Андре Игуодала
Фото: Reuters
Текст: Андрей Белик

Вжиться в роль. Как Белл и Игуодала изменили баскетбол

Пример Андре Игуодалы показывает, что сильные «персональщики» с поставленным трёхочковым броском становятся лицом современного баскетбола.
16 июня 2015, вторник. 14:45. Баскетбол
Главным действующим лицом четвёртого матча финальной серии плей-офф НБА стал защитник «Голден Стэйт» Андре Игуодала. Он сыграл ключевую роль в победе своей команды, реализовав 8 из 15 бросков с игры (4 из 9 трёхочковых), набрав 22 очка и совершив восемь подборов. Кроме того, Андре успешно справился с задачей по опеке форварда «Кливленда» Леброна Джеймса, неудержимого в текущем плей-офф.

По ходу своей карьеры Игуодала был железным игроком стартовой пятёрки практически во всех клубах, в которых он выступал (за исключением разве что «Уорриорз» образца сезона-2014/15), и принимал участие в Матче звёзд. Но, как и Дэнни Грин в прошлогоднем финале, Андре и его роль в результатах коллектива из Калифорнии наглядно демонстрируют эволюцию конкретного типа исполнителей — так называемых три-энд-ди игроков, фланговых баскетболистов с защитными навыками, способных реализовать открытый трёхочковый бросок. Баскетболисты данного амплуа становятся элитой современной НБА.

Исполнители такого типа, чьё появление в лиге в своё время было чуть ли не случайным, с каждым годом отыгрывают всё более значимую роль в организациях, претендующих на чемпионский титул, а спрос на них на рынке свободных агентов растёт. Происходит это потому, что любой генеральный менеджер горит желанием окружить имеющихся в его распоряжении звёзд баскетболистами, которые не станут вредить командам ни на одной из сторон площадки. Учитывая, какие контракты в межсезонье получат Грин, Демарре Кэрролл и Крис Миддлтон, следует признать, что ещё никогда в истории лиги быть «три-энд-ди»-игроком не было столь выгодно, как в наши дни.

Скромные начинания


Два прототипа современных «три-энд-ди»-игроков противостояли друг другу в финале плей-офф более 20 лет назад. К 1994-му Вернон Максвелл из «Хьюстона» и Джон Старкс из «Нью-Йорка», не обладая достаточными габаритами для выступлений на позиции атакующего защитника, тем не менее зарекомендовали себя в качестве весьма агрессивных исполнителей, которым буквально пришлось выгрызать своё место под солнцем. Максвелл был выбран в середине второго раунда драфта, Старкс и вовсе не сумел убедить команды в своей профпригодности накануне ярмарки талантов, и самоотверженная игра в обороне стала путёвкой обоих в сильнейшую лигу планеты. Их навыки, учитывая немалое число прославленных снайперов, оказались жизненно необходимыми для команд, цвета которых они защищали.

Учитывая, что нападение «Рокетс» и «Никс» строилось вокруг доминирующего центрового (Хакима Оладжьювона и Патрика Юинга соответственно), всё внимание соперников команд было сосредоточено на обороне собственной трёхсекундной зоны. Это приводило к появлению многочисленных возможностей для атак с дальней дистанции, которыми Максвелл и Старк пытались воспользоваться.

Впрочем, называть обоих «три-энд-ди»-игроками в привычном смысле этого определения довольно сложно. Скорее, они были универсальными защитниками, которым периодически выпадало дирижировать атаками и создавать партнёрам моменты для броска. И, хотя оба регулярно «поливали» из-за дуги (в очном противостоянии каждый исполнял в среднем более пяти трёхочковых бросков за игру), их процент реализации отнюдь не поражает воображение.

Спустя годы небольшая группа баскетболистов, относившихся к элитным разрушителям, овладела искусством трёхочкового броска (как это сделал, например, Брюс Боуэн), а роль некоторых исполнителей в их коллективах со временем снизилась до «три-энд-ди»-игроков — как, в частности, произошло с Дэном Майерле на закате его профессиональной карьеры. Но генеральным менеджерам так или иначе очень трудно было отыскивать исполнителей, которые с одинаковым успехом сдерживали бы ведущих снайперов соперника и успешно забивали бы с периметра сами.

Новая жизнь трёхочкового броска


Многочисленные изменения в правилах, призванные сделать баскетбол более зрелищным и динамичным — такие, как, например, разрешение использовать вариации зонной защиты, — вынудили генменеджеров активнее приступить к поиску баскетболистов, умеющих наказывать оппонентов за желание идти на подстраховку попаданиями из-за дуги.

Тон задал «Финикс» образца 2004-2010 годов, показавший лиге баскетбол, основанный на высочайшем темпе и призванный создавать свободные зоны в оборонительных построениях соперников (так называемый пэйс-энд-спэйс). Так, «Санз» благодаря угрозе с периметра освобождали трёхсекундную зону для Стива Нэша, которому предлагалось идти под кольцо после многочисленных «пик-н-роллов». Он вёл товарищей по команде за собой и создавал возможности для атак всем и каждому. Но при этом коллектив из Аризоны отчаянно нуждался в исполнителе, способном качественно разрушать.

Так настал звёздный час Раджи Белла. Не будучи выбранным на драфте 2000 года, новичок заключил 10-дневное соглашение с «Филадельфией» по ходу сезона-2000/01 и уже через несколько недель опекал Коби Брайанта в решающей серии сезона.

В лиге о Белле знали благодаря его защите, но недооценивали бросок Раджи. Перед тем как перебраться в «Финикс», он реализовывал 41%, 37% и 40% атак с дальней дистанции, крайне редко получая мяч на завершающей стадии владений.

«Я всегда знал, что могу бросать, но у меня просто не было такой возможности. В „Юте“ система Джерри Слоуна не позволяла мне остановиться и дождаться мяча на периметре. Но перед тем как я заключал соглашение с „Санз“, Майк Д'Антони, подыскивавший замену Квентину Ричардсону, сказал, что ему не хватает пары сотен трёхочковых, которые мне предлагалось исполнить по ходу регулярного чемпионата. Я вписался в модель игры команды, и количество моих шансов стало неуклонно расти», — вспоминает заслуженный ветеран.

В первом же сезоне Белл стал третьим снайпером «Финикса» и отправил в цель 197 бросков с дальней дистанции при 44% реализации, будучи при этом лучшим «персональщиком» в составе команды и успевая подрабатывать провокатором на полставки (его конфликт с Коби Брайантом в одном из поединков плей-офф попал на первые полосы спортивных изданий). Можно сказать, что Раджа открыл в лигу путь баскетболистам с тем же набором качеств, которыми мог похвастать и сам — особенно в те команды, которые пытались моделировать манеру игры «Санз».

Влияние аналитики


Сегодня ряд клубов уделяет особое внимание выбору моментов для броска, а нападение команд строится от наиболее эффективных способов набора очков — бросков из-под кольца, штрафных и трёхочковых (особенно из углов площадки, где расстояние между атакующим исполнителем и кольцом наименьшее). Необходимость высвобождать пространство для маневра суперзвёзд — таких как Леброн Джеймс — увеличивает влияние исполнителей, призванных растягивать оборону соперников и вносить свою лепту на обеих сторонах площадки.

Поэтому в составе едва ли не каждого коллектива НБА на настоящий момент значится как минимум один баскетболист, которого можно охарактеризовать как «три-энд-ди»-игрока, и этого, кстати, зачастую недостаточно. Учитывая, что требования таких исполнителей по заработной плате растут, генеральные менеджеры вынуждены не просто делать на них ставку, но и находить парней, соответствующих данным характеристикам, по цене, не соответствующей рыночной. Зачастую это означает, что тренерским штабам приходится в буквальном смысле переделывать новичков под собственное видение игры, но при этом и сам баскетболист должен, что называется, проникнуться новыми веяниями и пойти на существенные изменения в манере игры.

«Жизненно важно находить не просто „три-энд-ди“-игроков, но тех парней, что соответствуют данному менталитету, — рассказывает генеральный менеджер „Кливленда“ Дэвид Гриффин. — Мы должны не убеждать баскетболистов принять новую для них роль на площадке, но ценить тех, кто готов пойти на это сам. Отличным примером является Джимми Батлер. Он был выбран на драфте несколько позднее, чем должен был, и это особенно заметно сейчас, когда он стал прогрессировать, но трудности его лишь закаляли. У Раджи был правильный настрой, а если вы посмотрите на то, что „Сан-Антонио“ сотворил из Кавая Леонарда, то поймёте, почему тренер по броскам Чип Энгелланд считается едва ли не единственным в своём роде. Практически невозможно сделать из игрока цепкого и агрессивного защитника, но научить молодых ребят, не гнушающихся жёсткой, мужской борьбы, бросать — можно».

Поэтому неудивительно, что отдельные организации — взять хотя бы «Филадельфию» и «Орландо» — на драфтах выбирают атлетичных исполнителей с выдающимися антропометрическими данными, которых впоследствии в клубе будут учить атаковать кольцо с дальней дистанции. Загвоздка в том, что оценить потолок развития этих парней клубы должны до того, как те выходят на рынок свободных агентов, чтобы впоследствии не кусать себе локти (как это, к слову, произошло с «Кавальерс», в своё время в Грина не поверивших).

«В любой команде найдётся место для игрока, который способен здорово защищаться, и только. Этот навык чрезвычайно ценен. Но с каждым днём однонаправленных игроков в лиге становится всё меньше. Помимо навыков игры в обороне эти ребята должны также обращать на себя внимание соперника в нападении — или, по крайней мере, вынуждать того расплачиваться за неуважение к себе», — повествует Белл.

Не верите в справедливость данного утверждения? Просто поинтересуйтесь об этом у Игуодалы.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 21
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг