Владимир Ткаченко и Андрей Кириленко
Текст: Анастасия Борисова

Ткаченко: боялся, костюм будет мне мал, но он сидел как влитой

Владимир Ткаченко – о путешествии в Лилль, введении в Зал славы ФИБА, причастности к рекорду посещаемости и многочисленных встречах.
23 сентября 2015, среда. 23:45. Баскетбол
– С какими эмоциями вы вернулись из Лилля?
– Эмоции у меня сплошь положительные. Остался под впечатлением от поездки. Очень рад, что обо мне вспомнили, позвали на столь красочное мероприятие и предоставили возможность мысленно перенестись на пару десятилетий назад и вспомнить молодость.

– Ваши впечатления превзошли первоначальные ожидания?
– Я, конечно, ожидал чего-то грандиозного. Но так как никогда не участвовал в подобных церемониях, то и представить не мог, каков размах.

– Насколько волнительным вышло ваше путешествие?
– Я давно уже никуда не выбирался, поэтому, естественно, слегка переживал перед дорогой.

– С какими мыслями ехали в аэропорт?
– Со светлыми. Думал о том, как хорошо на душе. Держал за руку супругу и
улыбался, глядя в окно.

– Вы летели вдвоём?
– Изначально – да. Но на борту встретили Андрея Кириленко, а также Андрея Ватутина и Наталью Фураеву из ПБК ЦСКА. В общем, фактически летел в сопровождении первых лиц российского баскетбола (смеётся). Они очень хотели посмотреть финал чемпионата Европы, и в полёте мы обсуждали предстоящий матч.

– На совместном снимке с Андреем Кириленко вы органично смотритесь в костюме. Шили его на заказ к церемонии?
– Нет, что вы. Уже давно не выхожу в свет, для меня прошли времена торжественных раутов. Это старый костюм. Я даже боялся, что он мне будет мал – годы идут, никто не молодеет (смеётся). Но вроде бы сидел как влитой, чему я несказанно рад.

– О чём-нибудь успели поговорить с Кириленко?
– Конечно, обсудили печальное состояние российского баскетбола. Андрею сейчас придётся нелегко. Поднимать эту махину с колен – дело тяжёлое. Я пожелал ему терпения, удачи и настойчивости. Когда мне дали слово на трибуне, я сказал, что ФИБА должна поддержать РФБ и её нового президента. Потому что без нашей национальной команды международные соревнования утрачивают свою изюминку. Как сборная Союза в своё время, так и сборная России имеет баскетбольные традиции, глубокие корни, о которых нельзя забывать. Мне бы очень хотелось, чтобы у Андрея получилось. Он не только новый молодой президент, но и хороший игрок, замечательный парень, без удачи ему никуда.

– Программа вашего пребывания в Лилле была расписана по минутам?
– Да. Хотели прогуляться по городу, но возможности не представилось. Время пролетело как одно мгновение, можно сказать, что очнулись только на родине. В субботу, 19 сентября, состоялись многочисленные встречи, пресс-конференция, церемония введения в Зал славы и гала-ужин, а на следующий день нам хотелось пообщаться в неформальной обстановке со старыми друзьями, насладиться баскетболом. Матч за третье место и финал я пропустить не мог.

– Как проходила сама инаугурация?
– Церемония была пышной, красивой, но при этом очень длинной: разошлись мы только глубокой ночью. Для нас был арендован большой концертный зал, в котором уместилось более 400 человек. Играл джазовый оркестр, многие танцевали. Я, конечно, уже отвык от такого. Сам не вальсировал, но сделал много фотографий на память. А в перерывах руководители ФИБА представляли нас и предоставляли слово на сцене. Практически каждый говорил слова благодарности, пожелания своим баскетбольным коллегам. В зале царила удивительно тёплая атмосфера. Было приятно, что пришло столько народа, и я оказался причастен к этому торжественному моменту.

– Какие-нибудь сертификаты и подарки по столь памятному случаю вам преподнесли?
– На следующий день в перерыве финального матча нам вручили памятные презенты. Мне кажется, они выглядели оригинально: фигурки из прозрачного стекла с гравировкой о том, что игрок введён в Зал славы.

– Вы знаете, что стали одним из соавторов нового рекорда посещаемости баскетбольных матчей в Европе в закрытом помещении?
– Конечно! Я был поражён количеством зрителей: на финале был полный зал. Причём процентов 80 из них составляли поклонники прибалтов. Даже когда представляли команды, весь зал скандировал «Ле-ту-ва» и светился фонариками от мобильных телефонов. Это было невероятно. Казалось, что вся страна приехала поболеть за своих.

– Вы болели за литовцев в финале?
– Нет, я же приехал не как фанат или болельщик. Мне было приятно просто поприсутствовать на матче такого уровня, увидеть классных баскетболистов. Конечно, объективно говоря, Испания выглядела предпочтительнее. У Йонаса Казлаускаса не было таких опытных игроков, как Пау Газоль, Серхио Родригес и Руди Фернандес, которые могли повести за собой, когда против тебя болел весь зал. Испанцы же восхитили своей уверенностью, характером, они опирались на свой колоссальный опыт и мастерство.

– С главным героем Евробаскета – Пау Газолем – или кем-нибудь из нынешних звёзд не довелось перекинуться парой слов в подтрибунном помещении?
– Нет, к сожалению. Да и как там пообщаешься. После такой победы их выцепить было бы сложно. Там ведь и допинг-тесты, и пресс-конференции, и шампанское рекой…

– Как прошли ваши встречи со старыми знакомыми?
– Очень тепло. Настолько, что зимой не замёрзну. Пообщался с Ригодо, Марчюлёнисом, Волковым. Последний очень переживает из-за событий на Украине. Я тоже близко к сердцу принимаю эту ситуацию, ведь там живёт моя родная сестра. Как видите, со старыми знакомыми мы больше говорили о жизни, чем о баскетболе. Хотел с Сабонисом повидаться, но не случилось. Наверное, он был с командой и был слишком занят перед финалом.

– Накануне поездки вы говорили, что если получится, то выпьете пару бокалов вина с Шарунасом и поговорите за жизнь…
– Я много лет знаю Марчюлёниса, и наша новая встреча по теплоте не отличалась от предыдущих. Он не только был хорошим игроком, но и всегда оставался прекрасным человеком. Так что нам было о чём потереть языками.

– За время поездки вы раздали много интервью?
– Перед награждением у нас было двухчасовое общение с прессой. Всех номинантов привели в зал, где сидело множество журналистов. Они, как и всегда, спрашивали обо всём: от баскетбола до размера обуви.

– Какой вопрос из тех, что вам задавали, был самым оригинальным?
– Таких вопросов, если честно, не было. Видимо, привык ко всему за годы карьеры и ничему уже не удивляюсь. Честно отсидел два часа, уважил всех и уехал.

– Вы расстроились, что на церемонию не прилетел Майкл Джордан?
– Честно говоря, очень сильно. Хотелось увидеть великого игрока и пожать его «золотую» руку. Когда я закончил баскетбольную карьеру, долгое время следил за «Чикаго». В моём сознании укоренилась мысль, что лучшего баскетболиста, чем Джордан, земля ещё не носила и, может, долго ещё не увидит. Да, есть Коби Брайнт, Леброн Джеймс – но они не сравнятся с Его Воздушеством. Поэтому, конечно, жаль, что он не приехал. Но ничего – путешествие всё равно выдалось замечательным.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 43
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник