Доминик Уилкинс
Фото: Reuters
Текст: Андрей Дзюба

Уилкинс: мы с Джорданом не болтали попусту, за нас говорила игра

Доминик Уилкинс – о работе комментатора, успехах нынешней «Атланты», «трэш-токе», конкурсе данков и недооценке своих достижений.
4 апреля 2015, суббота. 22:45. Баскетбол
У многих болельщиков НБА со стажем воспоминания о 1980-х и 1990-х годах вызывают ностальгию по великим противостояниям команд, ярким личностям и зрелищным конкурсам данков. Но один из лучших игроков той эпохи, Доминик Уилкинс, и сейчас остающийся в баскетболе в роли телекомментатора, как выяснилось, предпочёл бы выступать в современной лиге.

«Нужно понимать, что «Атланта» уникальна. Формула её успеха не может быть применима всеми желающими».
– Что является самым трудным в профессии комментатора?
– Переезды. А комментировать легко. Я просто рассказываю о том, что знаю. Но плотный график и путешествия по всем уголкам страны утомляют. Чувствую себя, будто снова играю.

– Чего вы ожидали от «Атланты» перед началом сезона?
– Знал, что команда себя хорошо проявит. Ещё до начала чемпионата я говорил, что «Хоукс» окажутся в топ-5 лиги, однако тогда на меня смотрели, как на сумасшедшего. Но я же разбираюсь в баскетболе и был знаком с ситуацией изнутри. Не хватало только мелких деталей. Майк Буденхольцер разработал систему, которая гарантированно даёт результат. Он стал архитектором нынешней «Атланты», и игроки восприняли его идеи. Нужно отдать должное всем без исключения баскетболистам команды, за то что приняли вызов наставника. На мой взгляд, успех «Хоукс» сложился из трёх составляющих. Во-первых, они защищаются. В современной НБА не все могут похвастаться этим. Во-вторых, все члены коллектива доверяют друг другу. И, наконец, в команде есть десять парней с хорошим броском. Ну и, конечно, Джефф Тиг, который является их мотором.

– Как думаете, станет ли «Атланта» образцом для подражания в лиге, примером построения претендента на чемпионский титул без суперзвёзд?
– Нужно понимать, что это уникальная команда. Формула её успеха не может быть применима всеми желающими. Буденхольцер собрал феноменальную группу игроков, и они, объединившись под его руководством, показывают потрясающие результаты.

– Можно ли сравнить эту команду с «Атлантой» сезона-1993/94, выигравшей 57 матчей регулярного чемпионата?
– Думаю, нет. Тогда были совсем другие времена и совсем другой баскетбол. Игроки были крупнее, сильнее и атлетичнее. А вот нынешняя эра идеально подходит для этих «Хоукс». В 90-х эпицентр игры намного чаще находился вблизи кольца, чем на периметре. Тогда баскетболисты часто быстро набирали много фолов, поскольку должны были постоянно обороняться в трёхсекундной зоне.

«Мы не имели права кого-то бояться. Если меня били, то я должен был бить в ответ. Таким был мой принцип».
– Сколько очков вы набирали бы сейчас?
– Давайте прикинем. Касаться меня руками уже нельзя, можно работать локтями, и фиксируются умышленные фолы. Могу ошибаться, но с учётом всего этого я набирал бы примерно по 35 очков за матч. Не шучу. Если соблюдать нынешние правила, так и было бы. В моё время обороняющийся мог спокойно положить руку на бедро и таким образом контролировать мои движения, поэтому мне нравится, как играют сейчас. Баскетболисты получили больше свободы, и за такими матчами интересно смотреть.

– Как вы реагировали на силовую манеру игры в защите против вас?
– Нужно было отвечать тем же. Мы не имели права кого-то бояться. Если меня били, то я должен был бить в ответ. Таким был мой принцип. Я не придавал большого значения силовому давлению и всегда был готов дать отпор.

– Вы недавно рассказывали, как вас пытался вывести из себя «трэш-током» Ларри Бёрд. А кто-нибудь ещё пытался так же воздействовать на вас?
– Чак Персон. Он любил поговорить на площадке. Помню, как-то я набрал 47 очков в игре против него, но он не унимался. Тогда я понял, что парень немного не в себе и, мягко говоря, не самый умный. Через тебя забили всё что можно, а твой рот всё не закрывается. Таких субъектов нужно просто игнорировать.

– А Его Воздушество часто оказывал словесное давление?
– Майкл Джордан был великим игроком. У нас шла ожесточённая борьба, но я получал от неё удовольствие. Я наслаждался каждой секундой противостояния с ним. Мы никогда не болтали попусту на площадке — это не наш стиль. Мы просто играли, и игра говорила за нас.

– Сейчас у баскетболистов часто возникают проблемы с восстановлением после тяжёлых травм. Вам было сложно вернуться после повреждения ахиллова сухожилия?
– Благодаря этой травме я научился чаще действовать на паркете, чем в воздухе. Стал более фундаментальным игроком и единственным, кому удалось после разрыва ахиллова сухожилия вернуться на прежний уровень. Ведь, восстановившись, я набирал в среднем по 30 очков за поединок.


– Как бы вы оценили выступление Зака Лавина на конкурсе данков по сравнению с вами, Джорданом и Ирвингом?
В этом году был один из лучших конкурсов данков за последнее время. Мне очень понравилось. Молодой Лавин явил миру классное шоу. И система оценки в этом году была на высоте. Я всегда считал, что за смазанные данки нужно давать штрафные баллы. И сейчас этот принцип хотя бы отчасти стали применять. Не исполнил три данка – до свидания. Мне нравится такой формат.

– Вы всё ещё огорчаетесь при воспоминании, как в 1988 году проиграли конкурс данков Джордану?
– Нисколько. Мы оба знаем, что результат мог быть другим. Но тогда нашей главной целью была не победа. Мы установили высокую планку для наших последователей и доставляли истинное наслаждение болельщикам. В те годы конкурс был настоящим гвоздём программы Звёздного уик-энда. Точно знаю, что многие приходили на трибуны только ради состязания по броскам сверху.

– Вам не кажется, что вас недооценивают, когда рассуждают о лучших игроках в истории НБА?
– Меня вообще часто недооценивают. На момент создания в 1996 году списка 50 величайших игроков лиги я занимал 7-е место по результативности за всю историю НБА. Но меня, как и Боба Макаду, в этот перечень не включили. Как такое вообще возможно? Наверное, я не был в фаворе у составителей. Честно говоря, та история задевает меня по сей день, хотя и стараюсь забыть о ней. Кто видел, как я играл, знают, что я дал баскетболу. К тому же меня включили в Зал славы баскетбола, а теперь и открыли памятник. Так что в целом грех жаловаться на недооценку.

– Что вы считаете наибольшим успехом, помимо 26 668 очков, набранных за карьеру?
– Я играл против величайших в истории НБА баскетболистов. Все эти персональные достижения, конечно, важны и приятны. Но соперничать с самыми выдающимися игроками, которые по воле судьбы выступали одновременно со мной, – этого уж точно никому не удастся повторить.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 20
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница