Руди Гобер – один из лучших разрушителей в НБА
Фото: Reuters
Текст: Гагик Егикян

«Душащая Башня? Годзилла? Крутые прозвища — мне они нравятся»

Руди Гобер — о важности игры в обороне, впечатлениях от выступлений за сборную Франции и терактах в Париже.
13 декабря 2015, воскресенье. 15:45. Баскетбол
Идея перестройки в «Юте» была тесно связана с Энесом Кантером в трёхсекундной зоне ввиду его прекрасной игры на чужой половине площадки. Предполагалось, что выбранный под общим третьим номером драфта «большой» станет прекрасным дополнением к Деррику Фейворсу и Гордону Хэйворду. Но команда не прогрессировала, и «джазмены» решили перестраховаться, выменяв у «Денвера» права на центрового с ростом 218 сантиметров Руди Гобера, который в возрасте 20 лет удивил всех во французском «Шоле», совершая в среднем по два блок-шота за игру.

С приходом нового главного тренера Куина Снайдера коллектив из Солт-Лейк-Сити поставил всё на игру в защите, и это было именно то, что нужно для раскрытия Гобера. По-настоящему в первый раз молодой француз о себе заявил на чемпионате мира, где в четвертьфинальном матче против Испании дал бой именитым соперникам в лице братьев Газоль и Сержа Ибаки. После этого перформанса его роль в клубе стала расти, и в «Джаз» осознали, какой монстр им достался.

Команда обменяла Кантера, и результаты её пошли в гору: до перерыва на звёздный уик-энд в прошлом сезоне «Юта» пропускала 98,2 очка в среднем за поединок «регулярки», а после – 89. Игра Фейворса, избавившегося от необходимости противостоять лучшим центровым лиги (эффективность Кантера в обороне явно оставляла желать лучшего), заиграла новыми красками, а Гобер стал признаваться одним из лучших разрушителей лиги.

Новый сезон «мормоны» также начали достойно, одолев среди прочих «Мемфис», «Торонто» и «Атланту». Но на одной из тренировок команды Руди получил травму колена и выбыл на неопределённый срок – медики предполагают, что на восстановление у француза уйдёт порядка полутора месяцев. Пребывание «Джаз» в первой восьмёрке турнирной таблицы Запада радует глаз болельщиков команды, но каждому из них понятно, что долгосрочные перспективы клуба напрямую зависят от сроков возвращения основного центрового.

— Поистине удивительно, как быстро ваш коллектив стал элитной защитной единицей. С какого момента вы начали себя таковой осознавать? Полагаю, со второй половины прошлого сезона?
— Я думаю, уже с начала прошлого сезона… Тогда даже парни, не любящие играть в обороне, осознали, что обязаны делать это. Если четверо отдают всего себя защите, а кто-то один этого не делает, то вся игра пойдет насмарку. Каждый обязан чувствовать собственную незаменимость в защите. Именно эта привязанность к игре на своей половине делает нас сильнее с каждым новым месяцем.

— Как вы и Деррик добились такого потрясающего взаимопонимания на своей половине площадки?
— Всё началось с взаимного доверия. Мы знаем, что каждый из нас приложит любые усилия, чтобы прикрыть друг друга. Играя и доверяя партнёру по передней линии, мы и добились такого взаимопонимания.

— Вы отметили привязанность к игре в обороне. Это и есть визитная карточка «Юты»?
— Хотелось бы в это верить. Мы понимаем, что у нас нет парня, стабильно набирающего по 30 очков за вечер. Но у нас есть очень добротные и талантливые игроки, что мы и стараемся доказать в каждой игре. Наша цель – быть лучшей защитной командой, тем более в прошлом году мы были вторыми по этому показателю во всей лиге. Мы хотим, чтобы для соперников поединки против «Джаз» были тяжёлыми и долгими. Тренер так и говорит: «Сделайте всё, чтобы никто не хотел выходить против вас на паркет».

— Насколько важно подтверждать этот статус против такой элитной атакующей команды, как, например, «Клипперс»?
— Да, особенно важно держать марку против лучших команд Западной конференции. Так как «Клипперс» явно входят в их число, мы получаем дополнительную мотивацию на поединки с калифорнийцами. Сейчас нам очень важно быть последовательными и фокусироваться на своей игре каждый последующий вечер. Да, возможно, у нас много брака в нападении, но зато мы отдаём всех себя черновой работе и игре без мяча.

— Между прочим, вам нравится прозвище Душащая Башня?
— Мне нравится и Душащая Башня, и Годзилла. Эти и другие прозвища кажутся довольно крутыми.

— Насколько комфортно вы себя чувствуете в нападении?
— С каждым разом всё лучше. Перестаю много думать на площадке и стараюсь действовать, как на тренировке: просто атакую кольцо и чувствую себя уверенно. Мне кажется, это делает игру лучше, а мои действия становятся более агрессивными. Мои товарищи чаще делятся со мной мячом, мы регулярно играем «пик-н-ролл», ищем более удобные позиции для броска по кольцу или возможность отдать передачу открытому партнёру. Изучая друг друга, думаю, за последние полтора года мы стали намного лучше в этом компоненте.

— Если костяк команды останется неизменным, можете ли вы добиться особенных результатов?
— Естественно. Это именно то, чего мы стараемся добиться, – иметь сильный костяк. Я, Деррик, Гордон, Родни Худ и Алек Беркс стараемся улучшить взаимопонимание. Что особенно не может меня не радовать — так это то, что мы очень дружны. Мы все пытаемся побеждать и стараемся быть наиболее конкурентоспособными, чтобы играть наилучшим образом. Это мы и постараемся доказать в нынешнем сезоне.

— Вы играли за Францию на минувшем чемпионате Европы у себя на родине и вновь встречались лицом к лицу с Пау в полуфинале турнира. Что вы вынесли из той игры, учитывая, что у вашей сборной была цель защитить титул, но она так и не была достигнута?
— Я осознал, что любая мелочь имеет большое значение. Кроме того, я понял, что мне стоит быть намного лучше в нападении и пользоваться собственным преимуществом в физике. Конечно, можно долго говорить о судьях. Да, я был конкретно взбешён на них. Но в целом это было хорошее лето, просто оно могло оказаться ещё лучше. Поэтому я продолжу работать, и в следующий раз победа обязательно будет за нами.

— Что можете сказать о наследии Тони Паркера и Бориса Диао, ветеранов французской сборной, вернувших свою страну в ряды элитных команд мира?
— Они являются настоящими примерами для всех молодых ребят. Они показали силу французского баскетбола, его доминирование. Наблюдая за игрой Тони, я осознал, что мечтаю быть частью этой сборной. Я хочу играть в НБА, и я смогу добиться этого. Было большой честью играть с ними.

— Разговаривали ли вы с Эваном Фурнье и Николя Батюмом о новой роли лидеров сборной Франции?
— О да! Эван — один из моих лучших друзей. Я играю с ним с 13 лет. Николя немного старше нас, хотя и моложе Тони с Борисом. Он именно тот человек, за которым можно пойти и на которого можно положиться. Они оба отличные парни.

— Готовы ли вы быть лидером этой команды?
— Я бы очень этого хотел. Я мотивирован и готов показать всё, на что способен, в олимпийской квалификации, чтобы в дальнейшем выступить на Играх и попытаться завоевать там золото… Почему бы и нет?

— К сожалению, приходится задавать и грустный вопрос: как все пытаются справиться с последствиями терактов в Париже, включая вас?
— Я благодарен судьбе, что среди пострадавших не было моих родственников и друзей. Это было ужасно. Я был просто опустошён, узнав про всё это. Я собирался посетить эти места, и, когда ты видишь такие вещи, то на душе становится очень грустно. Думаю, очень важно, чтобы это несчастье нас всех сплотило и сделало ещё сильнее.

— Во время Евробаскета, когда Франция играла с Турцией, десятки тысяч болельщиков пели гимн Франции, и этот момент был необычайно волнительным для игроков. Мне интересно, что вы думаете: может ли спорт хоть немного исцелить раны страны в наиболее сложные для неё моменты?
— Конечно. Думаю, спорт – лучший способ объединения людей. Выступление на стадионе в Лилле, где около 26 тысяч зрителей на трибунах пели гимн нашей сборной, — одно из самых впечатляющих воспоминаний в моей жизни. Такие вещи не забываются.
Источник: NBA
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник