100 000 000 бонусов – особые условия для первых клиентов! Получить!
Текст: Тимур Шакиров
Фото: Getty Images

Гриффин: Стерлинг прилично «наварил» на скандале

Форвард «Клипперс» Блэйк Гриффин – об экс-владельце клуба Дональде Стерлинге, расистском скандале и последующей продаже организации.
17 ноября 2014, понедельник. 13:45 Баскетбол

Предыдущий сезон главной звезды «Лос-Анджелес Клипперс» Блэйка Гриффина можно с лёгкостью занести ему в актив. Четвёртый год кряду форвард принял участие в Матче всех звёзд ассоциации. К тому же, пожалуй, один из самых одарённых комедийных актёров, облачённых в баскетбольную форму, и по совместительству основная фигура маркетинга «Клипперс», удостоился чести от легендарных работников телевидения, таких как Нил Бреннан, получив предложение о совместной работе. И, в-третьих, «Грифон», как его порой называют в клубе, прошлым августом стал отцом.

Но, несмотря на все успехи форварда, главной темой для обсуждения является разгоревшийся прошлой весной скандал, связанный с владельцем «Клипперс» Дональдом Стерлингом, и последующий вылет команды из плей-офф. О подробностях истории, которая могла поставить под угрозу будущее всей лиги, баскетболист и рассказал в интервью изданию GQ.

– В связи со всей этой шумихой, оглянувшись на пять лет назад, скажите, были ли «Клипперс» всё-таки правильным выбором?
– Абсолютно. Но тогда ситуация действительно была забавной. Когда «Клипперс», обладая правом сделать первый выбор на драфте, объявили о намерениях заполучить меня, то все вокруг начали твердить: «Ты бы лучше отказался от этого предложения. Лучше бы тебе выбрать другую команду». На что я ответил: «Знаете что? А давайте-ка мы лучше посмотрим, как всё сложится». И честно говоря, совсем не потому, что мне предстояло играть в таком большом городе, как Лос-Анджелес, в котором до этого я даже ни разу и не был. Тогда я лишь руководствовался тем, что просто хочу играть в баскетбол.

«Бывало, Стерлинг гостил в раздевалке с посторонними людьми, когда из одежды на нас были только полотенца».

– В тот момент вы были осведомлены о репутации Дональда Стерлинга?
– После того как я узнал, что начну профессиональную карьеру в «Клипперс», я начал искать информацию о команде в поисковиках, так как мало что знал о ней. Я подумал: «О'кей, владелец клуба – Дональд Стерлинг». А потом просто набрал в Google его имя и первый же результат поиска гласил: «Дональд Стерлинг – расист». Первая мысль тогда была: «Ничего себе!». Да, тогда я нашёл информацию, прочёл кучу статей, даже прочёл его показания к одному судебному разбирательству. Это было круто. Круто, если у тебя вообще есть свободное время читать чьи-то судебные показания (смеётся).

– Я знаком только с основными моментами.
– Вы читали, что он рассказывал о своих приключениях на заднем сидении лимузина? Просто наберите в Интернете: «Показания Дональда Стерлинга под присягой». (Позже, последовав совету, я нашёл историю 10-летней давности о сексуальной попутчице собственника «Клипперс». «Да, я порой дурачусь. Когда девушка начинает меня соблазнять и говорит, как сильно она меня хочет, снимает с меня обувь, облизывает мои ноги и трогает моё тело. Я сижу на заднем сидении, а она снимает с себя одежду. В этот момент водитель находится в недоумении от происходящего, в то время пока она облизывает меня на протяжении всего пути к дому мистера Куна. И, конечно, я отблагодарил её, отблагодарил за то, что она дала мне возможность почувствовать себя счастливым».) Прочитайте статью сами, будет несправедливо рассказать всё самому. Да, я был осведомлён о главе организации, но не до того, как подписывал контракт.

– После того как вы поставили свою подпись под контрактом, а всё это всплыло на поверхность, был ли шанс изменить своё решение?
– Нет. Никаких шансов. В смысле, а что мне нужно было сделать? Все пять сезонов в команде всё было просто отлично. Никаких проблем. Я толком никогда его и не видел. Я встретился с ним сразу по окончании церемонии драфта, а ещё пару раз мы пересекались, когда мне нужно было присутствовать на нескольких организованным им мероприятиях, которые, кстати, были просто отвратительными.

– Какое у вас сложилось о нём впечатление?
– Второй раз я встретился с ним на вечеринке. Каждый год он устраивает тусовку в Малибу, на которой каждый из присутствующих должен быть одет во что-нибудь белое, иначе тебя просто не пустят. Я пришёл, а этот парень одет во всё черное. Единственный человек на вечеринке. Как только я приехал туда, он сразу подошел ко мне со словами: «Давай, парень, я хочу познакомить тебя со всеми!». Хватает меня за руку и, не отпуская её, знакомит меня со всеми присутствующими.

– Правда, что он даже приводил девушек в раздевалку, чтобы посмотреть, как парни принимают душ?
– Он заходил с ними к парням в раздевалку. Душевые находятся немного в другом месте. Парни бы просто отказались возвращаться из душа к своим шкафчикам. Но, бывало, он гостил в раздевалке с посторонними людьми, когда из одежды на нас были только полотенца. Так однажды он зашёл к нам, поднял вверх мою руку и заставил скандировать что-то вроде «гип-гип-ура!», потом подошёл к одному из моих одноклубников и проделал с ним тот же трюк. Ребята в тот момент старались исчезнуть из его поля зрения как можно быстрее.

«Тот, кто «слил» все эти телефонные разговоры в Интернет, услужил Стерлингу».

– Есть ли сожаление, что пришлось работать с человеком, как он?
– Совсем нет. У каждого из нас была своя история совместной работы с ним. А потом случился всем известный скандал. Мы вообще-то думали, что дело получит огласку днём ранее. Тогда тренер уже владел информацией. И всё это, самое главное, случилось во время плей-офф. Мы тогда находились в Сан-Франциско на собрании команды. Но ребята не знали всех подробностей, тогда мы просто сказали: «Хорошо, посмотрим, что будет дальше». И я прекрасно помню, как проснулся следующим утром – это была суббота, часов в семь утра – и обнаружил уже более 20 упоминаний об этом инциденте. Закончилось тем, что я просто отключил свой мобильный телефон, так как информация начала обрушиваться лавинообразно, а команде нужно было сконцентрироваться на игре.

– Вы прослушали ту запись?
– О, да(смеётся). Прослушал всё от начала до конца ещё тем же утром. После того как нашёл подробную информацию, прослушал всё ещё раз.

– Что чувствовали при этом?
– Всё это было прискорбно. Но я же уже говорил, когда я только начал искать данные о своём новом боссе, первое, что появилось, было: «Дональд Стерлинг – расист», так что я был хорошо осведомлён. Я не люблю снова и снова упоминать об этом, так как, возможно, я покажусь не воспитанным человеком, но я совершенно не был удивлён этим фактом. И совсем не важно, как всё было сказано, и в каком контексте. Как я уже сказал, таково было моё первое впечатление о нём.

– Но слушать подобное было совсем не весело.
– Нет, конечно. Совсем не весело. Я был шокирован. Я лежал тогда на кровати и думал: «Ничего себе!». Но тогда ещё даже не догадывался, каков будет резонанс. Не то чтобы я утверждал, что ничего страшного в этом не было, а просто когда ты лишь знаешь, что есть такой Дональд Стерлинг, владелец команды НБА, и он вытворил такое, то, естественно, ты скажешь: «Это дикость! Он спятил!». Для меня же, как и для многих ребят из команды, это было что-то вроде: «Да, он уже много раз такое говорил, и вот он сказал это снова».

– Как вы уже упомянули, в ту субботу у вас было собрание команды. И что вы на нём сказали?
– Многие парни говорили тогда. Первым высказался наш тренер. Решено было выдвинуть некий план наших последующих действий. Некоторые хотели что-то предпринять, некоторые желали оставить всё как есть. Возможно, на меня обрушится шквал критики, но я был одним из тех, кто не хотел никаких действий. У меня не было желания придавать конкретному инциденту огласку, которой он не заслуживал. Вы понимаете, о чём я? И тогда совершенно случайно, впервые в своей жизни, я посмотрел историю Джека Робинсона и обратил внимание на его отношение к подобной ситуации, несмотря на то что это всего лишь фильм. Ещё мне довелось читать книги Хэнка Аарона. В тот момент я почувствовал, что в подобной ситуации лучше всего дать вещам идти своим чередом, а в первую очередь продолжать заниматься своим делом. Так как вся эта история могла сказаться на нас, я придерживался этой позиции, но я понимаю одноклубников, которые имели другую точку зрения. Я же был одним из тех, кто думал: «Давайте лучше играть в баскетбол!».

– Откуда взялась идея надеть тренировочную форму наизнанку перед воскресной игрой?
– Я не помню точно, чья это была идея. Мы ничего не планировали. Просто в раздевалке, минут за 40 до объявления команд, когда я как обычно надевал свою форму, кто-то из ребят подошёл и сказал: «Смотри, все начали…». Затем и я оглянулся по сторонам, чтобы убедиться, что все так делают (смеётся). И я не скажу, что полностью понимаю этот жест. Да, парни хотели как-то выразить себя. Но, с другой стороны, мы своего рода вынесли сор из избы, потому все без исключения получали сообщения с вопросами: «Какова же будет ваша реакция?», «Вам лучше поступить так или эдак…». И мне кажется, мы позволили этой ситуации, как говорит наш тренер, нависнуть тучей над нами. Нельзя давать людям копаться в своём грязном белье. Просто занимайся своими делами, тем более у нас есть семьи, друзья, плей-офф, в конце концов. Не давай людям возможности слишком много молоть языком. Но мы немного не проконтролировали эту ситуацию.

– Вы считаете, в конечном счёте это повлияло на команду на стадии игр на вылет?
– Я бы хотел сказать, что нет, но в то же время мы потратили силы, чтобы справиться с ситуацией. И я совершенно точно не хотел бы использовать это как оправдание, потому что каждый человек в определённые моменты жизни сталкивается с проблемами. И это случилось с нами. Но у нас была команда, где каждый мог положиться друг на друга. И этот вопрос не затрагивал только одного или двух человек, это касалось всех нас.

– Есть удовлетворение от того, как лига поступила со всем этим?
– Да. Они не стали тянуть и сделали всё так, как должны были сделать.

– В то же время есть внутри горький осадок, что после всего он даже заработает на этом?
– Вы правы. И я видел много колких комментариев на этот счёт, вроде: «Отличная работа, парни! Вы даже сделали подарок расисту». Но в то же время ты можешь быть расистом. Да, это очень плохо, но тебе с этим жить, понимаете? И, в конце концов, тот, кто «слил» все эти телефонные разговоры в Интернет, каким-то образом услужил ему. Стерлинг прилично «наварил» на скандале. И если бы всего этого не произошло, то продай он клуб минувшим летом, то не заработал бы столько, сколько заработал сейчас.

– Это вдвойне тяжело принять, если учесть, что часть цены клубу придаёт наличие такого игрока, как вы.
– Да, но это суровая правда жизни. Я более чем счастлив профессионально заниматься спортом и зарабатывать деньги (смеётся). Я получаю деньги за то, что мне нравится делать. Да, согласен, он выиграет в денежном эквиваленте, но и я получаю деньги за свою работу.

– Поразило, что команда ушла с молотка за такую сумму?
– Да. Я догадывался, что будут фигурировать большие суммы, что будут задействованы суммы с девятью нулями, но не ожидал, что клуб оценят в 2 миллиарда.

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
17 октября 2017, вторник
16 октября 2017, понедельник
Партнерский контент