Андрей Зубков
Фото: lokobasket.com
Текст: Лев Савари

«Мату Пашутина не придал значения. Он просто нашёл крайнего»

Андрей Зубков – о провале сборной на Евробаскете, методах и тренировках Барцокаса, эффективных советах Брауна и татуировке во всю спину.
14 октября 2015, среда. 22:00. Баскетбол

«Не ожидал от себя подобной прыти на Евробаскете, ещё и в роли центра»


– Какие впечатления остались от чемпионата Европы?
– Мне всё понравилось, если оставить за скобками результат. С точки зрения организации придраться было сложно к чему-либо. В Монпелье проживает раза в четыре меньше людей по сравнению с тем же Краснодаром, но городок при этом уютный, местами милый. Люди отзывчивые, море почти рядом – в 20 километрах, что ещё надо. В центре соорудили прекрасную фан-зону – поставили стойки с кольцами, установили большие экраны, разбили несколько кафе. Те, кто не попадал на матчи, да и другие с удовольствием коротали время там.

– Для вас нынешний турнир стал первым в составе сборной России. Остались довольны своей игрой?
– Честно? Не ожидал от себя подобной прыти. По разным причинам. Во-первых, меня использовали на позиции пятого номера, что было отчасти в новинку – прежде я появлялся в этом амплуа
на паркете не так часто. Накладывало отпечаток ещё и то, что осваиваться пришлось сразу после отпуска, пребывая далеко не в оптимальных кондициях. Иными словами, поначалу немного нервничал, но постепенно освоился и привык. А что там мудрствовать лукаво – поставил заслон маленькому, провалился вовремя внутрь и жди передачи. В защите приходилось тяжелее, особенно против габаритных ребят, но старался компенсировать минусы за счёт скорости, самоотдачи и правильной работы ног.

– Каковы ощущения, когда кажется, что лично делаешь всё от себя зависящее и даже больше, а команда проигрывает?
– Противные. Ну а какие они могут быть, если остаётся чувство неудовлетворённости. Причём с каждым матчем оно копилось.

– Национальная команда проиграла четыре матча из пяти в не самой сильной группе, причём все в концовках…
– Не говорите. Злость берёт, когда мысленно возвращаюсь к этим поединкам. При удачном стечении обстоятельств могли бы пройти этап без поражений и получить удобоваримую сетку, но… Я даже не знаю, как объяснить то, что с нами случилось. Можно, конечно, списать неудачи на один конкретный фактор, но, наверное, сказалось всё понемногу – нехватка концентрации, выматывающий график, грубейшие ошибки… В СМИ много писали об отсутствии лидера в команде, и я склонен с этим согласиться. У нас не было игрока, которому можно было адресовать мяч, будучи уверенным, что он всё решит в одиночку, однако всё равно мы были сильны командой.

– Перед началом турнира многие предполагали, что лидерами сборной станут понюхавшие пороху на разных уровнях Андрей Воронцевич, Сергей Моня, Виталий Фридзон. Но в нескольких матчах именно вам довелось вести команду за собой. Рассчитывали на столь серьёзную роль в схемах Пашутина?
– Совру, если отвечу утвердительно. Надеялся, что не стану лишним в обойме. Приехать на Евробаскет и просидеть на скамейке большую часть времени было бы обидно. Но тот самый нюанс, о котором мы говорили – желание тренерского штаба иметь запас прочности на позиции центрового, позволил мне проявить себя. Партнёры пользовались тем, что я много двигался и открывался в свободных зонах, а также имел преимущество в скорости над визави, и часто кормили передачами. Оставалось только забивать, ну или зарабатывать право на штрафные броски.

– Почему названные выше игроки были не столь заметны, на ваш взгляд?
– Возможно, ребят не совсем правильно использовали. Того же Сергея логично было заигрывать как тяжёлого форварда, а не лёгкого. Про других ничего не могу сказать – возможно, Виталик и Андрей просто чувствовали себя не лучшим образом. Хотя всё это не более чем мои предположения. Тем не менее стоит отдать должное всем – мы выходили на каждую игру биться, драться, с мыслями о победе.
Фото: lokobasket.com

«В молодёжной команде от тренера нецензурную брань слышал гораздо чаще»


– Матч с Боснией многим запомнился не уверенной победой сборной, а спичем Пашутина в ваш адрес во время одного из тайм-аутов. Что так взбесило наставника?
– В защите постоянно возникала неразбериха, нам забивали лёгкие мячи, причём порой прилетало из зоны моей ответственности. Естественно, не в каждом из эпизодов вина лежала на мне, но в динамике это выглядело иначе. И вот мы «горим» «-11», тренер берёт тайм-аут, подхожу к скамейке и… получаю по полной программе. Очевидно, Юрьевич просто сорвался на мне, нашёл крайнего, ведь в дебюте все выглядели неважно.

– Как отреагировали, расстроились?
– Самую малость, и то из-за формулировки. После много говорили, что тем самым Пашутин меня завёл. Но, поверьте, после четырёх поражений кряду мы были настолько по-спортивному злыми, в первую очередь на самих себя, что нам можно было в тайм-аутах вообще ничего не объяснять, а просто дать передохнуть. Собственно, в оставшиеся 32 минуты мы доказали это, выиграв их с суммарной разницей «+31».

– После игры много сообщений получили?
– Да, прилично. Люди спрашивали «Нормально ли это?», «Почему тренер позволяет себе такое поведение?». Отвечал, что это рабочий момент, ставший достоянием общественности. Вообще, я не принял его речь на свой счёт, услышал исключительно посыл всей команде. Мы с ребятами в раздевалке перекинулись парой слов в большом перерыве, никто не предал значения – было и прошло.

– Вы работали с Евгением Юрьевичем в «Локомотиве-Кубань». В клубе он тоже позволял себе переходить на нецензурную брань или на Евробаскете это случилось впервые?
– Бывало, просто в другой форме. Поймите, команду или игрока иногда нужно эмоционально встряхнуть, завести, бросить пару крепких словечек, это нормально. Я когда играл в молодёжной команде у Александра Чернова, мат слышал гораздо чаще. И ничего, выигрывали.

– Насколько соответствует действительности информация о том, что атмосфера в сборной была не самой приятной, и у игроков назревал конфликт с наставником?
– Оставим этот вопрос без ответа.

– Кто из визави на чемпионате Европы доставил вам наибольшие проблемы?
– Если бы не просидел в запасе весь поединок с французами, полагаю, выделил бы кого-то из них, а так отмечу Марчина Гортата. Возможно, он действует не столь эффектно, как другие, но в каждой мелочи в нём чувствуется профессионал. Сразу понятно, почему спрос на поляка в НБА высок до сих пор, он обладает не только габаритами, но и интеллектом, помноженным на опыт.

– С кем из партнёров чувствовали себя наиболее комфортно, выходя на паркет?
– Со всеми, но особо хотел бы отметить Хвостова. Его передачи после «пик-н-роллов» порой меня просто восхищали. Я ещё не успевал подумать, в какой точке должен выловить мяч после «двоечки», а он уже оказывался в моих руках. Димка вообще очень здорово читает игру.

– Вы вошли в пятёрку лучших игроков группового раунда по реализации штрафных, опередив многих выдающихся снайперов. Неужели не испытывали никакого волнения, выходя на линию?
– Волнение улетучилось куда-то. В товарищеских матчах многовато мазал, каждый второй бросок посылал в молоко, а во Франции полетело не зависть «маленьким» – 15 из 16 отправил в цель. Почему, не знаю даже. То ли повышенная ответственность сказалась, то ли кольца кто-то заговорил (смеётся).
Фото: "Инстаграм"

«Во время тренировок Барцокас не разрешает сидеть даже медперсоналу»


– Прошедший сезон вышел для вас не столь ярким, как предыдущий. Согласны?
– Скорее да, чем нет. Вернувшись из национальной команды с отборочных игр, месяца два только приходил в себя. Никак не мог собраться, чувствовал колоссальную усталость. Плюс, в команде сменился наставник, необходимо было привыкать к его требованиям. Ну, а оставшуюся часть сезона – с января – мне фактически пришлось заново доказывать свою состоятельность, больше пахать на тренировках, чем в играх.

– Значит ли это, что при Пашутине вам было комфортнее, чем при Базаревиче?
– Дело не в комфорте, а в том, что я больше привык к схемам Евгения Юрьевича. Под его началом я отыграл два сезона в «Локомотиве» и фактически столько же в сборной. Прекрасно знаю требования, понимаю, как вести себя в той или иной ситуации – когда следует решать эпизод самостоятельно, когда отойти в сторону и не мешать. Опыт работы с Сергеем Валерьяновичем гораздо меньше, да и у него совсем иная система ценностей – банально, команда должна играть быстрее.

– Сильно удивились тому, что с ним расстались?
– Нет. Команда не выполнила поставленную перед ней задачу на сезон. Хотя выходит, что грань достаточно тонкая – выиграй мы у «Химок» в полуфинале Единой лиги ВТБ и, скорее всего, его оставили бы.

– Тот факт, что новый главный тренер «Локомотива» Георгиос Барцокас не собирается смотреть на имена, а, скорее всего, предпочтёт отталкиваться от увиденного на тренировках, вдохновляет?
– Без сомнения. Мне интересно с ним работать. Система тренировок кардинально отличается от тех, с которыми мне приходилось сталкиваться прежде. Подкупает, что для коуча дисциплина на первом плане, как на площадке, так и вне её – то есть все равны в правах, послаблений не даёт никому. Более того, во время занятий Барцокас не разрешает сидеть, причём не только игрокам, но и всем представителям тренерского штаба, включая медицинский персонал. Словом, вся команда в тонусе.

– Тренер практикует личные беседы, чтобы получше узнать подопечных?
– Не могу сказать, что разговаривал с ним тет-а-тет часто, но исходя из бесед, как на паркете, так и вне его, понял, Георгиос видит меня четвёртым номером, специализирующемся на защите. В нападении же моя задача проста – растягивать оборону соперника, отваливаясь на дугу, активно участвовать в движении мяча и по возможности брать инициативу в свои руки после неравноценных разменов.

– Как быстрый баскетбол будет сочетаться с игрой от обороны?
– Не знаю (смеётся). Должно пройти какое-то время, чтобы мы притёрлись друг к другу, поняли, кто есть кто, привыкли к наставнику. Да, времени на раскачку мало – уже в пятницу первый матч в Евролиге, но что поделать…
– «Локо» в межсезонье покинуло немало игроков. О чьём уходе будешь жалеть больше всего?
– Непростой вопрос. У каждого были свои плюсы. Тот же Деррик Браун в последние два сезона, на мой взгляд, лучший четвёртый номер в Европе. Крунослав Симон мог за уши вытащить команду из болота на последних секундах и принести ей победу чуть ли не в одиночку. Рич Хендрикс и Никита Курбанов – душевные и воспитанные парни, не тянувшие одеяло на себя, а всегда работавший на команду…

– Дала ли лично вам что-то работа бок о бок с теми же Брауном, Рэндольфом, имеющими опыт выступлений в НБА?
– Деррик всегда что-то советовал. Это были простые фразы вроде: «Действуй агрессивнее», «Никого не бойся», «Не расстраивайся по пустякам», «Продолжай работать», но они мне помогали. Наверное, он отчасти поспособствовал тому, что я воспринимаю конкуренцию как вызов – то есть, если тренер предпочитает другого человека, значит, я всё ещё недостаточно хорош и надо вкалывать.
Фото: lokobasket.com

«Моя татуировка не имеет ничего общего с Палладином Кириленко»


– В Евролиге «Локомотиву» попались не самые сладкие соперники – гранды в лице «Барселоны» и «Панатинаикоса», крепкие середняки «Каршияка» и «Жальгирис»…
– Тем не менее считаю, нам по силам повторить собственное достижение двухлетней давности – выйти в Топ-16 и выступить там достойно. А может даже и добраться до плей-офф. Наше главное преимущество – непредсказуемость. Мы пока сами до конца не представляем, на что способны, а уж соперники и подавно.

– Кирилл Фесенко признался, что больше всего он хотел бы избежать травм по ходу сезона. А чего в первую очередь ждёте от нового года вы?
– Мечтаю о стабильности – примерно такой, какая была в сборной. Да, у меня отличный конкурент за место в старте – трёхкратный чемпион континента Виктор Клавер, но меня это лишь раззадоривает. Пора уже взрослеть и крепнуть в ментальном плане, выходить на первые роли. Что касается здоровья, то полностью разделяю позицию партнёра – оно важнее всего. Будем верить, что серьёзные травмы минуют всех нас.

– Над чем-то конкретно работали в межсезонье?
– Над техникой броска. К сожалению не так много, как хотел. Слишком много времени посвятил национальной команде, а до сборов перенёс операцию, после которой нужно было восстановиться.

– Отдохнуть нормально удалось?
– Две недели загорал в Доминиканской Республике с любимой и друзьями по окончании прошлого сезона. Хватит ли сил до следующего? Я ещё молодой, да и выбора особо нет. Никто не говорил, что игрокам сборной легко. Гораздо тяжелее в эмоциональном плане перестраиваться после таких неудач, как во Франции. У меня ушло пару недель на то, чтобы всё переварить и оставить в прошлом.

– Что означает татуировка «крест с крыльями», которую вы сделали себе?
– Это мой талисман, оберег. Хотел поменьше, но вышло во всю спину. Крылья теперь выглядывают из-под майки.

– Прямо как у Кириленко.
– Нет. У него Палладин, моя не имеет с ним ничего общего.
Фото: "Инстаграм"
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник