Коби Брайант
Фото: Reuters
Текст: Андрей Белик

Брайант: Брауна я поддразнивал, а одного европейца довёл до слёз

Дружба для пятикратного чемпиона НБА Коби Брайанта ничего не значит. На первом месте для защитника всегда был и будет баскетбол.
28 июня 2015, воскресенье. 21:30. Баскетбол

Несколько месяцев назад Коби Брайант со всей серьёзностью заявил, что никогда не сможет стать хорошим другом для кого бы то ни было. Тогда комментарии звёздного защитника «Лос-Анджелес Лейкерс» прилично удивили общественность, но в очередном интервью, на сей раз обозревателю ESPN Джемель Хилл, баскетболист пояснил, что никакой ошибки не произошло.

«Я имел в виду, что друзья приходят и уходят, а чемпионские баннеры будут висеть под сводами домашней арены клуба вечно».

И дело вовсе не в том, что Брайант не может завести друзей из-за непростого характера или банально не уважает окружающих его людей. Он просто любит баскетбол больше всего остального и, пока остатки здоровья ему это позволяют, бросает все силы на успешное завершение выдающейся профессиональной карьеры.

«Звучит по меньшей мере странно, не правда ли? И, читая мои высказывания о дружбе, люди наверняка думают, что этот парень сумасшедший. Но ещё в юности я влюбился в баскетбол. У меня не было цели быть плохим другом или вести себя так, чтобы окружающие думали, будто положиться на меня невозможно. Но дружба отнимает много времени и энергии. На протяжении многих лет я был сосредоточен на одной-единственной цели. У меня есть несколько знакомых, которые знают меня лет с 11 и отлично понимают, что я представляю собой на самом деле. Мы поддерживаем связь отчасти ещё и потому, что они точно так же стремятся стать лучшими в своём деле – по крайней мере, в девяти случаях из десяти. И это работает».

За 19 лет, проведённых в сильнейшей лиге планеты, Коби не только собрал внушительную коллекцию титулов и утвердился в статусе одного из лучших бомбардиров всех времён, но и кое-чему научился по части общения с людьми.

«Прежде всего не стоит быть полной задницей, – рассказывает Брайант с улыбкой. – Да, я никогда не был самым терпеливым человеком в мире и не переношу лентяев, а также людей, постоянно ищущих себе какие-либо оправдания. Терпеть этого не могу. Возьмём, например, годы нашего сотрудничества с Шакилом О'Нилом. Он невероятно одарён от природы, настоящий монстр, и когда он выходил на площадку, то играл как ненормальный. Это в нём мне нравилось всегда. Но были и другие черты его характера, меня нисколько не радовавшие. Одной из его сильных сторон, например, было умение стать душой компании, помочь ребятам зарядиться положительными эмоциями и поддержать их в различных жизненных ситуациях. А это, как известно, не моё».

«Моими преимуществами всегда были умение сосредоточиться на своей цели и преданность баскетболу. Мне пришлось задать себе вопрос: у нас возникают недоразумения, но чему я могу научиться у Шака? Что он делает хорошо?.. В один прекрасный момент я посмотрел в зеркало и подумал: отлично, может быть, именно ты – настоящая задница? Прежде всего разбираться необходимо в себе. Проблемы не возникают ниоткуда и не создаются на пустом месте. Поэтому когда я всё для себя выяснил, как команда „Лейкерс“ стали лучше и вышли на новый уровень».

Как именно Брайант смирился с ролью негативного персонажа, «задницы», по его собственным словам?

Ты привык приходить на тренировки, когда тебе вздумается, не готов бороться и не предан баскетболу на все 100%? Что ж, у нас нет ничего общего, и мы не сработаемся.

«Есть два выхода из сложившейся ситуации. Первый – измениться и перестать быть самим собой. Второй – избрать одну линию поведения и постоянно её придерживаться, чтобы люди привыкли воспринимать тебя таким, каким ты есть на самом деле. Когда я говорю, что перестал быть задницей, это всего лишь значит, что окружающие смирились с моими недостатками, и больше не воспринимают их как что-то выходящее за рамки. Теперь это звучит как: „Это ведь Коби, и этим всё сказано“. Меня такое положение вещей устраивает».

Затем защитник вспомнил ставший легендарным конфликт с одним из партнёров по команде.

«На одном из командных собраний Рик Фокс сказал нечто такое, что я запомнил на всю свою жизнь. Мы обсуждали проблемы „Лейкерс“, и он заявил: „Коби, мы хотим знать, что ты являешься частью коллектива“. Я никогда не смотрел на жизнь под данным углом и сначала не мог понять, что он подразумевал под этими словами. Ведь тренировался я каждый день, как и все остальные».

«Но Рик хотел сказать нечто другое. С его точки зрения, „перестать быть задницей“ означало „начать относиться к баскетболу как к игре, которую делают живые люди“. Я должен был понять, что на протяжении утомительного марафона, коим является любой чемпионат, мы должны быть связаны между собой. Ведь не столь важно, сколько всего ты умеешь делать на площадке. Баскетбол – это эмоциональная игра, и без эмоциональной связи с партнёрами нельзя раскрыть весь свой потенциал».

Коби утверждает, что до сих пор дружит со многими баскетболистами, ранее защищавшими цвета «Лейкерс» – Ламаром Одомом, Дереком Фишером, Ронни Тюриафом и Шенноном Брауном.

«Если вы спросите у них обо мне, они наверняка скажут что-нибудь положительное. Среди моих бывших партнёров очень легко вычислить парней, опаздывавших на тренировки на

С точки зрения Фокса, «перестать быть задницей» означало «начать относиться к баскетболу как к игре, которую делают живые люди».

час-другой. Они даже не прячутся. Догадываетесь, что они скажут обо мне? Правильно, „Коби – самая настоящая задница!“ Моя работа – привить команде ДНК победителя. Мне приходится нажимать на определённые кнопки. Сложность заключается в том, что эти кнопки нужно отыскать, а затем выяснить, как ими пользоваться. Но это необходимо».

Худшее, что Брайант сказал своему партнёру по команде?

«О, боже, мне нужно подумать, – ответил Коби, едва сдерживая смех. – Не знаю, о чём говорит тот факт, что мне сейчас приходится перебирать различные события в своей памяти. Я не уверен, то ли я редко говорил парням какие-либо гадости, то ли, напротив, делал это слишком часто».

«А, стоп. Вот же оно. Однажды я довёл одного парня до слёз».

Кого?

«Таких игроков было несколько. Но если я заставил расплакаться одного из них только своими саркастичными замечаниями, то с этим парнем я точно не хотел бы играть в плей-офф».

«Кое-кто действительно был настолько безнадёжен. Это точно не Кваме Браун, потому что он на самом деле не был совсем уж плохим парнем. Я его поддразнивал, но не более. И не о Смуше Паркере речь. Если я назову имя того игрока, вы о нём даже не вспомните, но проблема в том, что я не способен произнести его имя. Это был какой-то европеец. На нём сразу же можно было ставить крест. Я потом даже попросил его подумать о смысле собственной жизни – может быть, баскетбол таковым для него не являлся. Мне тогда было 20 с небольшим или что-то около того. В общем, я был совсем ещё молод».

Затем Коби попросили объяснить, кто распространяет слухи о том, что с ним невозможно играть в одной команде и большинство свободных агентов не станет заключать соглашение с «Лейкерс» до тех пор, пока лидером коллектива является Брайант.

«Кто так говорит? Конечно же, те, кто хочет идти по пути наименьшего сопротивления. Ты хочешь стать игроком „Лейкерс“, отдавать всего себя команде и сражаться до последней капли

Среди моих бывших партнёров очень легко вычислить парней, опаздывавших на тренировки на час-другой. Догадываетесь, что они скажут обо мне? Правильно, «Коби – самая настоящая задница!»

крови ради победы? Подписывай контракт, и у нас не возникнет никаких проблем. Ты привык приходить на тренировки когда тебе вздумается, не готов бороться и не предан баскетболу на все 100%? Что ж, у нас нет ничего общего, и мы не сработаемся. Опять же, меня устраивает подобное положение вещей. Мы просто не сможем найти общий язык».

Наконец, защитник выразил мнение, что детство, проведённое в Италии, сказалось не только на манере его игры, но и на характере.

«Конечно, тот период сильно повлиял на меня. Я пребывал в изоляции от общества, много времени проводил в одиночестве, и у меня была возможность всё обдумать. Меня притягивало к баскетболу ещё сильнее по той простой причине, что у меня было мало общего со всеми ребятами, с которыми я пытался там подружиться. Я играл, причём преимущественно сам, воображал, мечтал и строил планы».

«С другой стороны, итальянский этап жизни научил меня воспринимать всё ближе к сердцу и полагаться преимущественно только на себя самого. Именно поэтому я быстрее предпочту выбросить мяч в сторону кольца при сдваивании, чем попытаюсь отдать передачу открытому партнёру в углу площадки, который теоретически может реализовать победный бросок. Я не шучу. В детстве я действительно мог рассчитывать лишь на собственные силы. Я не вижу проблем в сотрудничестве с другими, и мне пришлось научиться играть в команде. Но, оказываясь в изоляции, особенно в критические моменты, я словно возвращаюсь к своей человеческой природе».

Источник: ESPN GB Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 44
26 июня 2017, понедельник
25 июня 2017, воскресенье
24 июня 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Что ждёт Тимофея Мозгова после обмена в «Бруклин»?
Архив →