Крис Бош
Фото: Getty Images
Текст: Андрей Дзюба

Бош: о переходе в «Лейкерс» думал одну минуту

Крис Бош – о критике в свой адрес, перестройке «Майами», слезах после первого поражения в финале и противостоянии «Хит» и «Сан-Антонио».
12 декабря 2014, пятница. 13:00. Баскетбол
Все любят критиковать суперзвёзд. Но если в случае с Леброном Джеймсом или Коби Брайантом даже самые ярые недоброжелатели сквозь зубы признают их величие, то с Крисом Бошем другая история. Получая звёздную порцию нападок и претензий, он до сих пор не добился настоящего признания, даже несмотря на два чемпионских титула.

– У вас есть какая-то универсальная фраза для критиков? Типа «Да ладно! Крис Бош в полном порядке!»
– Нет у меня никаких отговорок. Не хочу оправдываться ни относительно моей игры, ни жизни вообще. Для меня важна уверенность, что я играю не просто так. Я хочу побеждать. Это всегда было моей главной целью. На каждом этапе своей карьеры я должен последовательно прогрессировать. Но всё это не отговорки.

– Правда?
– Начнём с того, что в первую очередь я человек. Раньше мой настрой можно было выразить примерно так: «Не могу дождаться, чтобы показать всем, на что я способен!». Но сейчас я понимаю, что не надо торопиться, а прогресс – это процесс, который занимает определённое время. Я уверен в том, что по ходу сезона буду играть ещё лучше. Но сейчас, когда я ещё не набрал свою лучшую форму, нет смысла что-то доказывать всем и каждому.

– Критика в ваш адрес часто носит слишком личный характер. Как будто люди сомневаются в том, что вы настоящий мужчина. Уже научились не обращать на это внимания?
– Когда я слышу в свой адрес подобные высказывания, то понимаю, что просто не должен тратить на них время. Ведь речь идёт совсем не о баскетболе. Это уже личное. По ходу первого сезона в
«В межсезонье приятно было знать, что я кому-то нужен после того, как меня постоянно критиковали, критиковали и снова критиковали».
«Майами» все предъявляли ко мне претензии. Но я смотрел на свою статистику и видел, что набираю по 18 очков и совершаю 6-7 подборов за матч. То есть столько же, сколько второй после лидера игрок почти в любой команде. А меня при этом выставляли чуть ли ни неудачником. После поражения в финале, мне нужно было снова найти себя, а для этого научиться пропускать нападки мимо ушей. И этот подход принёс результат.

– После ухода Леброна от вас требовали стать прежним Бошем из «Торонто»?
– Это точно.

– Но вы ведь сейчас не похожи на того Боша. Хотя вы снова стали первой скрипкой в команде, но играете уже в той манере, которую приобрели в «Майами»: поднимаете локти вверх, идёте в проходы и бросаете трёхочковые. Даже под кольцом вы стали действовать по-другому.
– Я понимаю, почему все так любят вспоминать о «Торонто». Но в этом нет смысла. Я просто хочу использовать опыт, полученный там, чтобы сейчас вести к победам свою команду. Мой стиль игры изменился. Я стал бросать из-за дуги, пытаюсь прорываться к кольцу различными способами. И я уже не такой быстрый и взрывной, как был.

– Но вы же быстрее любого центрового...
– Ну, если центрового, то да. Ха-ха.

– Я имею в виду, что вы сейчас играете центрового.
– Надеюсь, что да. Я просто забыл об этом. Как я ни пытаюсь уйти с этой позиции, всё равно на неё возвращаюсь.

– Нападение «Хит» сейчас далеко не так эффективно, как с Леброном Джеймсом, но работает по той же схеме. В нём по-прежнему на первом плане высокий темп и растягивание защиты соперника. Мало кто ожидал, что ваш выход на первый план не повлечёт серьёзных изменений. А вы сами?
– Наш прежний стиль вполне можно взять за основу. Сейчас мы модернизируем его, и этот процесс проходит не совсем гладко. Избавиться от прежних привычек не так просто, особенно по ходу сезона. Но рано или поздно мы добьёмся своего. Но, в общем, вы правы, остались и высокий темп, и растягивание защиты, и движение мяча, и скидки. Нужно лишь использовать всё это в нынешних реалиях и для нынешнего состава. Вот увидите, всё заработает как надо.

– Вы считает странным, что люди интересуются, какие книги вы читаете?
– Нет. Сейчас редко увидишь человека с книгой, тем более спортсмена.

– Но ведь странно, что об этом пишут в новостях и люди обсуждают это в социальных сетях. Там же не обсуждают, что читают их знакомые или соседи.
– Да, это другой случай. Меня постоянно спрашивают о том, что я читаю. Но я не хочу рассказывать.

– А почему?
– Потому что не надо пытаться влезть другому человеку в голову. Это личное. Я не хочу всем рассказывать, что читаю книгу о саморазвитии или чём-то подобном. Ведь если скажешь, что читаешь книгу по математике, то о тебе тут же скажут «О, да он не умеет считать» (смеётся).

— Вариант с переходом в «Хьюстон» уже обсуждался миллион раз. Но вы говорили, что в межсезонье интерес к вам проявляли ещё и «Лейкерс», «Финикс» и «Денвер». Какой-то из этих вариантов сумел хоть чем-то привлечь?
– Просто приятно было знать, что я кому-то нужен после того, как меня постоянно критиковали, критиковали и снова критиковали. В такой ситуации поневоле сам начинаешь верить в то, что везде пишут. А тут оказалось, что меня всё ещё ценят, что я умею хорошо играть.

– Но хоть кто-то кроме «Хьюстона» заставил вас всерьёз задуматься? У «Санс» молодая перспективная команда. «Лейкерс» – это «Лейкерс».
– Ну да. Заставили меня задуматься на минутку. Но в первую очередь я был заинтересован в том, чтобы остаться. Конечно, я был удивлён настолько большим интересом к своей персоне. Даже не предполагал такого. Но в основном я был сконцентрирован на том, чтобы продолжить играть за «Майами».

– Переходя в «Хит», вы знали, что обрекаете себя играть в самой утомительной и выматывающей защитной системе в лиге?
– Нет, не знал. Я не слишком разбирался в тонкостях оборонительных концепций. На тот момент я вообще не очень хорошо представлял, что по-настоящему означает искусство защиты. Но, начав тренироваться в «Майами», я понял, что меня ждёт совсем другая игра. Я и раньше сталкивался с постоянным движением и сменами оппонентов, но действия в обороне на элитном уровне существенно повлияли на моё развитие.

– В прошлом сезоне «Хит» стали играть чуть менее цепко, по крайней мере, иногда...
– Скорее, соперники уже досконально изучили нашу манеру.

– «Индиана» не испытывала с ней особых проблем, правильно?
– Да, такой агрессивный защитный стиль имеет свои недостатки, и соперники стали этим пользоваться. «Сан-Антонио» вынуждал нас совершать столько смен, что мы уже не знали, что делать дальше. Это ещё одна проблема, которую мы пытаемся решить в этом сезоне. Используем другие схемы в обороне, пробуем новые приёмы, но в основе всё равно лежит тот же агрессивный разрушительный стержень.

– «Майами» стал играть в скоростной баскетбол маленькой пятёркой практически случайно. То есть вы использовали этот вариант время от времени в первые два года, но базовым он стал только после того, как вас потрепали «Пэйсерс» в 2012 году. Невероятно, сколько серьёзных изменений в НБА произошли под влиянием одного матча или серии.
«Если бы я знал, что меня снимают, то не позволил бы себе расплакаться после первого поражения в финале от «Далласа»».
– Любые изменения начинаются с одного эпизода. Тогда это с нашей стороны было просто проявлением инстинкта самосохранения. «Индиана» прижала нас к стене, и другого выхода просто не было. Пришлось использовать умение Леброна и других игроков защищаться против более габаритных оппонентов. Мы приняли вызов и нанесли ответный удар. Это сработало.

– Вы чувствовали себя новаторами? Представляли, к чему это приведёт? «Сан-Антонио» играет в красивый баскетбол, который всем нравится, но когда «Хит» были на пике, то вы тоже выносили с площадки всех подряд.
– Честно говоря, я даже не задумывался об этом до конца прошлого сезона, когда все стали говорить: «Вот «Сан-Антонио» стал чемпионом в правильном стиле». Погодите, а что можно выиграть титул, играя неправильно? По-моему, тут всё зависит от субъективного восприятия каждого. У «Спёрс» уже не было суперзвёзд. У них были три звезды, которые очень долго играют вместе. После того как Тиму Данкану пришлось изменить свой стиль, главной супермегазвездой «Сан-Антонио» стала вся команда в целом. Но и Данкан всегда был командным игроком. Я не могу понять, что означают слова «ах, они играют в правильный баскетбол».

– То есть лидеры «Майами» тоже не были эгоистами?
– Да, мы тоже много пасовали. Я помню, что в один из чемпионских сезонов в каком-то ролике была наша атака, когда мы сделали 10 или 11 передач, чтобы вывести игрока на открытый бросков. Это было круто. Мы всегда хорошо двигали мяч. И мы всегда пасовали, даже когда были «Большим трио».

– Западная Конференция впечатляет, а Восточная… мягко говоря, не очень. Не кажется ли вам, что в плей-офф должны попадать 16 лучших команд лиги независимо от принадлежности к конференциям?
– Болельщикам это точно понравится. Даже если судить только по Матчу звёзд, можно сделать вывод, что Западная конференция перегружена в этом году. И это повторяется часто. Не знаю, почему это случилось. Можно выдвигать разные предположения, но по факту Запад перегружен и сильными командами, и талантливыми игроками. Например, я не понимаю, как Горан Драгич, включённый в третью символическую сборную сезона, умудрился не попасть на Матч звёзд. «Финикс» выиграл 48 матчей из 82 и не вышел в плей-офф. Это абсурд.

– Так вы официально поддерживаете отказ от деления на конференции?
– Э, нет. По крайней мере, не на примере прошлого сезона. Я читал одну статью об этом и согласен с изложенными в ней доводами. Ведь в таком случае во втором раунде нам пришлось бы играть с «Портлендом». Для болельщиков это, конечно, было бы интересно, но для команд и игроков – очень изнурительно.

– У вас дома есть что-то напоминающее о шестом матче финальной серии 2013 года и знаменитом решающем подборе в нём?
– Дома? Нет.

– Неужели? Вы бы могли заказать картину с изображением этого эпизода...
– Да ладно. Это просто был один из игровых моментов. Сейчас мне не нужно что-то, напоминающее об этом. Все эти важные эпизоды своей карьеры я сложу в архив и буду пересматривать на старости лет.

– Это было в шестом матче серии. А в седьмом вы не набрали ни одного очка, но «Майами» выиграл в напряжённой борьбе. Победителей не судят, и никто не вспоминает о том, что вы ничего не забили. Но можете себе представить, что бы говорили о вас люди, если бы «Хит» проиграли?
– О нашей команде?

– О вас лично.
– Легко. Сказали бы, что я позорно подвёл команду в самый наиважнейший момент. Я тогда быстро набрал много фолов. И вся моя карьера как бы вернулась в исходную точку. Один из моих первых тренеров в «Торонто» Сэм Митчелл не уставал повторять мне: «Если ты не забиваешь, то должен отрабатывать в защите». Когда я получил много фолов, то поначалу стал паниковать. Пришлось заставить себя успокоиться и абстрагироваться от важности матча. Можно сказать, у меня бы психологический поединок с самим собой. И во второй половине я был настроен принести пользу команде. Я получил возможность для броска и не попал. А потом поставил хороший заслон для Уэйда, и он забил. Тогда я понял, как нужно действовать, и осознал, что уже не наберу очков в тот день.

– В самом деле осознали?
– Я это понял за восемь минут до окончания третьей четверти и сказал себе: «Ну всё, сегодня я, скорее всего, уже не забью». Я принял этот, как данность, и постарался быть полезным в других аспектах игры. «Сан-Антонио» стал всё чаще заигрывать Данкана, и мне нужно было его остановить.

– В шестом матче Данкан на славу поработал в трёхсекундной...
– О, да. Потому-то в седьмом матче я защищался против него намного лучше.

– В раздевалке «Майами» после вашего поражения в финале прошлого сезона ожидали увидеть слёзы, разборки, летающие предметы, но всё было тихо. Только пара игроков обменивалась шутками о перипетиях поездки. Казалось, что вы все испытывали облегчение...
– Так оно и было.

– Разве можно чувствовать одновременно облегчение и разочарование?
– Уже само попадание в финал в четвёртый раз подряд было изматывающим. Все вокруг только и говорили о третьем титуле подряд. Но оправдывать чьи-то ожидания нелегко. Возможно, это было увлекательно в первом сезоне, но в третьем и четвёртом стало очень и очень сложно. После второго матча финальной серии, я бы уверен, что мы победим. А потом нас просто размазали по домашнему паркету…

– Вы были близки к тому, чтобы повести в серии 2-0...
– В каждой серии есть ключевые моменты. «Спёрс» поняли, когда он наступил для них, и не упустили свой шанс. Нас шокировали три поражения подряд. В пятом матче отступать было некуда, но всё закончилось быстро. Но мне уже приходилось проигрывать в финале. Поэтому я был сосредоточен на том, чтобы поддержать остальных игроков. Нам было чем гордиться, даже несмотря на проигрыш.

– А когда вы проиграли финал в первый раз...
– Тогда было очень больно.

– Вы заплакали и были беспощадно раскритикованы за это. Хотя тот эпизод показал лишь, что вы человек, а не робот.
– Если бы я знал, что меня в тот момент снимают, то не позволил бы себе быть человеком. Но тогда я не думал о камерах. Помню, что я увидел оператора и подумал: «Вот блин». Потому что в том сезоне я знал, что нас уничтожат за поражение. Я тогда был похож на себя в детстве. Маленьким тоже постоянно плакал, потому что ненавидел проигрывать.

– Спортсмены обычно тщательно контролируют своё поведение и дают обдуманные ответы на вопросы, но стоит им проявить слабость, как начинаются нападки. Это раздражает?
– Конечно. В том матче я отдал всего себя. В голове была только одна мысль: «Это несправедливо». Тогда я хотел победить любой ценой, но это, наверное, было бы неправильно. Я был ошеломлён, но какое-то время сдерживал эмоции, а потом они вырвались наружу. К горечи поражения добавились мысли о предстоящем локауте, и всё это просто убивало меня. Вот я и не выдержал.

– После ухода Леброна вы сказали, что «Майами» может побороться за титул. Сейчас у вас 10 побед и 12 поражений. Вы всё ещё верите в свой прогноз?
– Верю. Первая четверть сезона оказалась не самой успешной для нас. Думаю, дело в психологии игроков. Уверен, что мы можем побеждать, но для этого нужно играть в свой баскетбол. У нас нет права на ошибки. Обыграть более сильные команды мы сможем только за счёт самоотдачи и тяжёлой работы. Каждый раз когда видишь игру «Сан-Антонио» в регулярном чемпионате, то при всём к ним уважении не думаешь «И это команда чемпионов?». Но потом приходит плей-офф, и они закатывают всех в асфальт. Потому что игроки понимают систему игры команды и воплощают её на площадке вместе. Сейчас в баскетболе наступило то время, когда всё решают командные взаимодействия, поскольку одному игроку трудно и много забивать, и надёжно играть в обороне. Игра стала слишком быстрой.

– Кроме того, ведь работа в обороне очень изнуряет. И если команда не играет в пас, то шансов на победу почти нет.
– Так и есть. Нужно доверять партнёрам. Игроки «Спёрс» безоговорочно верят друг другу. Они показывают лучший баскетбол, который я видел в своей жизни. И я сказал им об этом после поражения в финале. Вот поэтому я и не был слишком расстроен. Если уж нас победили, то победили те, кто это заслужил по праву. И я уважаю это.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 22
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг