Майкл Джордан
Фото: Reuters
Текст: Андрей Белик

Бизнес-протест. Как Джордан борется за права афроамериканцев

Майкл Джордан никогда не был лицом борьбы за права темнокожего населения США. Но это не значит, что легенда «Чикаго» думает только о себе.
21 июля 2015, вторник. 01:00. Баскетбол
«История Майкла Джордана – это история силы чёрных. Но силы не протестной или политической, а экономической», – написал Роланд Лэзенби, автор биографии прославленного спортсмена под названием «Майкл Джордан: Жизнь».

Неоспоримый факт: только 15 афроамериканских менеджеров смогли дослужиться до поста руководителя или исполнительного директора компании, входящей в список Fortune 500 за всю историю существования данного рейтинга. Из 15 этих менеджеров лишь шестеро сохраняют свой пост по сей день. С собственниками ситуация обстоит ещё печальнее: ни одна организация, входящая в число крупнейших в мире по объёмам прибыли, не принадлежала и не принадлежит представителям негроидной расы. Таковых и близко нет не только среди 100-процентных, но и просто мажоритарных акционеров.

Схожая ситуация сложилась и в НБА. По состоянию на сезон-2014/15 только шесть позиций владельцев, президентов и генеральных менеджеров были заняты афроамериканцами, причём распределены они были крайне неравномерно: три в «Шарлотт» и две в «Далласе» (где, к слову, один и тот же человек совмещал посты президента и исполнительного директора). Согласно гендерному и расовому отчёту организации под замысловатым названием Institute for Diversity and Ethics in Sport, в 2013 году 27 из 30 организаций лиги управлялись исключительно белыми. Впрочем, годом позднее на выручку клубам пришла сама ассоциация, назначив афроамериканца Марка Татума на должность заместителя комиссионера.

Джордан по сей день является собственником и президентом «Хорнетс», что делает его не только первым экс-игроком лиги, ставшим мажоритарным владельцем одного из клубов, но и единственным чёрным членом совета директоров НБА. Это одна из самых парадоксальных ситуаций в мире профессионального спорта. И распространяется она не только на баскетбол, но и работу со спонсорами – Его Воздушество исключительно успешно продвигает собственный бренд Jordan совместно с компанией по производству спортивной экипировки Nike, являясь исключением из охватывающего бывших игроков лиги правила.

Как однажды сказал рэппер Пэрис, сила чёрных – это больше, чем просто надпись на футболке.

Удивительно, но чем активнее игроки НБА участвуют в социальных протестах – вспомните хотя бы многочисленные майки «Я не могу дышать» на разминках, протестные чёрные носки игроков «Клипперс» или хэштег #ЖизниЧёрныхИмеютЗначение, ставший необычайно популярным в социальных сетях, – тем реже свою позицию по тому или иному общественно-политическому вопросу высказывает сам Майкл.

Обозреватель ESPN Ховард Брайант как-то даже назвал современных баскетболистов, включая Леброна Джеймса и Деррика Роуза, призывавших бороться с неправомерными действиями полиции, анти-Джорданами. Большинство спортсменов сейчас использует любое мероприятие, в которых они принимают участие, как трибуну, на которой можно высказать собственное мнение и тем самым распространить своё влияние за пределы площадок, арен, стадионов, кортов и рингов. Кое-кто даже спекулировал популярным выражением легендарного защитника «Чикаго» «республиканцы тоже покупают мои кроссовки», используя его в качестве объяснения всему тому, что Джордан мог бы сделать для общества за все эти годы, но по разным причинам так и не сделал.

Впрочем, обвиняя Майкла в том, что он является «недостаточно чёрным», люди забывают об одной важной детали. Всё время, что Джордан сотрудничает с Nike, руководящие посты в подразделении, отвечающем за бренд Jordan, всегда занимали исключительно афроамериканцы, которые, за исключением президента компании Тревора Эдвардса, были и остаются наиболее высокооплачиваемыми и авторитетными представителями своей расы в менеджменте крупнейших транснациональных корпораций США. Это не совпадение и уж тем более не случайность.

«Не могу не отметить желание Майкла приглашать на работу, поддерживать и продвигать по службе представителей расовых меньшинств. К числу его приоритетов всегда относилось создание прибыльных компаний в различных сферах ведения бизнеса, и он всегда предоставлял афроамериканцам, включая меня, возможность расти и проявлять себя на данной работе», – утверждает президент бренда Jordan Ларри Миллер, опровергая предположения о том, что шестикратный чемпион НБА не хочет отстаивать права темнокожего населения.

Джордан просто делает это иначе — тихо, не привлекая к себе лишнего внимания. Его вклад заключается в реальных действиях и предоставлении афроамериканцам реальных полномочий, а не в громких словах или красивых акциях, которые зачастую ни к чему не приводят. Чёрные к этому не привыкли: они хотят, чтобы их лидеры и герои кричали о равенстве и правах на каждом углу. Далеко не все из них способны оценить по достоинству политику Майкла, устроившего десятки человек на работу в подразделение по производству обуви, цена которого превышает $ 2,5 млрд, и сейчас проводящего ту же политику в принадлежащем ему баскетбольном клубе.

«После того как в Северной Каролине стали действовать законы Джима Кроу, у темнокожего населения не было политических прав. Но были экономические – возможность стать успешным и состоятельным человеком служила едва ли не единственной движущей силой для представителей расовых меньшинств. Заработать в рамках той ужасной экономической системы, требовавшей от чёрных платить белым за выделенные им участки земли зерном, которое они на ней выращивали, было практически невозможно. Но дед Джордана по материнской линии каким-то образом умудрился выбиться в люди. Он работал не покладая рук, выкупил собственное поле и тем самым предопределил свою судьбу. Мать Майкла, даром что с отцом не ладила, его лучшие качества унаследовала и стремилась достичь успеха в предпринимательстве», – пишет в своей книге Лэзенби.

Вспомните о том, что в «Хорнетс» афроамериканцы занимают такие должности, которые в других клубах НБА (да что там НБА — любых других профессиональных клубах Северной Америки) безраздельно отданы на откуп белым, и вы поймёте, что его действия — это больше, нежели надпись на футболке.

В наши дни, говоря о Джордане в положительных тонах, нельзя не упомянуть о его неудачах — иначе можно нарваться на критику со стороны тех, кто долгие годы обвиняет Майкла в нежелании использовать собственную значимость и влияние для решения острых социальных проблем. Он провалился и как игрок, и как президент по баскетбольным операциям в «Вашингтоне», до сих пор не может построить успешную команду, которая смогла бы претендовать на чемпионский титул, в «Шарлотт», постоянно конфликтовал с партнёрами по команде (причём не только на словах, но порой даже с применением физической силы), соперниками и собственными тренерами и при этом не удосужился, например, прокомментировать оправдание судом белых полицейских, избивших таксиста Родни Кинга в начале 90-х, да и вообще никогда не выступал против притеснений обычных людей на почве расизма. Многим это трудно игнорировать, особенно глядя на поведение ведущих атлетов современности.

Доходило даже до того, что кое-кто из коллег говорил о Майкле как о человеке, готовом выйти из тени и взять слово только в тех случаях, когда речь идёт только о собственной финансовой выгоде.

Всё это понятно. Но справедливо ли осуждать Джордана, глядя на итоговый результат его «молчания»? Просто задайте себе вопрос: добился бы Майкл большего, если бы регулярно выступал на публике и был голосом афроамериканцев, а не одним из самых успешных чёрных бизнесменов? В нашем мире, в основе которого лежит экономический фактор, эффективнее протестовать против действий условного Дональда Стерлинга не громкими заявлениями, а созданием для темнокожего населения тех рабочих мест, которые обвинённый в расизме экс-владелец «Клипперс» не удосужился бы создать с принадлежавшей ему организации.

Доктор Ричард Лапчик, директор Institute for Diversity and Ethics in Sport, с этим полностью согласен. «Мне трудно поверить, что во всех профессиональных спортивных лигах США есть только один темнокожий владелец клуба. Достижения Майкла Джордана-баскетболиста меркнут в сравнении с тем, что он и стал этим владельцем. Таким образом он демонстрирует представителям подрастающего поколения, что они могут добиться многого не только как атлеты, но и в качестве президентов клубов, генеральных менеджеров, исполнительных директоров и даже собственников. Такие люди, как Джордан, нужны американскому спорту ещё больше в наше время, омрачённое поведением и позицией Стерлинга. Надеюсь, что за Майклом появятся и другие афроамериканцы, которым принадлежал бы контрольный пакет акций профессионального клуба».

Так, к сожалению, думают немногие. Во времена, когда ряд спортивных изданий выходит с заголовками вроде «Леброн Джеймс превзошёл Майкла Джордана в готовности решать социальные проблемы», а любой мало-мальски успешный темнокожий представитель шоу-бизнеса выдаёт со сцены один политический лозунг за другим, трудно обратить внимание на старания Джордана, который понимает, что за словами должны стоять конкретные дела, и продолжает работать, придерживаясь собственной, визуально нейтральной позиции.
И это правильно, ведь когда вокруг все только говорят, кто-то должен действовать.

«На мой взгляд (взгляд человека, изучавшего экономику на протяжении нескольких десятилетий), спортсмены должны максимизировать собственную прибыль, используя свои ментальные и физические качества, в процессе карьеры, а затем вкладывать эти средства в бизнес. Ведь большинство из тех, кто в прошлом был успешным атлетом в колледжах и профессиональных клубах, исключительно редко покоряют те же вершины в предпринимательской деятельности. Поэтому наследие Джордана имеет колоссальное значение – в отличие от большинства он сумел перестроиться и найти себя в новой сфере. Мы можем только догадываться, стоит ли ему становиться человеком более публичным и чаще высказывать собственное мнение по тем или иным политическим или социальным вопросам, либо и дальше открывать новые горизонты для афроамериканцев, пользуясь собственным влиянием в мире бизнеса», – считает Кит Харрисон, профессор кафедры спортивного менеджмента университета Флориды.

Правда тем и хороша, что заставляет задуматься над теми неприятными вещами, о которых просто так думать не хочется.

Американский профессиональный спорт никогда не видел чёрных функционеров. Точка. Джордан и Мэджик Джонсон сделали всё от них зависящее, чтобы устранить данный пробел. И любой человек, не понимающий, что приобрести условный «Шарлотт» гораздо сложнее, нежели говорить с трибуны или страниц СМИ, просто не в состоянии оценить вклад Майкла в борьбу за права афроамериканцев.

«Всё, на что темнокожее население Северной Каролины могло положиться в былые времена, — это их экономические права. Недаром так называемая чёрная Уолл-Стрит находится не где-нибудь ещё, а в Дареме. Не думаю, что Барак Обама случайно выбрал Шарлотт в качестве места проведения съезда Демократической партии, которая должна была номинировать его на пост президента США во второй раз. История Майкла Джордана, вдохновившегося талантом своей матери, – это настоящая история силы чёрных, хоть многим это утверждение и не понравится», – утверждает Лэзенби.

Действия Джордана, которого многие склонны обвинять в эгоизме, демонстрируют, что на рынке труда, где по сей день существуют ограничения по половому и расовому признакам, он работает иначе, чем кто-либо другой в мире спорта. Когда нет никаких ограничений и отсутствует необходимость показательно нанимать на работу афроамериканцев, чтобы закрыть некую квоту, те во многом благодаря Майклу занимают должности, в других компаниях и организациях для них по сей день закрытые.

Нельзя утверждать, что таким образом Майкл делает жизнь всех чёрных в США легче и лучше. Но во многом благодаря бренду Jordan и «Шарлотт» мы увидели обратную сторону реализации гражданских прав темнокожего населения, что выгодно отличает Джордана от других прославленных атлетов.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 26
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда