Пол Сайлас
Фото: Getty Images
Текст: Андрей Белик

Обмен Сайласа вынудил легенду «Бостона» работать таксистом

Наблюдая за игрой студента по имени Билл Расселл, Пол Сайлас и подумать не мог, что со временем станет ключевым игроком «Бостона».
6 января 2015, вторник. 20:30. Баскетбол
Любоваться за окном автомобиля по пути от Шарлотт к западному берегу озера Норман практически нечем. Но на подъезде к цели путешествия пейзаж оживает – следом за несколькими неиспользуемыми в сельскохозяйственных целях полями трасса регионального значения №16 круто поворачивает, и следы цивилизации с каждой сотней метров становятся всё более заметными. Чаще попадаются дома, напоминающие европейские замки времён позднего Средневековья. Один из них в своё время приобрёл Пол Сайлас, даже не мечтая о назначении на пост главного тренера «Бобкэтс». Перед тем как возглавить один из слабейших коллективов ассоциации, специалист посещал матчи регулярного чемпионата НБА в качестве рядового зрителя и сумел наладить отношения с владельцем клуба Майклом Джорданом. «Знаешь, а ты мог бы стать нашим тренером», – однажды произнёс легендарный защитник, и Сайлас воспринимал эти слова как проявление уважения и вежливости ровно до того момента, как у него на столе оказалось конкретное предложение.

Это назначение имело смысл – не так просто было найти безработного специалиста с аналогичными резюме, статусом и влиянием. За шесть десятилетий, что Сайлас был связан с профессиональным баскетболом, он испытал все возможные взлёты и падения. В качестве игрока становился чемпионом НБА в составе «Бостона» в 1974 и 1976 годах, будучи одним из ключевых исполнителей команды наряду с Джоном Хавличеком и Дэйвом Коуэнсом. Ещё один титул он завоевал в 1979-м с «Сиэтлом», ведомым защитниками Деннисом Джонсоном и Гасом Уильямсом, в качестве ветерана, способного помочь партнёрам не только делом, но и словом. Не обладая достаточным для игры на позиции тяжёлого форварда ростом, Пол, тем не менее, существенно опережал время по части агрессии на щитах и силовой манеры игры, до сих пор пребывая в числе лучших подбирающих игроков за всю историю существования ассоциации. В то же время в качестве наставника он установил антирекорд всех времён и народов: его «Шарлотт» в сокращённом из-за локаута сезоне-2011/12 выиграл только 7 матчей из 66.

В детстве меня нельзя было назвать человеком жёстким или агрессивным. Парни знали мои слабые стороны и едва ли не в каждой игре выбивали из меня дух
Практически со всеми величайшими баскетболистами всех времён – Джорданом, Биллом Расселлом, Уилтом Чемберленом, Каримом Абдул-Джаббаром, Коби Брайантом, Леброном Джеймсом – Сайлас непременно пересекался. С того момента как Пол впервые ступил на паркет в матче НБА (а было это в далёком 1964 году), лига изменилась до неузнаваемости, и это перевоплощение происходило буквально на глазах у нашего героя. Пол всё ещё помнит, как в 60-х генеральный менеджер «Сент-Луис Хоукс» Марти Блэйк советовал ему заключить контракт с «Гарлем Глоубтроттерс», чтобы зарабатывать $ 10 тыс. вместо 9, и не стесняется говорить о том, как, будучи главным тренером «Кливленда» уже в начале нового тысячелетия, не задумываясь мог устроить перебранку с рассерженным баскетболистом и использовать в беседе на повышенных тонах новомодные нецензурные выражения.

«Мне 71 год, и я уже не очень хорошо помню имена тех или иных ребят», – предостерёг Сайлас, перед тем как рассказать бесчисленное множество историй, в мельчайших подробностях

обрисовывающих специфику жизни баскетболиста и главного тренера, как в наше время, так и несколькими десятилетиями ранее. В 1981-м Пол возглавлял «Сан-Диего Клипперс», и некий бизнесмен по имени Дональд Стерлинг, приобретая калифорнийский клуб, пообещал сделать из захудалой организации клуб с чемпионскими амбициями. В стартовом матче регулярного чемпионата сезона-1981/82 с «Хьюстоном» команда имела комфортное преимущество в счёте, и Стерлинг за 11 секунд до финальной сирены на радостях сбросил пиджак, пересёк площадку и принялся обнимать наставника. «Он буквально запрыгнул мне на руки. Естественно, я был шокирован и попросил его больше так не делать. Арбитры „наградили“ нас техническим фолом, но, к счастью, „Рокетс“ в любом случае уже не могли спастись».

Стал ли тот момент самым запоминающимся в карьере Сайласа? Конечно, нет. Это даже не самое яркое воспоминание о годах, проведённых у руля коллектива из Калифорнии.

«Нам, людям баскетбола, в любой ситуации необходимо сохранять оптимизм, – делится Сайлас мудростью, со временем превратившейся в жизненное кредо. – Игроки и тренеры не относятся к спорту как к бизнесу, но понимают, что вокруг постоянно происходят определённые процессы. Независимо от того, прав ты или нет, всё течёт и меняется, а относиться к этому лишь с негативом нельзя. Необходимо верить, что тебе дадут ещё один шанс, и ты им воспользуешься».

***


Все уважающие себя баскетболисты в межсезонье собирались на площадке Дефремери Парк в западной части Окленда. Будучи ещё ребёнком, Сайлас в середине 50-х ежедневно наблюдал, как Билл Расселл сутки напролёт играл с друзьями в формате «три на три». Легендарный центровой «Бостона» старше Пола на девять лет, и на тот момент был звездой студенческой команды университета Сан-Франциско. «Обыграть его казалось невозможным. Разве что под вечер кому-нибудь удавалось справиться с командой Билла хотя бы разок, да и то лишь потому, что он чертовски устал». Впоследствии наш герой пошёл по стопам старшего товарища и помог команде старшей школы Макклиммондс завершить три сезона с соотношением побед и поражений 68-0. Впрочем, в отличие от Расселла, профессиональная карьера Сайласа начиналась гораздо скромнее.

Семья Пола частенько переезжала с места на место. Появился на свет он в Арканзасе в 1943 году и вернулся в родной штат в шестилетнем возрасте, успев немного пожить в Нью-Йорке и Чикаго. Отец Сайласа, Леон, страдал от алкогольной зависимости, и жалкое зрелище, состоявшее в пребывании главы семейства на диване в состоянии беспамятства, было обыденным явлением. Спустя два года родители будущего баскетболиста и тренера перебрались в Окленд, где мальчик с удивлением обнаружил, что в Калифорнии жизнь течёт совсем иначе, а люди куда теснее общаются друг с другом, независимо от происхождения, социального статуса и цвета кожи. «Мне пришлось привыкать к белым учителям и общаться с белыми ребятишками», – вспоминает Пол.

Когда он впервые взял в руки мяч, то уже прилично превосходил сверстников в росте, но понятия не имел, что с этим самым мячом нужно делать. Именно поэтому Сайлас и убивал час за часом свободного времени, наблюдая за игрой Расселла, усвоив немало баскетбольных премудростей ещё до того момента, как удостоился права присоединиться к более искушённым парням на площадке. «В детстве меня нельзя было назвать человеком жёстким или агрессивным, – признаётся Пол. – Парни знали мои слабые стороны и едва ли не в каждой игре выбивали из меня дух». Этот урок оказал существенное влияние на дальнейшую жизнь начинающего спортсмена: он научился отвечать ударом на удар задолго до того, как осознал, что достаточно быть агрессором самому, чтобы наводить страх на визави и избегать грубостей по отношению к товарищам по команде.

Последний год перед выпуском из школы Сайлас провёл на высочайшем уровне – набирая в среднем более 30 очков за игру, он удостоился награды лучшему игроку штата Калифорния. Но, как и прежде, отец не проявлял к достижениям отпрыска ровным счётом никакого интереса. «Я никогда не понимал, почему он не может просто взять и прийти на игру с моим участием», – сетует Пол. Тем не менее парень хотел, чтобы Леон принимал активное участие в его жизни и гордился сыном, а потому обратился к нему за помощью и советом при выборе колледжа. Глава семейства, работавший проводником в пассажирских поездах и нередко бывавший в Омахе, во все времена являвшейся важной транспортной развязкой, настоял на Крейтоне.

Проявить себя с лучшей стороны Сайласу удалось на второй год пребывания в колледже – в начале 60-х новички студенческих команд зачастую пропускали весь дебютный сезон, лишь принимая участие в тренировках и наблюдая за действиями старших товарищей. Пол набрал 22 очка и совершил 29 подборов (на три больше, нежели все оппоненты вместе взятые) в своём первом официальном поединке NCAA с Колорадо Колледж. Он мог забивать, но его визитной карточкой стала именно борьба на щитах. Дон Нельсон, ничего толком не знавший о Сайласе до первой очной встречи на паркете, впоследствии нахваливал парня, как мог. «Пол был одним из лучших игроков, которым мне вообще доводилось противостоять. Он от всей души надрал мне задницу».

К тому моменту Сайлас уже уяснил, что заинтересовать профессиональный клуб сможет лишь в том случае, если один из аспектов его игры будет по-настоящему элитным. Он остановил выбор на подборе не только потому, что борьба за мяч давалась ему лучше всего, но и из-за серьёзной травмы колена, ударившей по технике и точности его броска. «Колено не позволяло как следует работать над броском и усовершенствовать его. Я не мог попадать в прыжке, как другие ребята, поэтому мне пришлось искать иные пути – в частности, тренировать крюк и делать ставку на проходы».

На второй год обучения в колледже Крейтона Сайлас был единственным темнокожим игроком в баскетбольной команде. И, разумеется, едва ли не самые неприятные воспоминания той поры связаны у него с выездными матчами с коллективами из Мемфиса – города, известного расовой нетерпимостью. Забравшись на заднее сиденье такси вместе с товарищами, Пол, к своему удивлению, услышал поток брани от водителя, не обратившего внимание, кто сел в его машину. «Посмотрите на этого черномазого, едущего за нами, – произнёс шофёр, не осознавший, что говорит о своём клиенте, а не о другом водителе. – Ниггер не должен так лететь по дороге». Затем таксист обернулся и увидел Сайласа. Осознав оплошность, он даже не попытался извиниться за несдержанность. «Он покосился на меня и отвернулся, не сказав ни слова».

***


Студенческую карьеру Сайлас завершил с показателем 21,6 подбора в среднем за игру, но понятия не имел, что за ним следят представители «Сент-Луиса». Об интересе со стороны «Хоукс» молодой форвард узнал, лишь когда был выбран под общим десятым номером драфта 1964 года. Главной звездой команды в то время был Боб Петтит, один из самых выдающихся бойцов «краски» на заре становления НБА, и, естественно, он прилично повлиял на подающего надежды баскетболиста, помогая ему развивать талант рибаундера. Во время броска соперника Пол предпочитал стоять у лицевой линии или непосредственно за ней, и лишь затем включался в борьбу под щитом. Это предоставляло ему возможность и пространство для манёвра, а также давало неплохие шансы оказаться в нужный момент аккурат между мячом и визави – стоило «большому» успеть поставить спину, и отскок гарантированно оставался за ним.

Вдобавок ко всему Петтит объяснил молодому Сайласу, как необходимо действовать, чтобы забирать мячи не только в защите, но и в нападении, в чём форвард в дальнейшем преуспел. «Боб – один
Наши беседы с Ауэрбахом были особенными, искренними. Ред относился ко мне с уважением, и во многом благодаря ему мне стало нравиться место, куда меня забросила судьба
из тех парней, которые научили меня бороться на чужом щите и на своём примере показали, как при этом нужно использовать свои габариты, где ставить плечо, как сдерживать оппонента и не опускать при этом руки».

Адаптация Пола к взрослому баскетболу получилась на редкость быстрой и безболезненной. Его тело было готово к сражениям с взрослыми мужчинами и постоянной толкучке под кольцом. В те далёкие годы многим командам не хватало снайперов с поставленным броском с дистанции, и большинство тренеров насыщало трёхсекундную зону, чтобы усложнить жизнь таким исполнителям, как Уилт Чемберлен. «Уилт – не тот игрок, который просто сбивает тебя с ног и усаживает на пятую точку. Он был жёстким парнем, но не настолько, чтобы его действительно боялись. К тому же я старался играть с ним лицом к лицу, что помогало мне здорово подбирать в поединках против его команд. Более того, я крайне редко позволял Чемберлену блокировать свои броски и, напротив, не раз и не два выигрывал у него битву за отскок в нападении. Словом, всё было замечательно, если бы не одно „но“ – стоило ему получить мяч, как я ничего не мог с ним поделать».

Играть в составе «Хоукс» Сайласу определённо нравилось. Он нашёл общий язык с Ленни Уилкенсом, Биллом Бриджесом, Жельмо Бити, Джо Колдуэллом и остальными партнёрами по команде. Во всех пяти сезонах с Полом в составе «Сент-Луис» непременно выходил в плей-офф, но ни разу не добрался до финальной серии, год за годом уступая дорогу калифорнийским клубам, будь то «Лос-Анджелес Лейкерс» или «Сан-Франциско Уорриорз». В 1968-м организация перебазировалась в Атланту, и спустя год форвард был обменян в «Финикс».

Цвета коллектива из Аризоны уже в меру опытный баскетболист защищал в общей сложности три чемпионата. Всё это время главный тренер «Санз» Коттон Фитцсиммонс требовал от Пола непрерывной работы над броском, вынуждая форварда чаще атаковать кольцо соперника. «Я действительно стал лучше в данном компоненте. Мой бросок, как и прежде, был отнюдь не идеальным, но прогресс оказался ощутимым». К сезону-1971/72 средняя результативность Сайласа выросла почти в три раза (17,5 очка за игру против 6), следствием чего стало первое в его карьере приглашение на Матч звёзд.

Спустя несколько месяцев, впрочем, Пол с удивлением узнал, что его обменяли в «Бостон». Чувствуя себя комфортно в Аризоне, Сайлас даже приобрёл дом в пригороде Финикса и планировал обосноваться там на долгие годы. Ситуация сложилась такая, что у «Санз» попросту не осталось иного выбора. Клуб намеревался заключить соглашение с талантливым защитником Чарли Скоттом, на тот момент выступавшим в составе клуба АБА «Вирджиния Сквайрз». Права на баскетболиста в НБА принадлежали «Селтикс», и Ред Ауэрбах был готов расстаться с оными только за компенсацию в виде контракта форварда. «Было очень неприятно. Я не хотел никуда ехать, и Ауэрбах вёл переговоры непосредственно со мной, пытаясь убедить, что я ничего не теряю и ничем не рискую. Мне же было нечего сказать. Я не хотел ничего менять».

***


Невзирая на устойчивое нежелание Сайласа ехать в Бостон, Ауэрбах пообещал нашему герою приложить все усилия, чтобы помочь ему обустроиться на новом месте и найти свою зону комфорта. «Я немало говорил с ним о баскетболе и жизни. Да обо всём что угодно. Наши беседы были особенными, искренними. Ред относился ко мне с уважением, и во многом благодаря ему мне стало нравиться место, куда меня забросила судьба». В своё время Расселл рассказывал Полу, что жизнь непосредственно в Бостоне для любого афроамериканца складывается непросто, но Пол нашёл выход из ситуации, обосновавшись по соседству с мегаполисом, в небольшом городке Нидхэм, где он мог наслаждаться тишиной и уединением от насущных проблем общества. К тому же со временем он понял, что большинство болельщиков «Селтикс» куда больше интересуется цветом его майки, нежели кожи. «Мы были отличной командой, и люди нами действительно восхищались».

В то время «Селтикс» шли к своему первому чемпионскому титулу после ухода Расселла на пенсию, а костяк команды составляли Джон Хавличек, Джо Джо Уайт и Дэйв Коуэнс. Перед началом сезона тогдашний наставник «Бостона» Томми Хейнсон сообщил Сайласу, что видит того в стартовой пятёрке. «Пол, я знаю, ты ожидал не этого, – вспоминал впоследствии специалист свою речь в раздевалке. – Но здесь, в этом городе, каждый понимает, насколько существенной является роль „шестого“ игрока, а ты в моём понимании являешься идеальным резервистом. Могу гарантировать тебе одно – в концовках матчей, когда это действительно необходимо команде, ты будешь в игре, а не на скамейке запасных».

Видение Хейнсоном роли форварда в команде оказалось правильным. «К концу года он попал на обложку журнала Sports Illustrated, за то что был признан лучшим „шестым“, а ведь поначалу ему этот статус не слишком нравился. Пол не считался выдающимся снайпером или бомбардиром, но баскетболистом он был по-настоящему универсальным, умел защищаться, подбирать и пасовать. В темповом баскетболе он мог набирать очки не хуже других. Считаю, что за годы профессиональной карьеры Сайлас выжал из своих способностей и организма абсолютный максимум».

В первой «регулярке» после обмена с участием Сайласа «Селтикс» одержали 68 побед, но уступили «Нью-Йорку» в финале Восточной конференции. В лице Коуэнса форвард встретил идеального партнёра по передней линии – будучи игроками недостаточно высокими для своих позиций, оба они, тем не менее, отличались бескомпромиссным поведением на площадке и оставляли на ней все силы. «Секрет успеха той или иной команды заключается не столько в уровне тренеров или менеджеров, сколько в создании предельно комфортных условий для баскетболистов и предоставлении им возможности оказываться в том месте, где они могут быть наиболее полезными. Присутствие Пола на паркете позволило мне раскрыться в качестве игрока периметра, потому что он мог взвалить на себя обязанности бойца трёхсекундной зоны и отменно подбирал мяч в нападении. Кто бы с ним ни защищался, этот парень был занят на всё владение и ни разу не мог позволить себе вздохнуть свободно». Словом, Дэйв уводил за собой центровых соперника подальше от кольца, что освобождало пространство для Сайласа и развязывало тому руки.

В следующем году дела «Селтикс» по ходу чемпионата шли уже не так гладко – команда выиграла всего 56 встреч, но подопечным Хейнсона удалось преодолеть препятствие в лице «Никс» и выбраться в главную серию сезона. Противостояли в ней коллективу из Массачусетса «Милуоки» и непосредственно Карим Абдул-Джаббар. По ходу финала соперники обменивались победами, а легендарный полукрюк самого результативного игрока в истории НБА принёс «Бакс» жизненно необходимую викторию в шестом матче. Перед решающим сражением Ауэрбах, Хейнсон и к тому моменту уже завершивший карьеру Боб Коузи собрались за одним столом, чтобы обсудить командную стратегию на седьмой поединок. «Я не мог понять, почему „Бостон“ не делал то же самое, что предпринимали все остальные коллективы ассоциации, то есть почему они не сдваивались на Кариме», – рассказывал впоследствии легендарный разыгрывающий.

По поводу Хэйеса могу сказать следующее: у него был невероятный бросок. Я бил его и делал всё возможное, чтобы отзащищаться хоть как-нибудь, но он просто не хотел останавливаться
Спустя несколько десятилетий Хейнсон раскрыл секрет и объяснил, как он намеревался нивелировать угрозу со стороны Абдул-Джаббара. «Я был уверен, что у Карима есть определённые проблемы с физической подготовкой, которые, на мой взгляд, должны были сказываться в концовках матчей. Мы избрали индивидуальную форму защиты, чтобы выбить дух из всех его партнёров по команде и не переживать только по поводу центрового, чтобы не упустить что-то более значимое». Перед седьмым матчем наставник «Селтикс», впрочем, отказался от первоначальной задумки. «Я решил поступить так не потому, что считал использование „дабл-тимов“ более продуктивным. Я всего лишь предполагал, что резкая смена системы нашей защиты застанет „Милуоки“ врасплох и соперник окажется не готов перестроиться уже по ходу встречи».

В седьмом поединке Абдул-Джаббар всё равно исхитрился набрать 26 очков и совершить 13 подборов, но «Бакс» это никоим образом не помогло – как таковой борьбы за чемпионский титул до последних секунд не вышло. «Карим не сумел довести начатое до логического завершения, вот и всё, – считает Сайлас. – Когда мы выиграли ту встречу, то устроили славную вечеринку, обливались напитками и просто радовались жизни. Мы с Дэйвом сидели в сторонке, наблюдая за всеобщим весельем и не говоря при этом ни слова. Всё было настолько замечательно, что под конец мероприятия я рассказал своему товарищу, как мне всё-таки повезло стать игроком „Селтикс“. С того момента я не представлял себя в майке другого коллектива».

***


Сделать чемпионский дубль «Бостону» не было суждено – годом позже Сайлас и компания не справились с «Вашингтоном» в финале Восточной конференции. Впрочем, уже в сезоне-1975/76 «Селтикс» сражались за перстни с «Финиксом», а пятый матч той серии вошёл в историю как один из самых драматичных и неоднозначных за всё время существования профессионального баскетбола в Северной Америке. При счёте 95:95 под занавес основного времени Пол попросил судей предоставить его команде право на тайм-аут, которых в распоряжении игроков и тренерского штаба к тому моменту уже не было. Арбитры оставили данный эпизод без внимания и не наградили форварда техническим замечанием, лишив «Санз» возможности выиграть встречу точным броском с линии штрафных. Вместо этого поединок перетёк в овертайм, где было принято ещё несколько спорных и непоследовательных решений. После попадания Хавличека с сиреной об окончании второй дополнительной пятиминутки, ознаменовавшего победу хозяев со счётом 111:110, обслуживавшая матч бригада по непонятным причинам подарила коллективу из Аризоны секунду на спасение. Тут уж нервы болельщиков не выдержали – кто-то рванул выяснять отношения с людьми со свистком в руках, а другие атаковали судейский столик.

Защитник «Финикса» Пол Уэстфол (к слову, игрок чемпионского состава «Селтикс» образца 1974 года) тут же попросил «лишний» тайм-аут, был награждён «технарём», а Уайт без колебаний реализовал штрафной, что позволило «Бостону» оторваться на два очка. Благодаря этой хитрости коллектив из Аризоны выиграл пару десятков метров – мяч должен был вводиться в игру от центральной линии – и получил время на подготовку спасительной атаки.

«Томми, у нас есть непробивной фол, поэтому давай воспользуемся им и поставим на этом точку, – говорил Сайлас наставнику коллектива из Массачусетса во время тайм-аута. – Хейнсон решил защищаться по правилам, и что из этого вышло? Правильно, соперник выбросил мяч в сторону нашего кольца и попал». Действительно, Гэр Хёрд реализовал сложнейший бросок издали, переведя встречу в третий овертайм. «Идя на скамейку, я словно обезумел». В результате Пол отфолился под занавес очередной дополнительной пятиминутки, но его отсутствие на паркете не помешало «Бостону» выцарапать победу со счётом 128:126.

В следующей встрече «Селтикс» удалось сломить сопротивление «Финикса» на выезде и завоевать 13-й в истории клуба – и последний с Сайласом – чемпионский титул. Пол хотел заключить с клубом новый, более выгодный контракт, по которому он зарабатывал бы больше Хавличека и Коуэнса. «Ред сказал, что готов платить мне большие деньги, но „Денвер“ предложил невероятную по тем временам сумму. Эта причина была единственной, по которой я не мог остаться. Спустя несколько лет, общаясь с Ауэрбахом, я признал, что мне стоило остаться и выиграть ещё парочку перстней».

В результате «Бостону» пришлось обменивать форварда в коллектив из Колорадо, и именно его уход стал одной из причин, по которым Коуэнс принял решение приостановить карьеру перед началом сезона-1976/77. За время добровольной «ссылки» Дэйв успел поработать на треке и провёл некоторое время за рулём такси, прежде чем вернулся на паркет. «Решение Пола не привело меня в восторг, поскольку я считал, что вместе мы можем стать очередной командой-»династией". Мы только что выиграли финал, и я не понимал, зачем в такой ситуации что-то менять. Все пребывали в расстроенных чувствах, а я к тому же был обижен и на Сайласа, и на клуб, за то что Ауэрбах допустил подобное".

Пребывание Пола в «Денвере» было непродолжительным и не слишком успешным. В мае 1977 года он вместе с Марвином Уэбстером и Уилли Уайзом был обменян в «Сиэтл» на Тома Барлисона, Боба Уилкерсона и драфт-пик. «Суперсоникс» потерпели 17 поражений в 22 стартовых поединках следующей «регулярки», прежде чем Уилкенс сложил с себя полномочия генерального менеджера и назначил себя главным тренером. Команда на северо-западе США строилась практически с нуля, а главными её действующими лицами должны были стать Уэбстер, Джек Сикма и Деннис Джонсон. Сайласу, в свою очередь, отводилась роль своего рода посредника между рулевым, с которым форвард некогда играл в составе «Хоукс», и молодыми ребятами. В частности, он пытался помочь Джонсону, невероятно талантливому, но настолько же и проблемному защитнику. «Иногда он пытался нападать на Ленни. Как-то раз во время тайм-аута Уилкенс пытался что-то донести до Денниса, а тот перебил тренера на полуслове и решил поделиться своими соображениями в довольно эмоциональном ключе. Мне пришлось ткнуть в него пальцем и объяснить, что разговаривать подобным образом с наставниками вообще-то не стоит».

Выходить на площадку Сайласу вновь довелось со скамейки запасных, но в роли резервиста к 34 годам форвард уже обжился. «Сиэтл» завершил сезон-1977/78 с балансом 47-35, заняв всего лишь четвёртое место на Западе, но прилично пошумел в плей-офф, выйдя в финал и лишь в семи поединках уступив «Вашингтону». Расплата наступила спустя год, когда «Суперсоникс» разобрались со столичным коллективом в пяти встречах и завоевали единственный титул в истории организации. Джонсон демонстрировал потрясающий баскетбол, а Полу и Лонни Шелтону совместными усилиями удалось выключить из игры лидера «Буллетс» Элвина Хэйеса, реализовавшего лишь 40% бросков и суммарно набравшего всего 14 очков в заключительных

четвертях поединков. Тем не менее выдающийся «большой» произвёл на повидавшего многое на своём пути ветерана неизгладимое впечатление. «По поводу Элвина могу сказать следующее: у него был невероятный бросок. Я бил его и делал всё возможное, чтобы отзащищаться хоть как-нибудь, но он просто не хотел останавливаться. К тому же вся команда была готова к такому положению вещей – когда мне удавалось выводить его из равновесия, партнёры находили Хэйеса на „усах“, и попаданиями в прыжке с отклонением он поражал кольцо».

В составе «Суперсоникс» Сайлас отыграл ещё один чемпионат, на сей раз куда менее успешный. Да, коллектив из штата Вашингтон одержал на девять побед больше в поединках «регулярки», но не нашёл аргументов против «Лейкерс» в финале конференции. Пол тогда ещё не задумывался о работе главным тренером, но ему определённо нравилось быть лидером, а желание остаться в спорте в какой-либо роли никуда с годами не делось. В результате форвард получил два предложения: его звали на годичный контракт в «Даллас», нуждавшийся в опытном баскетболисте, умеющем бороться за подбор, и видели в качестве играющего тренера «Сан-Диего». Понимая, что возможность сразу же стать главным ему больше может и не представиться, наш герой предпочёл работу в «Клипперс».

Окончание следует...
Источник: Grantland.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 5
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник