совершенно разные вещи, особенно если речь идёт о работе с малышами. Если учесть, что я привык требовать от людей то же самое, что я могу потребовать и от себя, и вспомнить о том, как играл в баскетбол я, будучи школьником, мне иногда кажется, что я прошу у ребят слишком многое. Порой действительно приходится тяжело, и мне самому очень хочется выйти на площадку. За то время, что я провёл вне профессионального спорта, я посвежел и накопил запас сил. Видели, как эмоционально реагирует на всё Кевин Олли? Вот примерно так же веду себя на тренерском мостике и я. – утверждает Вагнер. – В годы моей молодости победа была для нас смыслом всей жизни, и мы выходили на площадку с задачей выиграть любой ценой или умереть. Любая неудача становилась для нас трагедией. Сейчас дети, напротив, воспринимают всё происходящее с ними как данность, и мы ставим перед собой задачу изменить их менталитет и отношение к делу. Во многом именно благодаря этому подходу ребятишки неплохо проявили себя в прошлом сезоне».

В конце концов, возможно, именно тренерская работа, а не игровая карьера, станет призванием Вагнера?

«В любом случае я буду жить в мире с самим собой и своими амбициями, понимая, что я сделал всё от себя зависящее. Иногда сама жизнь складывается так, что этого оказывается недостаточно. У меня создаётся ощущение, что профессиональный баскетбол — просто не моя игра. Если бы было иначе, все бы это увидели. Но жизнь расставила всё по местам», – заключил Дахуан. И с ним не поспоришь. Попробовав свои силы на всех уровнях (был в карьере защитника даже кратковременный вояж в Европу, вылившийся в очередные повреждения бедра и колена), Вагнер вернулся в родной город. Туда, где его до сих пор помнят и уважают и где он пытается привить подрастающему поколению ту любовь и страсть, с которыми сам некогда выходил на площадку.
Источник: SLAM Online
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота