Интервью с Татьяной Видмер и Анной Лешковцевой
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»
Текст: Лев Савари

«Я – сумасшедшая мама. Но Семён Бакинский даст фору Райли Карри»

Чемпионки стритбольного турнира в Баку Татьяна Видмер и Анна Лешковцева – о своих приключениях до, во время и после Европейских игр.
2 июля 2015, четверг. 19:45. Баскетбол

«На моём месте должна была оказаться Логунова, но Мышкин взял её на Евробаскет»


– Какие у вас эмоции спустя два дня после того, как всё отгремело?
Татьяна Видмер: У меня лёгкое опустошение. Всё время спать хочется. Усталость накопилась, видимо. Ну и такое спокойствие, чувство выполненного долга. Конечно, ещё не остыли эмоции. Прошло уже несколько дней, вроде бы, можно уже забыть, но ещё помнят, ещё поздравляют.

– Ожидали, что сразу все забудут?
Анна Лешковцева: Нет, нет. Просто столько медалей, столько победителей! Наше золото – капля в море.

— Ну не такая уж и капля. Стритбол – игровой вид спорта, а такие всегда были на особом счету.
Т.В.: Если честно, то отправляли нас в Азербайджан без наставлений – разведать обстановку. Конечно, надеялись и хотели, чтобы мы что-то выиграли, но определённой цели – такого, чтобы без первого места не возвращались, – не было. Это воспринималось больше как какой-то пробный, «непонятный» баскетбол (смеётся).
А.Л.: А мне кажется наоборот, с нашей женской командой связывали определённые ожидания, то есть в глубине души рассчитывали на медали, может быть, не золото, но всё равно в полуфинале нас видели…
– Кто?
А.Л.: Те, кто наверху. Руководство РФБ.
Т.В.: Не знаю, мне всё равно казалось, что все относятся к стритболу как-то так, несерьёзно…
А.Л.: Относятся-то, может, и «так», но в связи с тем, что мы чемпионки мира, ждали определённо большего.

– Как всё начиналось? Были ли какие-то сборы?
А.Л.: Естественно. Для того чтобы подготовиться к такому турниру, нужно набрать хорошую физическую форму. В этот раз претендентов было не так много, в основном молодые девочки, которые просто нам помогали тренироваться. Настя Логунова, например, которая восстанавливалась от травмы, Катя Сытняк. А так, в принципе, четвёрка, которая поедет, проглядывалась – Таня Петрушина, Маша Черепанова, Логунова и я. Но главный тренер основной сборной России Анатолий Мышкин в последний момент решил взять Таню на чемпионат Европы…
Т.В.: И тут на сцену пришлось выходить мне (смеётся). Звонит генеральный менеджер сборной Игорь Кочарян и спрашивает: «Я понимаю, что ты молодая мать, ребёнку всего полгода, но тут такое дело… Я знаю, что ты любишь уличный баскетбол, столько лет защищала цвета сборной. Не хотела бы ты полететь в Баку?». Я взвесила все за и против и дала утвердительный ответ. Его следующая фраза была уже не столь радостной: «Ты же понимаешь, что у нас остаётся мало времени, турнир стартует через три недели, надо начинать тренироваться». А я собиралась уже улетать отдыхать с семьёй, у меня уже билеты на руках…

– А вы ведь наверняка почти не поддерживали форму после родов?
Т.В.: Отдыхала по окончанию сезона, у меня был свой режим тренировок, согласованный с клубом и тренером после моего долгого восстановления. Но я ответила: «Хорошо, отдыхать не лечу». И буквально через два дня прибыла на сборы. Что касается непосредственно тренировок, то мы много работали над ОФП, тренировались дважды в день по 2,5 часа. Это реально было тяжело. И вообще многие не понимают, что 3x3 гораздо тяжелее, чем 5x5. Знаете почему? Потому что нельзя схалтурить.

– Логично, ведь партнёров, которые могут подстраховать, в два раза меньше…
Т.В.: Да, у нас, если кто-то один проспал или что-то недоделал, от этого уже зависит результат не эпизода, а всей игры.
А.Л.: Стритбол – очень интенсивная игра.

– Кстати, насколько легко вам даются переходы из баскетбола в стритбол и обратно?
А.Л.: Лично мне из 5х5 в 3х3 легко, а вот обратно. В том году у нас чемпионат Европы проводился в сентябре, и потом мы сразу все разъехались по своим командам, у всех были какие-то предсезонные турниры. Я вообще не могла себя найти. Мне казалось, что 10 человек на площадке – это так много (смеётся). Такая большая площадка, ты идёшь в проход, а народу, народу.
Т.В.: А мне сейчас было сложно привыкнуть. То есть в баскетболе у тебя есть время расслабиться слегка, а тут на выход и вход всего 12 секунд, решения надо принимать молниеносно. И опять же, возвращаясь к площадке. Тут всего три человека, и один, который отдыхает свои 20 секунд: получается, ты не можешь проморгать, и если твоего партнёра обыграли, то только ты можешь его спасти. Например, в баскетболе 5х5 «большие» – это «большие». Они стоят под кольцом и «курят бамбук», ждут, когда им кто-то даст мяч. А здесь ты не «большой» и не «маленький». Есть ситуация, в которой ты должен проявить себя. Мне, например, реально было тяжело с этим разделением. В какие-то моменты я отчаянно тормозила. Это факт.
Татьяна Видмер, Анна Лешковцева и Лев Савари
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Татьяна Видмер, Анна Лешковцева и Лев Савари

«У финала Украина – Россия не было никакой политики»


– Леопольд Лагутин после победы признался, что мужские команды, которые приехали на турнир с ярко выраженными центровыми, не добились успеха. У женщин ситуация была принципиально иной?
А.Л.: Раз мы добились, выходит, иной (смеётся). На самом деле в этом году все сборные были как на подбор, по сравнению с чемпионатом мира на класс выше стали. Нам повезло немного, что все фавориты, с которыми мы должны были встретиться в решающих стадиях, проиграли разом в 1/8 финала. Для нас это был приятный шок.
Т.В.: С Литвой пришлось прилично потолкаться. Там была девочка гораздо выше меня, по-моему, в ней не меньше 205 см. Но не вся игра строилась через неё, в момент, когда у меня получалось полностью закрыть её, они ничего не могли сделать, зависимость от «столба», как говорят в таких случаях, была слишком большой.
А.Л.: А вот с Испанией нам пришлось попотеть. Они все с броском, все быстрые, резкие.

– К Испании, с вашего позволения, мы ещё вернёмся. Её-то вы одолели, в отличие от Румынии. Что случилось в первом матче на турнире?
А.Л.: Мы играли в самое пекло. Организаторы удружили, поставив игру на 15:30 – пик солнца.
Т.В.: Надо заметить, что это был первый матч в подобных условиях для нас. Я вышла и поняла, что мне просто нечем дышать… Ты вроде бы пытаешься, но не можешь вдохнуть полной грудью, было тяжело именно физически. Так что жара для меня – единственное оправдание.

– Неудача в игре со средней по силам сборной сильно задела?
Т.В.: Хороший такой пинок вышел.
А.Л.: Сделали выводы, естественно.

– Когда израильтянок громили в последнем туре группового этапа, знали, с какой разницей необходимо выиграть, чтобы занять первое место в группе и получить более лёгкую сетку в плей-офф?
А.Л.: У нас была цель выйти с первого места. Я знаю, что некоторые команды высчитывали и в итоге никуда не попадали. Мы же просто старались делать всё по максимуму, не расслабляться. Возможно, именно поэтому удача нам сопутствовала.

– Что произошло в полуфинале, когда вы «улетели» в первые минуты на 3:9?
Т.В.: Я слегка разволновалась…

– Из-за близости к медалям?
Т.В.: Нет, это как раз не близость к медалям, скорее серьёзный соперник. Если я остаюсь с кем-то, кто более подвижен, меня обыгрывают, если кто-то мне помогает, следует скидка на дугу и открытый бросок. Получаешь пару «трёх», и соперника уже не догнать… Нам, наверное, повезло, что получили мы их на первой минуте. Было время перестроиться, взять себя в руки.

– И всё-таки повезло? Мог выиграть любой или только сильнейший?
А.Л.: Победил сильнейший. Особенно если вспомнить, что встречу в овертайм испанки перевели на последней секунде.
Т.В.: Везёт тем, кто везёт. А вообще, Ань, давай расскажем наш секрет. Мы ещё до начала турнира решили: первое владение отдаём сопернику, обороняемся.
А.Л.: Когда игра начинается, судья подкидывает монетку, и ты выбираешь: играть в нападении или в защите. Если играешь в защите, то в овертайме атакуешь. И мы с девчонками договорились, что будем всегда защиту выбирать, на всякий пожарный.
Т.В.: На сей раз не сильно помогло, правда, так как я промахнулась. Вообще, это был какой-то кошмар, я ведь смазала 7 из 8 бросков с игры и все 3 штрафных в том поединке. Благо девочки вытащили.
– У финала Украина – Россия подтекстов не было?
А.Л.: Нет, никакой политики, мы просто играли в баскетбол.
Т.В.: У нас была Россия и соперник, которого надо победить. В 3х3 политики нет, мы после игры все вместе фотографировались.
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

«Главное иметь умного тренера, которого… потом удалят»


– Складывается впечатление, что от одного крупного турнира к другому – уровень как организации, так и игроков растёт.
А.Л.: Без сомнения. Та же Испания полностью поменяла состав, они привезли более опытных игроков. Чешки тоже выросли, румынки взяли ещё одну девочку, которая профессионально играет. Так что команды становятся всё более профессиональными.
Т.В.: Мне есть с чем сравнивать. По сравнению с 2012-м, когда я попала в национальную команду, изменилось многое. Уровень подготовки, организации, просто несравним с тем, что было тогда.
– Как думаете, это связано с тем, что ФИБА добивается включения стритбола в список дисциплин Олимпийских игр?
Т.В.: Конечно. И я полностью поддерживаю данную инициативу.
А.Л.: Супруг постоянно путешествует со мной, активно болеет и переживает за команды, в которых я играю, и ему очень нравится царящая на турнирах атмосфера. Мне кажется, в плане зрелищности за 3x3 будущее.
Т.В.: Да, это не скучно, очень динамично, ты выбираешь себе любимчиков, не столь важно, одного из четырёх или команду. Тут другие движения, нет модели баскетбола, всё неожиданно и непредсказуемо. Если есть какая-то тяга к мячу, то стритбол – это то, что нужно. И это всего 10 минут, ты не ждёшь перерыва. 10 минут страсти, движения, инстинктов и кайфа.

– Учитывая тот факт, что составы команд по сравнению с большим баскетболом постоянно меняются, насколько тяжело подстраиваться?
А.Л.: Если это первая игра с конкретным соперником, то всегда тяжело. Просто не знаешь, на что способен каждый. А если ты посмотрел хотя бы одну встречу с их участием, то примерное представление имеешь.
Т.В.: В стритболе всё совершенно по-другому.
А.Л.: Главное – хорошо защищаться.
Т.В.: Тут всё просто, есть две-три комбинации защиты. Главное — иметь умного тренера, который подскажет издалека и которого потом удалят (смеётся).

– В стритболе всё больше профессионалов. Это дань моде или желание добиться успеха у тех, кто не может себя проявить в 5х5?
А.Л.: Мне кажется, это просто желание играть в баскетбол в любом виде. Тем более в 3х3 сейчас серьёзная подготовка. Всё как в профессиональных клубах – тренерский штаб, сборы, страховки, которые помогают не бояться травм.

– В контрактах с клубами у вас нет пунктов, запрещающих выходить на улицу, заниматься стритболом?
Т.В.: Нет. Мы теперь приравнены к национальной сборной, даже отказаться от выступления в случае вызова не имеем права. Если тебя вызвали на сборы, едешь без каких-либо «не хочу». Что касается вашего предыдущего вопроса, то это не мода, на мой взгляд. Просто раньше я не могла себе позволить играть в стритбол по разным причинам, хотя мне это действительно нравилось. Да и разве могло быть иначе, когда всё сознательное детство прошло на «Рижке»? Но сейчас, когда статус 3x3 изменился и я не попадаю в расширенный состав основной сборной, почему нет?

– Татьяна, но в 2012 году вы сказали, что «невозможно совмещать баскетбол и стритбол, нужно выбрать что-то одно».
Т.В.: Мой выбор, я думаю, очевиден (смеётся). Что делать, я же не могу стучаться в национальную команду, если я там не нужна. А здесь пригодилась и буду делать всё, для того чтобы так было и дальше. Полагаю, что тогда я говорила это исключительно о национальных командах, а не в целом. Конечно, стритбол и баскетбол – разные миры, пусть у них и много общего. Не каждый профессионал сможет влиться в 3х3.

– Если можно было бы включить в стритбольную сборную девочек из национальной сборной, она стала бы сильнее?
Т.В.: Это очень сложный и провокационный вопрос…
А.Л.: А я считаю, что лучшая четвёрка – наша (смеётся). Вообще, это больше вопрос к тренерам, потому что они отбирают и понимают, какие качества нужны для стритбола.
Т.В.: Со стороны, безусловно, виднее. Действительно, зачем у людей работу отнимать (хохочет)?

– Хорошо, поставим вопрос иначе. Если составить альтернативную четвёрку, взяв девочек из основной сборной, кто выиграет?
А.Л.: Настя Логунова знает, на что мы способны. Саша Столяр – в теме. А остальные даже не знаю…
Т.В.: Мне кажется, борьба была бы. Но у нас есть некоторые «фишки», которые есть только в стритболе, мы бы вырвали победу.

– О «фишках» расскажете?
Т.В.: Нет, пусть останется нашим секретом.
Анна Лешковцева
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Анна Лешковцева

«Стритбол 1x1? С одной стороны извращение, с другой – круто»


– Сейчас активно принялись развивать 1х1. В предстоящие выходные в Казани состоится неофициальный чемпионат России, в августе в Стамбуле – чемпионат мира. На ваш взгляд, у этого подвида баскетбола есть будущее?
А.Л.: Это уже извращение.
Т.А.: А по мне это круто. Шансов выиграть у меня было бы мало. Особенно сейчас, после родов и таких нагрузок в Баку. Сил нет вообще, надо восстановиться. Вот Стася Федотова, которая выиграла в прошлом году национальный Red Bull King Of The Rock, вообще молодец, но при этом мы с ней вместе ездили на чемпионат мира по стритболу в Грецию в 2012-м и всё продули там. Точнее, нет: мы всё выиграли, а первую же игру в 1/8 финала продули, но от этого смысл не меняется. Мне кажется, что вообще та же Пиф (Эпифания Принс. – Прим. ред.) была бы победителем, возможно.

– Не могу не спросить про женскую сборную. Удавалось следить за матчами Евробаскета? И какие у вас остались впечатления?
А.Л.: Мы как сумасшедшие всегда после игр бежали в номер, чтобы посмотреть. Надеялись зацепить хотя бы одну половину или четверть. Без еды, сразу неслись и смотрели. Таня, знаю, очень расстроилась.
Т.В.: Ну что ты! Прекрати! Ничего я не расстроилась! Не рассказывай все тайны. Ну ладно, если серьёзно говорить, то у нас игры были поздно, и так, чтобы целенаправленно следить, не получалось. Где-то что-то узнавали после. Я даже не могу сказать, кто там как сыграл. Только после в Интернете читала про Машу Вадееву, что хвалят, а так…
А.Л.: Мне просто обидно за девчонок из сборной, с которыми я общаюсь. Они упустили свой шанс побывать на Олимпиаде. В 2020-м время многих уже уйдёт.
Т.В.: Ой, язык мой — враг мой: не могу не сказать, что моя последняя надежда и такая потайная мечта – хоть когда-нибудь оказаться на Олимпиаде. Игры в Рио станут третьими, которые проедут мимо меня. Да, очень грустно, но девчонкам, которые сражались в Венгрии, ещё тяжелее переживать неудачу. Они заслуживали медали, но, увы, не срослось.

– За последние три года в сборной сменилось три наставника – Борис Соколовский, Альфредас Вайнаускас, Анатолий Мышкин, но вне зависимости от результатов каждого из них постоянно критиковали и находили повод, к чему придраться. Неужели это у нас в крови — видеть исключительно плохое?
Т.В.: Мы сейчас с мужем выбираем спортивную профессию для сына, и он хочет, чтобы тот стал футболистом, а я – хоккеистом. И когда у нас этот спор заходит, я говорю: «Сева, ты хочешь, чтобы твоего ребёнка каждый год материли?» Он говорит: «Нет! Давай, как ты хочешь: его будут материть раз в четыре года!». У нас многое не поддаётся логическому объяснению, если задуматься. Вспомним Игры в Лондоне – Соколовский после победы на Евробаскете в Польше вывел команду в полуфинал и остановился в шаге от медалей, хотя проблем внутри хватало. Его уволили. Когда тренер сказал: «Зря вы так. Это не худший результат, который я мог достигнуть» — все громко смеялись. Прошло три года, и стало понятно, что это на самом деле так.

– Вы, к слову, тогда тоже остались вне сборной из-за какой-то несусветной глупости?
Т.В.: Меня отчислили на третий день пребывания в сборной. Мы только экипировку получили. До сих пор душевная рана не зарубцевалась. Сказать, что я была удивлена и не понимала, за что, не сказать ничего. На этом фоне у нас в Баку была такая идиллия, что, честно, даже не хочется говорить о ныне существующих проблемах. Так что у них в Венгрии была своя каша, а у нас – своя.
А.Л.: Наша каша была сварена лучше и вкуснее – факт.

– Так расскажите нам об этой бакинской каше!
Т.В.: Ой, это мы долго можем. Если вкратце, то каждый – генеральный менеджер Игорь Кочарян, главный тренер Александр Дирацуян, его помощник Андрей Рузанов, тренер по ОФП Александр Смык, которого, к слову, мы называли самым позитивным злодеем, доктор Игорь Дьяконов и администратор Алексей Чижов — приложил массу усилий для того, чтобы мы добились успеха.
А.Л.: Некоторых нам очень не хватало в Баку. Встречали в аэропорту уже здесь, в Москве. Милые такие, с цветочками.
Т.В.: Семёну моему достался медведь. И, наверное, это о многом скажет: мы, не заезжая куда-то, прямо из аэропорта поехали в ресторан отметить триумф и поделиться эмоциями. Причём не для галочки из серии «Всем спасибо, все свободны», а душевно, по-семейному. У нас было так классно, мы не могли наговориться, всё обсудить…
А.Л.: А потом все вместе смотрели трансляцию матча сборной за пятое место из Венгрии и болели за девчонок. К нам другие посетители присоединились. В общем, атмосфера отличается немного от большого баскетбола, где все разбиваются на какие-то кучки по интересам. Может быть, потому что нас меньше и нам как-то проще.
Татьяна Видмер
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Татьяна Видмер

«Стритбол в крытых помещениях – не стритбол. А как же ветер в лицо?»


– О вашем главном тренере почти ничего неизвестно…
А.Л.: Вообще, Александр ни много ни мало – чемпион России по стритболу, то есть человек в теме как никто другой. У него полный порядок с техническим оснащением, поэтому он делал упор на дриблинге и связанных с ним хитростях, демонстрировал, как обращаться с мячом, чтобы получить преимущество, обыграть визави, которые не каждый тренер может дать. А комбинаций в 3x3 не так много – две-три, здесь больше и не нужно.
Т.В.: Не стоит забывать и о том, что наставник фактически ещё занимается и скаутингом, просматривая соперников. Так как их много, это не так просто, как может показаться. То есть для него работа по окончании нашей игры не закончилась.

– Иными словами, тренеру из профессионального баскетбола пришлось бы тяжело?
Т.В.: Без сомнения. Андрей Рузанов разбирал и раскладывал по полочкам всех соперниц. Помимо этого поддерживал психологически, чтобы я не мандражировала из-за отсутствия практики: «Не бойся, всё будет хорошо. Ты всё сможешь!». Или брал ответственность на себя в некоторых эпизодах, говорил: «Вот она забьёт, это будет моей проблемой. Сделай, как я говорю, об остальном не задумывайся!». Не каждый наставник может найти слова и вселить уверенность. Мне очень жалко, что никому из тренерского штаба не вручили медалей.

– Серьёзно?
Т.В.: Да, это очень странный момент: даже главного не наградили.

– Где мы вас увидим в следующем году в большом баскетболе?
А.Л.: Я буду в новой команде Премьер-лиги «Московская баскетбольная ассоциация» Я там восстанавливалась после родов, два года провела в Суперлиге.
Т.В.: Как-то у нас вообще всё синхронно (смеётся)! Я восстанавливалась после родов в курском «Динамо», там и остаюсь на следующий сезон.

– Если со временем появится некий стритбольный тур из определённого количества крупных турниров и придётся выбирать между баскетболом и стритболом, чему отдадите предпочтение?
А.Л.: Я думаю, выбирать будет тяжело. Если в контрактах будут соответствующие опции и клубы будут готовы на это идти, то попробуем совмещать.
Т.В.: Я всё-таки надеюсь, что календари не будут пересекаться, иначе стритбол может потерять в привлекательности.

– А если стритбол перекочует с улицы в залы и сезон станет полноценным?
А.Л.: Стритбол в закрытом помещении – это уже не то.
Т.В.: Стритбол – это улица.
А.Л.: Когда ветер сильный дует, причём порой в лицо.

– К слову о непогоде. Анна Чакветадзе рассказывала, что ей приходилось выходить на корт при шквальном ветре. А с какими ужасными условиями сталкивались вы?
А.Л.: Вот как раз в матче с Румынией аномальная духота стояла, на солнце температура за 40 градусов переваливала. А вообще, в Баку же тоже очень сильные ветра, и в первые два дня приходилось тяжко. Думаешь: «Ну, всё!». У нас в Деревне тоже был корт, и мы хотели потренироваться. Бросали и думали: «Какой ужас! Как мы будем играть?». Слава богу, ветер стих.
Т.В.: Жара и ветер делают своё дело. В этом есть свои прелести, потому как даже самый сильный соперник может сдохнуть, если «дыхалка» не выдержит.
А.Л.: Естественно, тем, кто тренируется в подобных условиях, вроде гречанок и турчанок, было легче других приспособиться.
Татьяна Видмер и Анна Лешковцева в гостях у «Чемпионата»
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

Татьяна Видмер и Анна Лешковцева в гостях у «Чемпионата»

«В Олимпийской деревне у нас был даже бесплатный салон красоты»


– Что в Баку ещё успели помимо корта увидеть? Была ли возможность погулять где-то?
А.Л.: Съездили в одно утро искупаться в Каспийском море, немного прошвырнулись по городу. А вообще гулять долго невозможно было из-за жары – риск получить тепловой удар велик. Да и времени не так много свободного, час-полтора от силы.
Т.В.: Очень хотелось попасть на какие-то соревнования, но максимум, что у нас получалось, это днём или вечером общаться с людьми, которые проживали в нашем корпусе, и периодически поздравлять кого-то, кто шёл с медалями. Или сцепиться языками вечером, на ужине, не больше.
А.Л.: Можно было сходить на пляжный футбол, плавание, мы однажды даже билеты взяли, но сил добраться не было уже.

– Как вам организация самих Игр в целом?
А.Л.: Очень хорошая, хотя мне не с чем сравнивать, наверное!
Т.В.: По мне всё было супер! Конечно, я не была на Олимпийских играх, но по сравнению с Универсиадой в Белграде это что-то просто нереальное. На каждого человека по два волонтёра. Если ты где-то идёшь и у тебя возникает какой-то вопрос, сразу приходят на помощь. А у меня вообще были проблемы с этим, потому что моя мама не жила с нами в Деревне для спортсменов, и, так как я ездила с ребёнком, у нас была куча проблем. Вот представляете: маму, которой около 60, бросить в чужом городе, и она там на такси из гостиницы вынуждена была добираться? Везде ей помогали. Не было такого, чтобы она где-то потерялась. Её сажали на метро, говорили, что проводят, давали деньги даже. Но в 21 выгоняли из Деревни, потому что это закон, а у нас тренировка в это время только начиналась. Так что с моим полугодовалым сыном сидели тренеры.

– То есть исключений для вас никто не делал?
Т.В.: Увы. Я могла бы жить в гостинице, но сама посчитала, что это был бы не лучший вариант. Если бы я всё время находилась отдельно, не была бы частью команды.
А.Л.: Хорошо, когда все вместе. Чем больше общаешься, тем лучше понимаешь друг друга. Таня шла ради команды на приличные жертвы, и все ей безмерно благодарны.
Т.В.: Мы старались всё время ходить вместе. А организация действительно отличная. И большие номера были, и питание достойное… Я краем уха слышала, что Баку хочет в будущем Олимпийские игры заполучить. Уверена, у них всё для этого есть.
А.Л.: Самое интересное, что они всё это за два года построили. Сложно представить, как за такой короткий срок можно было такую инфраструктуру организовать.
Т.В.: Мы ни в чём не нуждались.
А.Л.: У нас даже на территории был салон красоты бесплатный!
Фото: Дмитрий Голубович, «Чемпионат»

«Семён Бакинский отныне талисман женской национальной команды 3x3»


– Татьяна, говорят, после вашей победы сына нарекли талисманом команды?
Т.В.: Семён у нас просто был законспирирован, я нигде и никогда его особо не выпячивала, но здесь уже задумалась: если он со мной, то со мной – чего скрывать. Нет, зря он через это прошёл, что ли? Все, у кого есть дети, понимают, насколько это тяжело. Поэтому когда мы выиграли, я почувствовала, что он стал нашим счастливым талисманом, неотъемлемой части всего происходящего. Так что теперь я-то могу не попасть в сборную, а его будут в обязательном порядке возить на все крупные турниры (смеётся).

– Вы были единственной мамой?
– Т.В.: Да, в Деревне единственная мама-псих, которая взяла бедного семимесячного ребёнка с собой. Сразу оправдываюсь, что это не потому что я такая, а потому что мы неразделимы пока.

– Признайтесь, мечтали, чтобы всё поскорее закончилось?
Т.В.: Отчасти. Силы ведь не беспредельны. Я тренироваться начала рано, и все понимают, что такое грудное вскармливание: никаких энергетиков, дополнительных смесей, целебных пилюль, ни-че-го! То есть работала исключительно на внутренних ресурсах. Смотрела на поддерживающие изотоники и думала: «Господи, как же мне хочется выпить, чтобы пополнить запасы энергии!». Естественно, когда приехала домой, поняла, насколько опустошена: сил нет, хочется просто лежать. Но я сама понимала, куда еду и нужно мне это или нет. Я привыкла, что если соглашаюсь и говорю, что нужно, отдаюсь без остатка. Что-то у меня болело или не болело – уже неважно, главное – результат.

– Говорят, вы, как Стэф Карри, брали ребёнка с собой после победы в Русский дом?
Т.В.: Да, он везде был со мной, так что перещеголял Райли с головой (хохочет).
А.Л.: Более того, потом мы пошли в ресторан около Олимпийской деревни, и он там спал у Тани на руках.
Т.В.: Спал бедненький и несчастный. Но даже такой почётный человек, как Александр Жуков, отметил его. А ещё помню, помощник президента Дмитрий Левитин сказал: «Раз мы взяли столицу Азербайджана, он у нас теперь Семён Бакинский!».

– Чувствуете свою вину перед ним?
Т.В.: Конечно, как и любая другая нормальная мама, но, с другой стороны, понимаю, что выхода не было.

– Другие мамы не ставили на вид?
Т.В.: Нет, ко мне на хромой козе не подъедешь. Ребёнок мой, жить ему со мной. Я буду чувствовать свою вину, поджарила немножко на солнце, но ничего, зато он стал общительным и говорит на всех языках почти: и «агу», и «гу-гу». Его там и за щёчки потрепали, и за ручки, и за ногу. Все знали, что у нас в Деревне есть Сёма, я его мама, поэтому я в принципе без аккредитации передвигалась.
А.Л.: Он был аккредитацией.

В подготовке материала принимали участие Алёна Задорожная и Дарья Голик.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 9
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница