Первая берлога «Гриззлиз»
Фото: Reuters
Текст: Андрей Дзюба

Первая берлога «Гриззлиз». Кто и как убил баскетбол в Ванкувере

Короткая история баскетбольного «Ванкувера» показывает, как стечение неблагоприятных обстоятельств поставило крест на второй команде Канады.
16 июля 2015, четверг. 17:30. Баскетбол
В начале июля финал женского чемпионата мира по футболу состоялся в Ванкувере на стадионе BC Place, который находится всего в 250 метрах от Rogers Arena, где когда-то проходили баскетбольные матчи. И не просто баскетбольные матчи, а игры НБА. С 1995 по 2001 год домом для «Гриззлиз» был именно Ванкувер, хотя этот проект несомненно является одним из худших в истории лиги. Что же происходило на канадском этапе истории организации? Почему это начинание оказалось настолько неудачным? В 20-ю годовщину основания клуба будет уместно вспомнить об этом.

В свою недолгую историю в стране кленового листа «Гриззлиз» вписали катастрофический баланс побед и поражений 151-359 и пятерых главных тренеров (за шесть сезонов), но больше всего команда запомнилась своей несуразной формой. А уже в 2001 году организация навсегда переехала в Мемфис.

Майк Бибби, известный по своей игре за «Сакраменто» с Крисом Уэббером и Владе Дивацом, начинал карьеру в «Ванкувере», который выбрал его под вторым номером на драфте 1998 года. Едва попав в команду как раз в середине её канадского периода, он почувствовал, что вряд ли останется здесь надолго.
Стив Фрэнсис был человеком, способным в одиночку переманить хоккейных болельщиков на баскетбол.

«Возможность переезда буквально витала в воздухе. Не скажу, что было ощущение острой необходимости в этом, но разговоры о смене дислокации велись постоянно. Всё дело было лишь в том, чтобы найти подходящий город для перемещения», – вспоминает Майк.

В те времена за канадский доллар давали всего 70 американских центов, и это было одной из главных причин постепенного угасания «Ванкувера». Затраты на зарплаты игроков, которые были наибольшими для организации, рассчитывались в американской валюте, а на руки баскетболисты получали деньги в канадской. Поэтому из-за разницы в курсе «Гриззлиз» несли ощутимые потери даже без учёта слабых поступлений от продажи билетов и рекламы.

Помимо кризиса канадской экономики дополнительные проблемы для организации создавал статус новообразованной команды. По правилам НБА в первые два года «Ванкувер» не мог использовать на 100% ресурсы платёжной ведомости, а в первый год не имел права получить выбор в топ-5 драфта. Тогда пятым номером оказался Кевин Гарнетт, а «Гриззлиз» под шестым достался центровой Брайант Ривс, отыгравший в Канаде все свои шесть сезонов в лиге.

Канадцам не повезло на драфте не только в 1995 году. Именно ярмарка талантов 1999 года стала своеобразной точкой невозврата, после которой миграция на юг стала неизбежной. В 1996-м «Ванкувер» выбрал форварда Шарифа Абдур-Рахима, который стал главной звездой команды. Полученный в 1997-м Антонио Дэниелс продержался в Канаде всего год, а затем появился и Бибби. Для создания классического большого трио «Гриззлиз» не хватало ещё одного элемента. Им должен был стать получивший широкую известность за время своей студенческой карьеры защитник Стив Фрэнсис из университета Мэриленд.

Несмотря на то что за несколько недель до драфта Фрэнсис категорично заявил, что не хочет играть в Ванкувере, генеральный менеджер Стю Джексон остановил выбор на нём. Это решение положило начало мыльной опере с обменом игрока, которая в итоге завершилась трёхсторонней сделкой с участием 11 баскетболистов. Таким образом, Фрэнсис, которого видели спасителем команды, на деле не дал «Гриззлиз» даже шанса выжить, упорно настаивая на переходе.

Неизвестно, держат ли любители баскетбола в Ванкувере зло на Стива по сей день или уже забыли, как он «послал» их город, но Бибби не считает, что руководство организации допустило тогда ошибку.

«По-моему, в любом случае нужно выбирать лучшего из доступных на данный момент игроков, а таким тогда был Фрэнсис. К тому же за него мы получили нескольких сильных баскетболистов, например Майкла Дикерсона», – признаётся Майк.

Атакующий защитник Дикерсон набирал двузначное количество очков в четырёх из своих пяти сезонов в НБА, но ему было далеко до трёхкратного участника Матча звёзд Фрэнсиса. Именно Стив был человеком, способным в одиночку переманить хоккейных болельщиков на баскетбол. Как это ни парадоксально, но всего один игрок действительно мог сохранить для Канады вторую команду в НБА, и пример «Торонто» только подтверждает это.

«В «Рэпторз» наверняка понимали, что находятся в более выгодном положении. Ведь за них играл Винс Картер – человек-спектакль. В «Гриззлиз» никогда не было подобного баскетболиста, который своим умением сделать шоу привлекал людей на трибуны. Я сам всего лишь хорошо играл, но ничего больше», – уверен Бибби.

В создавшемся положении у «Ванкувера» не было своего лица и ни одного козыря в борьбе за выживание в хоккейном городе. В те времена в канадских СМИ активно обсуждались проблемы обеих баскетбольных организаций. Но такие личности, как Картер и Трейси Макгрейди, сумели переломить ситуацию в Торонто и помогли клубу найти свою нишу, а в Ванкувере этого не произошло. У «Гриззлиз» просто не оказалось своего Картера.

Вторым в списке самых ненавистных в баскетбольной части Ванкувере людей после Фрэнсиса значится тогдашний владелец организации Майкл Хэйсли, который и перевёз команду в Мемфис. Его не без оснований подозревают в том, что покупая клуб в 2000 году, он уже держал в уме переезд в США. В защиту Хэйсли готов выступить Бибби, но у него на то есть личные причины.
Картер и Макгрейди сумели переломить ситуацию в Торонто и помогли клубу найти свою нишу, а в Ванкувере этого не произошло.

«Майкл Хэйсли – был прекрасным человеком. Он сам спросил у меня, куда я хочу быть обменянным для наилучшего развития карьеры. Я ответил, что в «Сакраменто», и вскоре оказался там. За это я всегда буду благодарен «Гриззлиз» и лично Хэйсли», – объясняет Майк.

Возможно, главной причиной перемещения в Мемфис послужила ситуация с канадским долларом. Возможно, всё мог изменить Стив Фрэнсис, если бы не так настойчиво требовал обмена. Возможно, Хэйсли действительно даже не собирался попробовать сохранить команду в Ванкувере. А может быть, «Гриззлиз» были попросту настолько плохи, что не имели ни малейших шансов воскреснуть в Канаде.

Но несмотря ни на что, большой баскетбол в стране кленового листа сумел не только выжить, но и достичь процветания, пусть и в виде всего одной команды НБА. «Торонто» добился статуса завсегдатая плей-офф, а соседняя страна уже ассоциируется в лиге с именем не только одного Стива Нэша. На ближайших Олимпийских играх честь Канады будут защищать Эндрю Уиггинс, Тристан Томпсон и Энтони Беннетт.

И какой бы печальной ни была история «Ванкувера» в целом, но в памяти болельщиков он останется навсегда благодаря той самой классически нелепой форме.
Источник: SLAM Online
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота