Харрисон Барнс
Фото: Reuters
Текст: Андрей Белик

Медвежонок Барнс. Тот, на кого положился Керр

Прогресс форварда Харрисона Барнса стал одной из составляющих успеха «Голден Стэйт» в регулярном чемпионате и плей-офф НБА.
19 июня 2015, пятница. 16:15. Баскетбол
Формула, позволившая «Голден Стэйт» провести лучший сезон в истории клуба с 1975 года и спустя 40 лет завоевать чемпионский титул, была изобретена Стивом Керром ещё в октябре 2014-го.

Примерно в это же время генеральный менеджер «Уорриорз» Боб Майерс пригласил в тренировочный лагерь команды форварда Джейсона Капоно, даром что тот не числился на контракте ни с одним из клубов НБА в двух предыдущих сезонах. Функционеру было интересно, сможет ли экс-игрок «Майами» и ряда других коллективов ассоциации, дважды в карьере лидировавший в лиге по проценту реализации трёхочковых и побеждавший в конкурсе снайперов в рамках Звёздного уик-энда, на постоянной основе реализовывать пару-тройку бросков с дальней дистанции, выходя со скамейки запасных и играя на минимальном контракте.

Впрочем, умудрённому жизнью Капоно с первых же дней тренировочного лагеря не составило большого труда понять, что у него нет шансов пробиться в состав в борьбе с более молодыми, скоростными и атлетичными ребятами. Ещё быстрее он заметил отличительную черту в характере Керра, выделявшую его из толпы тренеров-новичков, едва ли не ежегодно получающих шанс проявить себя в лиге. По прошествии половины из тех 20 дней, что Джейсон пробыл в стане коллектива из Калифорнии, он понял, что Стиву не приходится устанавливать собственный авторитет в раздевалке ценой удара по самолюбию кого-либо из баскетболистов. Он нашёл путь показать всем, кто в команде главный, ни разу не произнеся данную фразу в присутствии игроков. Он не отчитывал парней на занятиях, даже если они допускали ошибки. И этот подход принёс свои плоды — в частности, его результатом стал прогресс Харрисона Барнса.

Непопулярный герой


Спустя восемь месяцев, в мае 2015-го, форварду удался лучший поединок в его карьере. Имея преимущество домашней площадки в финале Западной конференции с «Хьюстоном» благодаря невероятным 67 победам в регулярном чемпионате, калифорнийцы перед пятым поединком в серии остановились в шаге от первого за 40 лет выхода в решающую серию сезона. За девять с небольшим минут до финальной сирены подопечные Керра лидировали "+8" при том, что Стивен Карри на площадке откровенно растворился, а его партнёр по задней линии Клэй Томпсон и вовсе был вынужден отправиться в раздевалку, получив болезненный удар коленом в голову от Тревора Аризы.

Поэтому игру в свои руки пришлось брать Барнсу. Он набрал девять очков кряду и завершил поединок с 24 баллами в активе. Впечатляющий бенефис даже позволил Харрисону попасть на пресс-конференцию, где его, в отличие от набиравшей популярность Райли Карри, никто толком не ждал. Впрочем, парень к этому привык — в течение всего сезона он пребывал в густой тени других людей, причастных к сенсационному успеху «Уорриорз».

В отличие от Карри и Майерса, признанных MVP и лучшим руководителем сезона, он остался без индивидуальных наград. Он даже не претендовал на них всерьёз, как Керр, уступивший в голосовании по определению лучшего тренера года только Майку Буденхольцеру, или Дрэймонд Грин, из рук которого ускользнул приз лучшему баскетболисту оборонительного плана. Наконец, даже после завоевания «Голден Стэйт» трофея Ларри О'Брайена практически никто не называл Харрисона в числе лучших исполнителей финальной серии. Опять же, привычное дело для человека, не являющегося лидером лучшей команды сезона. Но не для его наставника.

«Я считаю, что развитие Барнса в совокупности с готовностью Андре Игуодалы стать резервистом было одним из ключей к нашему успеху в течение всей кампании», — признавал Керр по окончании финала конференции, и впоследствии повторил свои слова после того, как Игуодала был признан самым ценным игроком серии с «Кливлендом».

Ужин в Майами


Прогресс Харрисона стал одним из важнейших достижений Керра, первого с 1982 года тренера-дебютанта, победившего в чемпионате НБА. Игровое время Барнса изменений не претерпело, а результативность выросла незначительно (с 9,5 очка в среднем за игру до 10,1), но свои минуты на паркете форвард стал проводить гораздо эффективнее. Реализация им бросков с игры возросла с 40% в сезоне-2013/14 до 48% в минувшем регулярном чемпионате, а точность атак с дальней дистанции достигла 41%. Это стало результатом работы главного тренера, хорошо заметной в те минуты, когда «Уорриорз» не валяли дурака и не коллекционировали глупые потери. «Голден Стэйт» лидировал в лиге по эффективному проценту реализации бросков и показал второй результат по игре в нападении, сумев прибавить к этому лучшую в чемпионате оборону.

Новый этап в карьере Барнса начался с ужина с Керром в Майами минувшим летом, когда Стив, получив назначение на пост главного тренера, ездил по всей стране и поближе знакомился со своими подопечными.

«Мне он показался отличным парнем. Он сказал, что если я хочу остаться в команде и дальше, то должен быть готов к постоянному движению мяча и совершенно новым игровым ситуациям, в которых я буду оказываться. Мне предлагалось проделывать большой объём работы без мяча, перемещаться по всему фронту атаки, выбегать из-под заслонов и врываться под кольцо через заднюю дверь. Керр пообещал, что если я поверю в его стратегию, то у меня появится шанс стать успешным баскетболистом», — вспоминает Барнс.

Первое «если» смущало Харрисона гораздо больше, чем последнее. С учётом того, что на начало сезона его стандартный контракт новичка действовал ещё два года, за которые форвард должен был заработать $ 7 млн, Барнс являлся весьма привлекательным активом для обмена. В двух своих дебютных чемпионатах он продемонстрировал недюжинный потенциал, но явно не закрепился в статусе «железного» игрока основы.

Когда Дэвид Ли получил травму бедра и пропустил весь плей-офф 2013 года, Барнсу удалось неплохо зарекомендовать себя в качестве тяжёлого форварда в лёгких сочетаниях «Уорриорз». В сериях с «Денвером» и «Сан-Антонио» он четырежды набирал 23 и более очка. Более того, временами на Харрисона работала вся команда, создавая ему все условия для игры «один в один», благодаря чему он мог продавливать менее габаритных визави и в ногах разбираться с более высокими и тяжёлыми парнями.

Смутные сомнения


Было похоже на то, что «Голден Стэйт» изобрёл новое, необычайно опасное оружие. Впрочем, как показало время, тот постсезон был скорее стечением обстоятельств, нежели явлением нового Барнса миру. В следующем сезоне, когда состав «Уорриорз» пополнил Игуодала и отобрал у Харрисона место в стартовой пятёрке, форвард захандрил. Кроме того, он стал одной из основных жертв холодной войны между Марком Джексоном и владельцами клуба, по результатам которой тренерский штаб калифорнийцев лишился двух ассистентов, и работать с молодым игроком индивидуально оказалось некому.

Наконец, соперники просто были гораздо лучше подготовлены ко встрече с Барнсом, и былых вольностей ему уже не позволяли.

«Я думаю, что всё это действительно отбросило меня на шаг назад», — признавал очевидное баскетболист.

Правда, даже встреча с Керром не убедила Барнса в том, что он входит в долгосрочные планы организации. Впрочем, иного выбора, кроме как поверить в нового наставника команды, у форварда не оставалось.

«Керр не обещал мне, что я останусь в Окленде во что бы то ни стало. Естественно, я отнёсся к этому с известной долей скептицизма. Но я поверил в систему игры, которую он предложил команде, и в его слова о том, что я действительно смогу стать успешным игроком. И всё сработало».

«Голден Стэйт» не стал обменивать Харрисона, а сам баскетболист поверил в Керра — одного из многих специалистов, считавших, что после увольнения Джексона Барнс заслуживает получения ещё одного шанса в коллективе из Калифорнии. К слову, даже со своим предшественником Стиву удалось сохранить неплохие отношения: специалист неоднократно признавал заслуги штаба Джексона в создании железобетонной обороны, а когда Марк впервые вернулся в Окленд в качестве телекомментатора, Керр очень тепло его встретил, избежав тем самым досадных недоразумений.

Главной же победой Керра стало нахождение общего языка с баскетболистами и доведение до их сведения принципов их использования на площадке, даже если те шли вразрез с амбициями того же Игуодалы, Ли или Леандро Барбозы, наверняка рассчитывавших на более радующую глаз статистику по итогам регулярного чемпионата. В Барнсе специалист увидел игрока родом из плей-офф 2013-го, способного атаковать с дальней дистанции и одинаково успешно защищаться как на периметре, так и в «краске». Да, отбиваться против Леброна Джеймса у Харрисона получалось редко, но недаром лидер «Кавальерс» считается лучшим баскетболистом современности — минимизировать эффективность Короля удаётся лишь единицам.

«Больше всего мне в Барнсе нравится то, что он является универсалом в современном понимании этого слова. По ходу плей-офф он опекал Зака Рэндольфа и Джеймса Хардена. Скажите, пожалуйста, скольким игрокам лиги это по силам?» — интересовался Керр у журналистов накануне первого матча финальной серии плей-офф НБА.

Скольким тренерам-новичкам удаётся привить собственное видение баскетбола ещё до того, как оно приведёт хотя бы к скромным достижениям? Успех Керра, безусловно, был ещё более сногсшибательным, нежели успех Барнса, хоть это и два звена одной и той же цепи, которая привела «Уорриорз» к титулу. И Капоно был одним из первых, кто смог осознать всю революционность идей тренерского штаба будущего чемпиона.
Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 9
24 марта 2017, пятница
23 марта 2017, четверг
22 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...