Леброн Джеймс сравнил отцовство с работой тренера
Фото: Getty Images
Текст: Юрий Усынин

Джеймс: в НБА мало думающих парней – только Пол, Данкан и Уэйд

Леброн Джеймс – о профессиональной карьере, семье и отцовстве, планах на будущее, а также насущных проблемах и перспективах НБА.
5 января 2015, понедельник. 21:30. Баскетбол
В 17 лет Леброн Джеймс впервые попал на обложку издания Sports Illustrated. К 25 годам завоевал первую в карьере награду самому ценному игроку регулярного чемпионата НБА и уверенно шёл ко второй. 30-летний юбилей один из лучших баскетболистов современности встречает в статусе двукратного чемпиона ассоциации, набрав темп, который в будущем может позволить ему выйти в лидеры практически по всем основным статистическим категориям. Все эти достижения, впрочем, не выбили почву из-под ног лидера «Кливленда». Джеймс до сих пор считает своей главной победой сам факт попадания в сильнейшую лигу планеты, восхищается долгоиграющей карьерой Коби Брайанта и уверен, что чрезмерное влияние звёзд наносит удар по самой сути баскетбола как командной игры.

– Что лично для вас значит этот юбилей – 30 лет?
– Это просто очередной этап моей жизни. С удовольствием проживаю каждый новый день. Рад, что имею возможность заниматься любимым делом. Мне 30 лет, я уже не мальчик, но раз продолжаю успешно играть в баскетбол, значит, в прежние годы я всё делал правильно.

– Будучи подростком, задумывались над тем, сколько вам лет, или эти мысли приходят в более зрелом возрасте?
– Честно говоря, я и сейчас не думаю об этом слишком часто. Когда я родился, моей маме было только 16 лет, а её старшему брату – 36. Нас можно было смело назвать молодой семьёй. Я всегда был окружён довольно молодыми родственниками, с которыми у меня была небольшая разница в возрасте. Тем не менее я всегда хотел оказаться в ситуации, когда уже сам смогу помогать семье. В начале четвёртого десятка жизни у меня трое детей, за взрослением которых я наблюдаю день ото дня, помогаю им чем могу, стараюсь воспитать их хорошими людьми – для меня это главное.

– Что бы вы могли сказать себе молодому, будь такая возможность?
– Я бы посоветовал быть готовым к неудачам, к тому, что каждое падение на пути будет сопровождаться негативом. Но я бы не стал ничего менять. Ничего. Очевидно, какие-то вещи можно сделать лучше, но самое главное – это идти вперёд, именно это делает тебя тем, кем ты хочешь быть. Это единственное, что сделает тебя мужчиной, единственное, что сделает тебя сильнее. Лучший учитель в жизни – это опыт. Все те вещи, через которые я прошёл и на паркете, и вне его, помогли мне стать тем, кем я являюсь сегодня.

Вы знаете ребят, которые любят колотить данки, забивают с сумасшедших дистанций, умело расталкивают всех под кольцом. Однако никто не вспоминает о тех, кто действительно умеет думать на паркете.
– Если опыт – это лучший учитель, то какой его урок оказался самым полезным?
– Пожалуй, главное то, что в случае неудачи вы должны понять и запомнить, что сделали не так, дабы не повторять своих же ошибок. Мне повезло в жизни в том плане, что из-за некоторых неудач у меня появлялись другие возможности достичь цели, но ведь далеко не у всех так происходит. Порой людям вообще даётся один-единственный шанс без права на ошибку. Если вы чисты сердцем, то удача должна повернуться к вам лицом и предоставить возможность восполнить упущенные возможности в другой раз.

– Достижения вашей карьеры совпадают с ожиданиями, которые были у вас в её начале?
– Главная моя победа – попадание в НБА. Я оказался победителем в тот момент, когда на драфте назвали мою фамилию. О большем я и не думал просить. Конечно, я хотел побеждать, совершенствоваться, выиграть чемпионат, стать лучшим игроком в лиге, но по-настоящему я почувствовал себя победителем именно в тот момент. В тот же день в лигу пришли ещё несколько десятков парней, и я знал, что не должен воспринимать это событие как должное.

– Насколько вы изменились как игрок за 10 лет?
– Возможно, не все замечают, но могу сказать, что моя игра претерпевала серьёзные изменения три или четыре раза за 12 лет моей карьеры. Я стал более разносторонним игроком, изменился в психологическом плане, а также повысил свой баскетбольный IQ. В 20 лет я хоть и был умным парнем, но просто наслаждался игрой. Опыт, полученный за эти годы, заставил меня по-другому мыслить на площадке. Также сейчас я стал больше заботиться о своём физическом состоянии, здоровье.

– Как думаете, насколько изменится ваша игра, скажем, лет через пять?
– Будем откровенны: время невозможно повернуть вспять. Его не заботит, насколько вы известны, занимаетесь ли вы йогой, как много времени уделяете здоровью, – оно продолжает идти несмотря ни на что. Время невозможно обмануть. Мне же остаётся только прислушиваться к своему телу и тренировать его.

– Что вы имели в виду, когда в декабре после игры с «Нью-Орлеаном» сказали, что помимо атлетизма есть масса других аспектов игры, в которых вы можете помочь своей команде?
— Не думаю, что сейчас я становлюсь менее атлетичным игроком, чем был раньше. Конечно, я уже не думаю о том, как бы повыше выпрыгнуть и помощнее забить сверху, как это было лет 10 назад. Я хотел донести до людей, что в баскетболе не всегда побеждает самый физически одарённый игрок. Конечно, превосходство, данное мне от природы, помогает на паркете, но это далеко не все козыри, которые у меня имеются. Хочу, чтобы люди видели во мне умного баскетболиста, а не просто физически одарённого.
Леброн Джеймс
Фото: Getty Images

Леброн Джеймс


– То есть вы предпочитаете на паркете превосходить оппонента в понимании игры, чем в простой физической силе?
– У умного баскетбола есть свой недостаток – он не позволяет попадать в нарезку лучших моментов игрового дня (смеётся).

– Согласны с тем, что умные баскетболисты не получают должного признания со стороны болельщиков?
— Об этом почти никто не говорит. Можно даже сказать, вообще не говорят. Вы знаете ребят, которые любят колотить данки, забивают с сумасшедших дистанций, умело расталкивают всех под кольцом. Однако никто не вспоминает о тех, кто действительно умеет думать на паркете.
Наверное, это оттого, что таких парней мало. Я могу назвать только троих – Крис Пол, Тим Данкан и Дуэйн Уэйд. Они знают, что произойдёт на площадке ещё до того, как это случается. Это уникальное, редкое умение. Беда в том, что их подавляющее меньшинство в сравнении с теми, кто просто умеет летать над кольцом.

– Коби Брайант недавно обошёл Майкла Джордана по количеству набранных очков за карьеру. Однако к 30 годам он набрал куда меньше вас. Задумываетесь над тем, какое место в этом рейтинге займёте по итогам карьеры?
– Честно говоря, понятия не имею насчёт этих цифр. Однако могу сказать: у Коби самая длинная из всех коротких карьер. Я думаю об этом постоянно: что я буду делать в 35 лет, смогу ли я дойти до того, где сейчас находится Коби? Как мне настраиваться на игры? Всё так же сильно я люблю игру? Понятно, что я об этом много думаю. Иначе и быть не может. Я выступал в лиге 12 лет, и большая часть карьеры позади. Понятно, что оставшийся путь пойдёт по нисходящей. Я осознаю это.

– Какое наследие вы хотите оставить после себя в лиге?
– Пожалуй, хочется, чтобы и по окончании карьеры тебя не забывали, обсуждали. Хочу, чтобы меня запомнили хорошим партнёром, работягой, тем, кто выкладывался в каждом матче, стараясь помочь партнёрам добиться победы. Надеюсь, что по окончании карьеры смогу сказать, что я оставил след в истории и в памяти болельщиков. Думаю, что я в долгу перед баскетболом, так как он дал мне всё, что имею в этой жизни.

Я выступал в лиге 12 лет, и большая часть карьеры позади. Понятно, что оставшийся путь пойдёт по нисходящей. Я осознаю это.
– Для вас имеет значение, станете ли вы лучшим игроком в истории?
– Это будет важно до тех самых пор, пока я выхожу на паркет (улыбается). В каждом матче я стараюсь показать лучшую игру, которую когда только видели зрители и специалисты. Это продолжение моей жизненной линии, в соответствии с которой я стараюсь быть лучшим человеком, каким только могу быть, лучшим отцом. У меня есть возможность стать частью чего-то великого, пока я продолжаю играть. Поэтому я стараюсь максимально воспользоваться предоставленной возможностью.

– Во время последнего локаута вы принимали активное участие в обсуждении условий нового коллективного соглашения. Хотите, чтобы для следующих поколений баскетболистов НБА была ещё более привлекательной лигой?
– Да, конечно. Я люблю саму игру и буду безвозмездно делать всё, что в моих силах, ради её блага. Игра в НБА позволяет нам путешествовать по всему миру, обеспечивать всем необходимым свои семьи. Я отдаю всего себя баскетболу и надеюсь, что и после меня он будет только прогрессировать, а новые поколения игроков будут продолжать делать его лучше.

– Что бы вы хотели ещё изменить в лиге? Чего ей сейчас не хватает?
– Основы игры. Как я уже говорил, сейчас очень мало парней, который умеют по-настоящему думать на паркете. Именно это должно быть основой для любого игрока, а не физическое превосходство, как большинство полагает.

– Отчего, на ваш взгляд, так происходит?
– Даже не знаю. Может быть, тренеры, которые учат начинающих игроков не тому, чему нужно. Безусловно, я не хочу косить всех специалистов под одну гребёнку. Когда я только начинал играть, нас учили, что в основе всего – команда. Сейчас всё немного по-другому. Этот правильный посыл почему-то потерялся. Например, в моём детстве тренер никого не выделял, всегда хвалил или ругал всю команду, делая акцент не на личных достижениях, а на результате и игре всей команды.

– Баскетбол с течением времени становится акцентированным на индивидуальности?
– Да, это заметно. Плохо, что с детства тренеры стараются строить команды вокруг лидеров, делая из них первую скрипку, предоставляя им большую свободу. Отнюдь не всегда такая стратегия делает сильнее всю команду. Они перестают объяснять молодым парням, что баскетбол – командная игра. Ни один даже самый уникальный игрок не сможет в одиночку выиграть не то что чемпионат, но даже индивидуальную награду. Конечно, эгоистичная игра поднимет его шансы, но без партнёров всё равно ничего не получится. Лично я всегда подчёркивал, что если я что-то делаю на площадке, то исключительно в интересах команды, а не в своих личных.

– Вы также затрагивали тему того, кем вы себя видите за пределами площадки. Понимание этого приходит ближе к 30 годам?
– Думаю, что это приходит вместе с взрослением. Вы начинаете задумываться, кто вы, что собой представляете в общечеловеческом плане. Любому человеку требуется время, чтобы это понять. Смотрите на себя в зеркале и понимаете, к чему ещё стоит стремиться, а чего вы уже достигли. Всегда нужно стараться становиться лучше, чем вы есть в данный момент.

– Когда вы стали мыслить подобным образом?
– Сложно назвать один момент, когда пришло понимание этого. Пожалуй, важным шагом к переосмыслению жизни был переезд в Майами, когда я уехал от своей семьи, был выдернут из зоны комфорта. Посмотрел на многие вещи под другим углом.

– Ваш первый ребёнок родился, когда вам не было ещё и 20 лет. Ваша роль как отца сильно поменялась с тех пор?
– (Смеётся.) Понимание, что к чему, происходит на ходу, так как никакая книга не научит вас быть родителями. При этом к каждому ребёнку нужен свой подход, так как все они имеют разный характер. Знаете, это похоже на роль тренера в команде. К каждому игроку требуется свой особенный подход, и тогда вы добьётесь от него желаемого.

– Каким основным жизненным принципам вы учите своих детей?
– Хочу донести до них важность в любой ситуации оставаться самим собой. Каждый человек за пределами своего дома представляет не только себя, но и свою семью. За каждым решением следуют последствия. Конечно, необходимо предоставлять им свободу, давая самим набраться опыта, но я также хочу, чтобы они не боялись говорить со мной о проблемах. Иногда чужой опыт оказывается очень полезным.

– Вы уже думаете о том, какой будет ваша жизнь вне баскетбола?
– Понятно, что новая глава жизни будет совершенно не похожа на предыдущую. Чувство товарищества по отношению к партнёрам по команде, борьба с соперниками, трепет, который вы испытываете, выходя играть перед 20-тысячной аудиторией, – эти ощущения ничто не сможет заменить. Я это прекрасно понимаю. Не знаю, какой будет моя жизнь после всего этого, но мне ещё предстоит это узнать.
Леброн Джеймс
Фото: Getty Images

Леброн Джеймс

Источник: Bleacher Report
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг