Коби Брайант
Фото: Reuters
Текст: Андрей Белик

Брайант: никогда не играл в баскетбол ради денег

Коби Брайант — о работе над собой, возможном завершении карьеры, перспективах «Лейкерс» и бизнес-интересах в Китае.
5 августа 2015, среда. 21:45. Баскетбол
Защитник «Лейкерс» Коби Брайант в очередной раз непрозрачно намекнул, что следующий сезон может стать для него последним в профессиональном баскетболе. Впрочем, не спешите отправлять 36-летнего баскетболиста на заслуженную пенсию: пятикратный чемпион НБА и 17-кратный участник Матча звёзд делать громкие заявления пока не готов и оставляет себе путь к отступлению. По словам самого Коби, вовсе не потому, что следующим летом ожидается рекордный рост потолка зарплат и, как следствие, окладов игроков — он действительно любит баскетбол.

— Генеральный менеджер «Лейкерс» Митч Капчак говорил, что следующий сезон может стать для вас последним. Так ли это на самом деле?
— Мы ещё ничего не решили, о чём я ранее уже неоднократно говорил. Могу ли я завершить карьеру по окончании следующего чемпионата НБА? Разумеется, да. Принимать такие решения всегда непросто. Игроки, с которыми я обсуждал эту тему, говорили мне, что в определённый момент я должен понять всё сам.

На самом деле, для меня всё ясно — я либо смогу играть в баскетбол и выдерживать нагрузку, ложащуюся на плечи игрока НБА, либо нет. Я не усложняю себе задачу. Но решение всегда лучше принимать уже по итогам сезона. Перед началом чемпионата мне трудно сказать, что будет дальше.

— Хотели бы вы организовать своего рода прощальный тур?
— Осуществить это будет достаточно сложно, потому что я наверняка не знаю, завершаю я карьеру или нет. Предстоящий сезон не станет моей лебединой песней, потому что вся история ещё не написана.

— В каком состоянии сейчас находится ваш организм, и чувствуете ли вы какую-то разницу в сравнении с тем состоянием, в котором вы начинали работу в тренировочном лагере год назад?
— Мой организм в полном порядке, я чувствую себя замечательно. Нет никаких вопросов относительно того, что я могу делать на площадке, а чего не могу. Мои ноги полностью здоровы и очень сильны. В этом и заключается разница. Ведь над состоянием верхней части тела я постоянно работал в тренажёрном зале, поднимая вес. С ногами всё было сложнее, но сейчас я в них уверен.

— Почему вы до сих пор заставляете себя проходить через всё это, после стольких лет в НБА и многочисленных травм?
— Я безумец. Ха-ха. Я люблю играть в баскетбол, по-настоящему наслаждаюсь процессом. Это невероятно: я прошёл путь от юнца, любившего баскетбол и считавшего, что смогу играть вечно, до человека, понимающего, что всему приходит конец.

Впрочем, порой интересно отойти на шаг назад и полюбоваться созданным шедевром. Это состояние — противоположность тому чувству, что я испытывал в детстве. Здорово вот так сидеть накануне 37-летия и рассуждать об этом.

— Как вы сражаетесь с болевыми ощущениями и проходите процесс реабилитации?
— Просто прохожу, и всё. Если я для себя что-то решил и принял вызов, то не останавливаюсь на полпути и никогда не задаю себе вопрос, стоят ли приложенные усилия той цели, к которой я иду. Сейчас я, например, уже определился. Болезненные моменты будут, но я должен идти дальше.

— Когда вы осознаёте, насколько существенно может вырасти ваша заработная плата в следующем сезоне, не задумываетесь о том, чтобы продолжить выступления в НБА?
— Нет, это не делает продолжение карьеры более привлекательным. Ничуть. Я никогда не играл ради денег, они никогда не являлись для меня движущей силой. Деньги приходят и уходят, а своё будущее я уже обеспечил. Моя семья не испытывает недостатка в чём бы то ни было? Зачем мне деньги — чтобы их стало ещё больше? У меня есть семья, я — состоятельный человек, и это уже во многом благословение свыше.

Я ни в коем случае не принижаю значимость личного дохода, или что-то в этом роде. Я не хочу, чтобы мои слова прозвучали так, будто я не благодарен людям, которые вкладывали в меня немалые средства. Но, в то же время, зададимся вопросом, что для баскетболиста важнее всего? Я, повторюсь, никогда не играл ради денег. Надевая кроссовки впервые в своей жизни, я ни малейшего понятия не имел о том, сколько клубы НБА платят Мэджику Джонсону или Ларри Бёрду. Я играл потому, что любил баскетбол.

— Что можете сказать о нынешних «Лейкерс»?
— Клуб сделал всё возможное, чтобы с уверенностью смотреть в будущее. Менеджмент отлично поработал на драфте. Свободные агенты, с которыми были подписаны контракты — Рой Хибберт, Брэндон Басс, Лу Уильямс, — солидные игроки. Теперь в команде есть и перспективная молодёжь, и закалённые в боях ветераны. Вызов, который принимают «Лейкерс», заключается в том, чтобы объединить две эти группы игроков и сократить период, требующийся новичкам на адаптацию.

Сколько времени у нас уйдёт на то, чтобы команда заиграла в свой лучший баскетбол? Столько, сколько понадобится Д'Анджело Расселлу и Джулиусу Рэндлу, чтобы войти в колею. Тот же Джордан Кларксон, к примеру, получил неоценимый опыт в минувшем регулярном чемпионате, и это пойдёт на пользу «Лейкерс» в целом. Я с нетерпением жду того момента, когда смогу выйти на площадку с этими ребятами.

— Могут ли эти «Лейкерс» выйти в плей-офф?
— Разумеется. У нас есть сильные исполнители на каждой позиции. Есть талантливая молодёжь. Как именно все элементы картины будут стыковаться друг с другом? Вот этого я действительно не знаю. В тренировочный лагерь мы приедем с задачей сколотить единый коллектив, как и остальные клубы НБА. Нам предстоит выяснить, в чём сильные стороны нынешних «Лейкерс», в чём — слабые. И каждый раз, когда мы будем выходить на паркет, мы должны гнуть свою линию и скрывать собственные недостатки.

— Что вы думаете о перспективе переквалифицироваться в лёгкого форварда?
— Я не вижу особой разницы, честно говоря. Что лично для вас означает переход от атакующего защитника к лёгкому форварду? Всё равно все команды играют в этот чёртов «смолл-бол». В НБА есть форварды с характеристиками защитников. Центровые, способные закрывать «тройку». В чём разница? Назовите мне хотя бы одного лёгкого или тяжёлого форварда в современном значении этих слов, которые бы умели играть спиной к кольцу, и сравните с тем, что было раньше.

Никакой разницы между позициями атакующего защитника и лёгкого форварда для меня нет. Ведь все команды, если они не называются «Мемфисом», растягивают оборону соперников и угрожают с периметра.

— Ваше детство прошло в Италии, а в последние годы вы проводите немало времени в Китае. Можете представить себя играющим в баскетбол в одной из этих стран?
— О, я могу представить себя делающим всё что угодно — и это в том числе. Другой вопрос, случится ли это на самом деле. Когда я повешу кроссовки на гвоздь, мне предстоит принять немало непростых решений.

— Планирует ли Байрон Скотт ограничивать ваше игровое время в регулярном чемпионате?
— Возможно. Пока я ничего не могу сказать на этот счёт, решения будут приниматься от матча к матчу. Меня устроит всё что угодно, я достаточно гибкий человек. Я буду прислушиваться ко мнению тренерского штаба и своему организму.

— Как ваши дочери относятся к продолжению вами карьеры в НБА?
— Они хотят чаще видеть меня дома, да и мне нравится находиться рядом с ними. Но они чувствуют мою боль. Они понимают, что вскоре для человека, который только и делал, что играл в баскетбол, с самого детства, всё закончится. Да, они видят, как я работаю над собой, тренируюсь, поддерживаю себя в форме, но для них я всегда был и останусь в первую очередь отцом. Когда я пытаюсь показать им какое-то движение с мячом, они смотрят на меня и задают вопрос: «Папа, ты это серьёзно?». Такое чувство, будто я не знаю, о чём говорю. Это невероятные ощущения.

— Вскоре китайская компания «Алибаба Груп» выпустит в свет документальный фильм «Муза Коби Брайанта», посвящённый вашей жизни. Кроме того, будет создана целая серия сервисов и приложений под вашим брендом, и они будут доступны для 350 миллионов жителей Поднебесной. На какой результат этой кампании вы рассчитываете?
— Нет никакого секрета — я хочу рассказать несколько историй, которые вдохновили бы людей. Сначала появляется вдохновение, и только потом — сервисы, которые помогли бы людям получить доступ к тому, к чему они испытывают страсть. Всё дело в страсти. А ещё в путешествиях и приключениях. От этого мы отталкиваемся, продвигая бренд Kobe, Inc.

— Что вдохновило вас на столь масштабную работу над выходом на китайский рынок с суперсовременными технологиями?
— Когда в апреле 2013-го я получил серьёзную травму ахилла, то подумал, что моя карьера окончена. В моём возрасте я уже не обладал менталитетом новичка и понимал, что не смогу играть в баскетбол вечно. Поэтому я постоянно размышлял и учился, генерировал бизнес-идеи, но никогда всерьёз не работал над их реализацией. После той травмы посчитал, что пришла пора действовать.

Затем я начал задавать себе вопросы о том, что именно я хочу делать и чем собираюсь заниматься. Я не позволял себе погрязнуть в размышлениях о том, какая индустрия является наиболее прибыльной и где я смогу заработать максимальное количество денег. На мой взгляд, это категорически неправильный подход. Поэтому я взял небольшую паузу и зашёл с другой стороны. «Что мне нравится делать больше всего?». Я люблю рассказывать поучительные истории. Люблю вдохновлять людей. Как на этом можно было построить бизнес, я изначально не знал, но со временем мы это выяснили. Сейчас у нас есть чёткий план, который мы и реализовываем.

— В чём ещё, по вашему мнению, вы можете быть задействованы по окончании карьеры?
— Нет, ни о чём таком я сейчас не думаю. Я полностью сосредоточен на реализации нашего текущего проекта. Это действительно сложно. Есть много всего, что я мог бы делать. Есть бесчисленное множество идей. Мы с партнёрами можем пойти в любом направлении. Но я верю в предельную концентрацию и движение к поставленной цели. Пришло время осуществить мои намерения.
Источник: Yahoo Sports
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник