Дрэймонд Грин
Фото: Reuters
Текст: Гагик Егикян

«Не уверен, что смог бы пахать как Мэджик, даже если бы захотел»

Дрэймонд Грин – о секрете своих заслонов, возможном попадании на Матч звезд, трудолюбии Блэйка Гриффина и великом земляке.
5 декабря 2015, суббота. 22:36. Баскетбол
Отвечая на вопросы журналистов после одного из последних матчей регулярного чемпионата, генеральный менеджер «Голден-Стэйт» Боб Майерс говорил о непредсказуемости своей работы: «У меня нет хрустального шара. Откуда мне было знать, что Дрэймонд Грин станет игроком, заслуживающим $ 16 млн в год?». На что форвард улыбнулся и, прервав Боба, заявил: «Да, я думал оформить сделку на $ 7-8 млн, но никак не мог предположить такого стечения обстоятельств».

Грин уже стал важнейшим элементом чемпионской команды, а теперь уроженец Мичигана получит более $ 80 млн на свой счёт в течение следующих пяти сезонов. Будучи выбранным лишь под 35-м номером на драфте 2012 года, баскетболист превзошёл все допустимые ожидания. Теперь же перед Дрэймондом стоит совершенно иная задача – попадание на Матч всех звезд. Эта цель могла бы показаться неудачной шуткой ещё в начале прошлого сезона, когда Джефф ван Ганди распинался на всю Америку о своем скептическом отношении к игре Грина. А в этом сезоне «андерсайз»-форвард стал ещё лучше и намного универсальнее, показывая навыки элитного разыгрывающего и раздавая почти по 7 передач (по сравнению с 3,7 ассиста в прошлом году).

Так уж получилось, что больше всего Грин преуспел далеко не в самых популярных статистических показателях (например, девятое место в НБА в категории «плюс-минус»), и его успехи не были столь заметными в сравнении с коллегами из других клубов.

В статистике сложно отразить эффективность на последних секундах владения, умение качественно защищаться на нескольких позициях или число поставленных заслонов. Есть мнение, что вся эта черновая работа и не должна быть главным критерием отбора на звёздный уик-энд, насколько бы качественно она ни была проведена. Но нельзя не признать, что среди всех чернорабочих сильнейшей лиги мира Дрэймонда в первую очередь можно считать топовым, и не зря главный тренер «Уорриорз» Стив Керр с первых же дней своего пребывания у руля коллектива из Калифорнии указывал на его игровую уникальность и исключительность.

– Насколько мне известно, участие в Матче звёзд является одной из ваших целей в нынешнем сезоне. Когда у вас впервые возникла мысль, что она достижима?
– Шёл мой второй сезон в НБА. Я сказал Эдриану Стелли (представителю «Найк». — Прим. «Чемпионата»), что собираюсь поиграть на Матче звёзд. У нас с Эдрианом довольно тёплые отношения, а не только деловые, мы очень близки с ним. Мы разговаривали о разных вещах, и в один вечер я заявил ему о своем намерении, на что он мне ответил: «Я тебе не верю. Потому что пока ты сам в это не веришь, ничего не выйдет». Я возразил, что действительно собираюсь стать «олл-старом», и после этой беседы принялся работать ещё упорнее, чтобы добиться своего, и до сих пор продолжаю это делать. В прошлом чемпионате обо мне впервые серьезно заговорили, и думаю, что попадание на звёздный уик-энд — это не только моя цель или моё желание. Это, прежде всего, реальная возможность.

– Кроме того, вы хотели бы сыграть за сборную США на большом международном турнире. Вы принимали участие в летнем лагере. Научились ли там чему-нибудь новому? Я даже слышал, что вы теперь общаетесь и даже развлекаетесь с Блейком Гриффином.
– Это не совсем так.

– Видимо, всего лишь слухи.
– Определённо могу сказать, что мы относимся друг к другу намного уважительнее, чем раньше, и это, несомненно, радует. Когда ты играешь с такими парнями в одной команде, они раскрываются совершенно с другой стороны, нежели когда являются твоими соперниками и твоя главная цель — «сожрать» их в защите. Нахождение по одну сторону баррикад – совершенно иной опыт, который мне по душе. Это приятное ощущение от осознания, кем является тот или иной человек. Это уже не условные Блэйк Гриффин или Дрэймонд Грин, вечно соперничающие и ненавидящие друг друга. Здесь, играя с новыми товарищами, можно заглянуть человеку в душу и понять, кем он является на самом деле.

– Насколько, на ваш взгляд, ценен подобный опыт?
– Играя с лучшими баскетболистами, которые окружают тебя сплошь и рядом, невозможно не получить прекрасный опыт. В первую очередь это касается их трудолюбия. Есть парни, которые начинали тренироваться в 8 часов утра, хотя официально тренировочный лагерь открывался в 10. Наблюдая за коллегами, очень просто понять, достаточно ли ты тренируешься и насколько упорно ты каждый день работаешь над собой. Оказавшись в столь приятной среде, подпитывавшейся квалифицированными тренерами, я как ребенок постоянно учился чему-то новому, ведь в противостоянии с уже состоявшимися звездами — парнями, которые однозначно сильнее и мастеровитее тебя, — можно становиться только лучше.

– А кто больше всех работал?
– Поскольку мы пробыли там всего три дня, я не смог увидеть полной картины. Например, могу сказать, что Блэйк каждое утро работал со своим тренером из колледжа Джеффом Капелом. Ну и, конечно, было весьма любопытно наблюдать за тонкостями тренировок столь великих баскетболистов, как Кевин Дюрант, Рассел Уэстбрук, Джеймс Харден и Стивен Карри.

– В новом сезоне вы ощутимо прибавили в организации и завершении быстрых отрывов. Одним из лучших в истории лиги в данных компонентах был ваш земляк Мэджик Джонсон. Может быть, пытаетесь перенять что-то у него?
– Скорее, нет. Это слишком сложно. Не уверен, что смог бы справляться с тем объемом работы, что проделывал Мэджик, даже если бы очень захотел. Но в то же время, когда ты видишь, насколько здорово бросают партнёры, делающие каждую вторую передачу результативной, приходит понимание, что ты поступаешь правильно. В движении мяча, по сути, и заключается стратегия «Голден Стэйт». Именно поэтому я стараюсь пасовать настолько часто, насколько это вообще возможно.

– Такое ощущение, что скорость, с которой вы убегаете в отрыв, стала выше…
– Нет, это только кажется (смеётся). Я просто знаю, в какие моменты игры мне нужно притормозить, а когда сбросить оковы и выжать из своих ног максимум. Потому что в каждой игровой ситуации защита соперника хоть где-нибудь, но оставит пространство для манёвра. И я должен предоставить ей такую возможность. Ведь само по себе слово «отрыв» не подразумевает переход из обороны в атаку с быстротой молнии. Очки можно набрать и вторым темпом. Главное – вовремя принять правильное решение.

Очень часто главным критерием хорошего броска является скорость его исполнения. Иногда тебе приходится расчищать пространство, чтобы партнёр мог выбросить мяч в сторону кольца с наименьшим сопротивлением. В момент движения я прекрасно знаю, куда будут бежать мои партнёры. Карри будет пытаться забить из-под угла в 45 градусов. Клэй Томпсон – из той же точки или из угла площадки. Барнс ждёт мяч в другом углу и может как бросить, так и пойти в проход. Андре Игуодала также будет лезть в трёхсекундную зону, а Фестус Эзели — бороться под кольцом. Чёткое понимание ситуации способствует принятию единственно верного решения в каждый следующий момент.

– Могли бы вы назвать свои заслоны лучшими в НБА?
– Мне определённо хотелось бы так думать.

– В чём, на ваш взгляд, заключается секрет хорошего заслона? Необходимо предугадать, как поведёт себя защищающийся игрок?
– Не только. Хороший заслон является сочетанием нескольких важных факторов. Во-первых, понимания, чего конкретно пытается добиться твой партнёр, и что он будет делать спустя секунду-другую. Во-вторых, оценки положения соперника. Заслон, поставленный под правильным углом, снижает возможность защитника помешать тому же Карри до абсолютного минимума.

– Получается, ваши действия будут зависеть от стиля игры партнёра и соперника?
– Именно. Зная, например, что Стэфу не нужно много пространства для выполнения броска, я и буду ставить заслон под определённым углом.

– Недавно в своем микроблоге в «Твиттере» вы упомянули Айзею Томаса, говоря о том, насколько сложно играть на той или иной позиции, не обладая необходимыми габаритами. К вам это, очевидно, тоже относится.
– Да, то же самое происходило и со мной. Игрок недостаточно большой, недостаточно мощный, непонятно, на какой позиции играет. Это, конечно, не участь 175-сантиметрового баскетболиста, но всё же…

– И вы считаете, что складывавшиеся десятилетиями стереотипы нельзя разрушить?
– Это довольно сложно. Вы не хуже меня знаете, что если на пути становления того или иного «андерсайза» возникают серьёзные проблемы, говорить будут преимущественно о его росте, не соответствующем установленным нормам.

– Неужели даже ваше попадание на Матч всех звёзд это не исправит?
– Может, исправит, а может, и нет. (смеётся) Надеюсь, со временем нам удастся это выяснить.
Источник: ESPN GB Сообщить об ошибке
Всего голосов: 9
23 марта 2017, четверг
22 марта 2017, среда
Партнерский контент
Загрузка...