Деннис Шрёдер
Фото: Reuters
Текст: Виталий Очеретяный

«Уолл – первый зазнайка НБА, говорит много оскорбительных вещей»

Деннис Шрёдер – о сравнениях с Рэджоном Рондо, характере Майка Буденхольцера, видеоуроках Тони Паркера и собственных планах на будущее.
20 августа 2015, четверг. 14:45. Баскетбол
Следующий сезон может оказаться самым успешным в карьере восходящей звезды «Атланты» Денниса Шрёдера, если он продолжит прогрессировать так же стремительно. За два года, проведённых в НБА, 21-летний разыгрывающий из Германии сумел переступить важную черту, пройдя путь от статуса глубокого резервиста в реальную боевую единицу «Хоукс». В сравнении с прошлым сезоном ему удалось практически утроить свою результативность (с 3,7 до 10 очков в среднем за игру) и более чем удвоить показатель передач (с 1,9 до 4,1). Специалисты отмечают его игровую «злость» и напористость. А отличная техника и скорость перемещения по площадке позволили болельщикам «Атланты» сравнить его с молодым Рэджоном Рондо.

В сезоне-2014/15 события в его карьере развивались очень быстро.

Уже в ноябре он засветился в лучших моментах НБА на YouTube с решительным данком поверх рук знаменитого Тима Данкана.

Когда же в середине декабря основной разыгрывающий «Хоукс» Джефф Тиг был вынужден пропустить три игры из-за травмы подколенного сухожилия, Шрёдер повёл «Атланту» к трём подряд выездным победам. Причём повержены были такие маститые клубы, как «Кливленд», «Хьюстон» и «Даллас». Примечательно, что в игре против «Маверикс» немецкий разыгрывающий показал самую высокую результативность в карьере на тот момент — 22 очка. А его оппонент, тот самый Рондо, на которого с детства равнялся Деннис, остановился на отметке 13 очков.

Пик результативности игрока пришёлся на конец регулярного сезона, что свидетельствует о продолжающемся прогрессе. В марте-апреле он зарабатывал в среднем уже более 12 очков за игру, а мартовский показатель в 6 передач в среднем за матч говорит о серьёзной заявке Шрёдера на то, чтобы стать заметным разыгрывающим в лиге.

О том, что помогает молодому игроку в развитии карьеры, Деннис рассказал в одном из своих интервью:

— Вы любите скейтборд?
— Да, когда мне было около шести лет, брат взял меня с собой в парк неподалёку от нашего дома в Брауншвейге и научил меня кататься на скейте. Мы разгонялись где угодно: на рельсах, на любых выступах. Мой старший брал даже имел несколько предложений выступать на профессиональном уровне. И он считал, что я тоже вполне хорош. Но вместо этого мы решили заниматься в парке баскетболом: три на три, четыре на четыре. Тем не менее скейтбординг был моим первым любимым видом спорта. Я катаюсь ради забавы до сих пор.

— Не это ли имел в виду генменеджер «Хоукс» Денни Ферри (когда высказался о Луоле Денге в том русле, что в нем осталось еще что-то африканское, не в плохом смысле. — Прим. ред.)?
— Нет, я больше не делаю опасных трюков. Просто добираюсь до ближайшего продуктового магазина. Я останавливаюсь на тротуаре и больше не делаю этих прыжков с переворотом доски.

— Как вы думаете, помог ли вам скейт стать лучше в баскетболе?
— Так считают мой брат и моя семья. Они думают, что доска помогла мне улучшить координацию и работу ног. Но я не уверен. Мне просто нравится проводить так время.

— На кого из игроков вы ориентировались с тех пор, как начали следить за НБА?
— До того как я пришёл в лигу, примерами для меня были Крис Пол и Рэджон Рондо. Но сейчас я являюсь игроком команды НБА, и мне уже сложно назвать любимых исполнителей. Понимаете ли? Теперь я хочу быть так же хорош, как и они.

— Вы это продемонстрировали не так давно, особенно в победном матче с ведомым Рондо «Далласом». Удалось ли вам пообщаться с самим Рэджоном?
— Да, мне удалось с ним поговорить около 10-15 минут перед игрой. Мы говорили о моих первых сезонах в НБА, о том, что делать, чтобы заявить о себе и выдержать удар на заре карьеры. Кстати, мы ни словом не обмолвились о том, чтобы как-то сравнить друг друга. И это не он назвал меня Рондо-младшим. Такое имя мне придумали фанаты.

— Расскажите о белой пряди волос в вашей причёске.
— Несколько лет назад моя мама просила меня целиком перекраситься в блондина. На что я ей ответил отказом. Тогда мама сказала, чтобы я покрасил только локон. Я сделал это ещё в Германии и до сих пор ношу. Мои друзья, «Гибкая банда» и брат тоже носят. Они это сделали для меня.

— Гибкая банда?
— Это несколько моих друзей. Мы вместе решили разработать линию одежды — футболки, кепки, толстовки. Я не знаю, когда всё это будет реализовано. Но до тех пор любой может начать просто с окрашенного в белый локона волос.

— Ветеран команды Кайл Корвер, сказал, что между прошлым сезоном и недавно завершившимся у вас кардинально поменялось мышление, взгляд на игру. Что произошло, что заставило вас так измениться?
— Теперь я понимаю, как работает НБА изнутри. Как эффективно тренироваться, как лучше защищаться. Знаете, первый сезон был немного сумбурным, я просто старался выходить и играть, не вникая глубоко, что к чему. Сейчас я лучше понимаю, что действительно надо делать на корте благодаря нашему тренеру Майку Буденхольцеру и благодаря тренировочным лагерям. Я стал лучше слушать.

— Звучит так, как будто к вам просто удалось докричаться на другой части площадки — в нападении.
— Не совсем так, просто я изучил много видеоматериалов, особенно с Тони Паркером. Я смотрел, как он использует свою скорость, умение прорваться к кольцу. И самое главное, что каждый раз после просмотра такого видео я старался и стараюсь отработать изученные приемы.

— А кто был самым быстрым игроком, против которого вам приходилось защищаться?
— Это разыгрывающий «Вашингтона» Джон Уолл. Когда он выходит на площадку, ему так тяжело противостоять. Да, это, наверное, один из самых быстрых игроков лиги, с которым я сталкивался.

— Насколько интенсивно соперничество между вами и основным разыгрывающим команды Джеффом Тигом?
— Мы конкурируем весьма жёстко. Но большей частью на тренировках. Здорово иметь такого оппонента по занятиям, как Джефф. Если я делаю что-то неправильно, он всегда подскажет, как сделать лучше. И во время игры он всегда дает советы. Например, может сказать: «Проникай под кольцо, у тебя это хорошо получается». Я стараюсь слушать и выполнять то, что он мне говорит. В этом и есть разница между первым и вторым сезонами: я стараюсь быть более агрессивным в нападении и ищу свой шанс для броска. Важно то, что тренер и другие игроки команды стали доверять мне больше. Приятно, когда мои более маститые напарники Пол Миллсэп или Эл Хорфорд говорят: «Атакуй кольцо, никто не сможет тебя остановить».

— Благодаря чему «Атланта» в регулярном чемпионате выглядела так хорошо?
— В «Атланте» любой может взять игру на себя. Неважно, кто забивает. Я думаю, в этом и состоит главная сила «Хоукс». В нашем распоряжении есть отличные исполнители, и неважно, кто наберёт больше очков в конкретной игре.

— В чём основное отличие игры в НБА от баскетбола в Германии?
— Здесь я каждый вечер играю против лучших разыгрывающих планеты. И к этому надо приспособиться. В Германии игра медленнее. А здесь надо быть готовым атаковать кольцо в любой момент, как только ты получил мяч. И здесь больше бахвальства в речах игроков.

— А кто из ваших оппонентов является самым большим зазнайкой?
— Упомянутый Уолл. Он говорит много оскорбительных вещей. Нечто подобное было и в Германии. Но здесь мне справиться с этим немного труднее, поскольку английский — не мой родной язык. Тем не менее «трэш-ток» — это ещё один аспект баскетбола. Каждый пытается достичь преимущества в соперничестве. Кто-то, например, подшучивает над моим белым локоном во время игры. Но это мама попросила меня его сделать, и поэтому я не обращаю внимания на шутки.

— Это мама подтолкнула вас к употреблению майонеза в таком количестве? Я слышал, вы едите его очень много?
— Я люблю майонез. В Германии мы добавляли его во французскую картошку, курицу, яйца, во все что угодно. Я вырос на такой еде. Перед каждой игрой я съедаю турецкий бургер с майонезом. Некоторые игроки говорят, что это ужасно. А я уже не могу изменить свою привычку. Тренера же этот вопрос не волнует.

— Как бы вы описали своего тренера Майка Буденхольцера?
— В паре игр, когда мы проигрывали после первой половины 10-15 очков, он приходил к нам, показывал видео, а затем говорил очень громко: «Или вы соберётесь и начнёте играть, или вас разотрут в порошок». Иногда он действительно на нас орал. Но в целом он довольно тихий человек, который старается донести свои мысли в спокойной манере.

— Могут ли «Хоукс» соперничать с любой командой лиги уже сейчас?
— Мы имеем шанс становиться лучше и конкурировать с кем угодно. Не считаю, что нам нужно кардинально усиливаться. У нас была серия из 17 побед подряд за месяц. Мы дошли до финала конференции, и это многое говорит о нашей конкурентоспособности. В любых компонентах игры. Но мы продолжаем расти и хотим заставить других говорить о нас. И я хочу этого тоже. Чтобы каждый раз, думая о матче против «Атланты», противник недоумевал, как с нами справиться, боялся нас. Сейчас оппоненты смотрят на игроков «Хоукс» скорее с любопытством. Но я думаю, это скоро изменится.

— Чем стал для вас тот знаменитый бросок сверху через Тима Данкана в ноябре?
— Я не боялся в момент реализации броска. Но я завис над кольцом немного дольше, чем стоило, и думал, что мне могут дать пинка.

— Достаточно ли хорошо болельщики «Атланты» относятся к игрокам?
— Я слышал от своих коллег, что раньше относились не очень положительно. Людям нравится, когда команда выигрывает. Но сейчас ситуация изменилась к лучшему. Мы делаем многое для налаживания диалога с болельщиками: много мероприятий, различные встречи. Всё идет по плану. Знаете, у меня есть татуировка, на которой написано «иншаллах», что переводится с арабского «с надеждой». И мы с надеждой идём вперёд!
Источник: Grantland.com
Оцените работу журналиста
Голосов: 12
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг