Дикембе Мутомбо
Фото: Reuters
Текст: Анастасия Борисова

Мутомбо: всегда напоминаю Баветте, скольких денег он меня лишил

Дикембе Мутомбо – о включении в Зал славы НБА, беседах с Диком Баветтой, своих проектах в Киншасе и исключительном первом годе карьеры.
19 сентября 2015, суббота. 12:45. Баскетбол
Сомневаться в справедливости включения Дикембе Мутомбо в баскетбольный Зал славы НБА — это всё равно, что отрицать существование его впечатляющей 18-летней карьеры. Пусть по ходу последней центровой не сумел стать чемпионом самой престижной лиги в мире, но его послужной список от этого выглядит не менее внушительно. Ведь в нём восемь участий в Матчах звёзд, четыре награды лучшему игроку оборонительного плана по итогам сезона, масса попаданий в разнообразные символические сборные (в том числе во вторую во всей НБА по итогам сезона-2000/01), звание самого возрастного игрока, сумевшего совершить более 20 подборов за поединок (2 марта 2007 года) и солидное количество личных достижений по итогам «регулярки» в таких компонентах, как собранные отскоки под своим щитом и совершённые блок-шоты. Причём в последнем компоненте имя Мутомбо будет ещё долго на слуху – лишь один игрок в истории может похвастаться тем, что выписал визави за карьеру больше «горшков» (3289), чем он, – Хаким Оладжьювон. Впрочем, 218-сантиметровый центровой из Конго оставит после себя богатое наследие не только в баскетбольной индустрии, но и в благотворительной деятельности, благодаря помощи бедным странам Африки и всего мира.

– Дикембе, что вы ощущаете в связи с включением в Зал славы НБА?
– Многие спрашивают меня об этом. Чувствую себя хорошо, даже расслаблено. Счастлив, принимая столько поздравлений от разных людей по всему миру. Я получаю электронные письма, телефонные звонки с поздравлениями. Мой телефон просто разрывается. Это, правда, здорово. Я не знаю, смогу ли ответить всем, но стараюсь изо всех сил.

– Для вас это огромная честь?
– Это очень важно как для меня, так и для последующего поколения, особенно для африканского континента. Теперь все увидели, что простой парень из Конго, который приехал в Америку, фактически не имея ничего, может подняться на вершину баскетбольной карьеры – это, действительно, знаковая вещь. Попадание в Зал славы – гордость для моих детей, жены. Родители, к сожалению, не застали этот момент. Но я знаю, они смотрят на меня с небес и улыбаются.

– Долго писали речь, с которой необходимо выступить?
(Смеётся.) Нет. Всё шло от сердца, и это облегчило задачу. Я придумал неплохой спич. Поблагодарил всех, кто сыграл в моей жизни важную роль. Начал, конечно же, с моей жены. Затем пропел небольшие оды тренерам, товарищам по команде и всем тем, кто помогал мне на этом пути.
Дикембе Мутомбо
Фото: Reuters

Дикембе Мутомбо


– Вы сидели бок о бок с судьёй Диком Баветтой. Как много технических фолов он дал вам за фирменное покачивание указательным пальцем?
– До сих пор я продолжаю жаловаться Дику, когда встречаюсь с ним. За день до церемонии сказал ему: «Дик, не могу поверить, что мы вместе войдём в Зал славы». Я искренне рад за него, но в то же время напоминаю, сколько он заставил отдать НБА. «Дик, так есть ли способ вернуть мои денежки обратно?» (Смеётся.) Но, несмотря на его жёсткость, он был одним из лучших арбитров в НБА. Он уважал игроков.

– На этой неделе «Хоукс» в знак признания заслуг закрепили за вами навечно номер 55. Что вы почувствовали, когда узнали об этом?
– Знаете, я был впечатлён. Знал, что парни собирались устроить мне «день Мутомбо». В Хьюстоне со мной уже было подобное после того, как я сломал ногу в 2009-м. Они поставили мне платформу в середине площадки, играла музыка — это был настоящий праздник, на который пришла вся моя семья и руководство команды. Но я и не думал, что в Атланте праздник получится ещё более впечатляющим. Когда мне позвонили, я сначала даже не до конца понял, в чём дело.

– Можете ли вы представить, как бы сложилась ваша жизнь, если бы вы добрались до Джорджтауна, но не присоединились к баскетбольной команде университета (Мутомбо прибыл в школу в 1988 году по стипендии USAID, ещё до того как тренер Джон Томпсон позвал его в команду. – Прим. ред.)?
– Я даже не знаю, что было бы. Французы говорят: «Человек предполагает, а Бог располагает». Наверное, для меня был уготован другой путь, но какой – знает только Всевышний. Я хотел стать врачом, однако не уверен, что смог бы вылечить 140 тысяч женщин и детей. Всё это стало возможно только благодаря открытию больницы в Киншасе в 2007-м. Спасибо Господу, что Он дал мне возможность помочь всем страждущим.

– Какой ваш следующий проект вне баскетбола?
– Я хочу построить общественный центр в Киншасе, в районе, где я вырос. Он будет включать в себя баскетбольную площадку, компьютерные классы, небольшие аудитории и игровые комнаты, куда дети смогут прийти после школы отдохнуть и сделать домашнее задание. Там будут работать специалисты из разных областей, наставники для молодых ребят. Они должны будут помочь им определиться со своим будущим.

– Оглядываясь сегодня назад и оценивая свою карьеру, можете сказать, что стало для вас самым запоминающимся?
– Победы в разнообразных турнирах, подборы и блок-шоты – это самые приятные воспоминания. Это то, чем я горжусь, часть моего ДНК, то, чего я желал достичь. Я всегда хотел, чтобы меня запомнили как одного из величайших баскетболистов в НБА, и в настоящее время я чувствую, что стал частью истории. Это безумно приятно.

– Есть ли «горшок» в вашей карьере, который запомнился больше всего? Или их было слишком много?
– Их и вправду слишком много, всех и не упомнишь. Не думаю, что среди них был какой-то особенный. Я просто рад, что был в состоянии блокировать столько, насколько хватило моих сил.

– Я думаю, многие забывают, что вам уже 40 лет. Что является ключом к долговечности вашей карьеры?
– Вообще-то, мне 42! (Смеётся.) Всё дело в самодисциплине. Я играл в баскетбол с большой самоотдачей. Я упорно тренировался. Каждый вечер обязательно играл. Я думаю, что результаты говорят сами за себя.

– Вам не кажется, что в НБА стало меньше игроков, специализирующихся на обороне?
– О, нет, сейчас даже слишком много хороших Мутомбо. Я не шучу, это правда. В некоторых я действительно вижу молодого себя. Просто им необходимо работать, не покладая рук, тогда они достигнут моего уровня. Так же немаловажно, что за последние годы сам баскетбол сильно изменился.

– Возможно, вы навсегда останетесь единственным игроком Зала славы, чей самый результативный год пришёлся на первый сезон в карьере?
– Да, это так. У меня был отличный тренер Пол Уэстхед, который пытался превратить меня из игрока оборонительного плана в грозу нападения. (Смеётся.) И я полагаю, он проделал великолепную работу, раз я стал первым новичком «Денвера», включённым в первую пятёрку первогодок НБА.

– Когда другие люди оценивают ваш путь, на чём им стоит концентрировать внимание?
– Я хочу, чтобы они запомнили меня как одного из лучших игроков оборонительного плана в истории баскетбола. И мне кажется, я могу надеяться на это.
Дикембе Мутомбо
Фото: Reuters

Дикембе Мутомбо

Источник: Sports Illustrated
Оцените работу журналиста
Голосов: 16
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница