Джексон заработает в «Детройте» $ 80 млн за пять лет
Фото: Reuters
Текст: Андрей Дзюба

Джексон: что я перенял у Уэстбрука? Умение быть агрессивным!

Реджи Джексон – об адаптации в «Детройте», взаимодействии с Драммондом, переговорах в межсезонье и уроках Дюранта и Уэстбрука.
15 декабря 2015, вторник. 22:39. Баскетбол
Когда в межсезонье «Детройт» подписал с Реджи Джексоном пятилетний контракт на $ 80 млн, многие сочли эту сумму неоправданно завышенной для отыгравшего всего четверть сезона на высоком уровне защитника. Однако в текущем чемпионате 25-летний «малыш» уже выдал ряд ярких матчей, а его дуэт с центровым Андре Драммондом под руководством опытного Стэна ван Ганди имеет шансы стать одним из лучших в лиге в ближайшем будущем.

«Пересматриваю каждый матч «Детройта»


– Вы долго хотели стать ведущим разыгрывающим в команде? Хватает ли сейчас терпения устанавливать связи с новыми партнёрами?
– Всё зависит от собственного отношения к этому процессу. Во время матча на площадке я могу быть раздражён ошибками. Но когда я возвращаюсь домой и вечером анализирую игру, то успокаиваюсь. Я расслабляюсь, смотрю видеозапись поединка и начинаю видеть прогресс в действиях команды.

– Вы пересматриваете каждую встречу?
– Да, стараюсь найти для этого время до следующего поединка. Это может происходить в самолёте, или дома перед сном, или в гостинице. Пытаюсь понять, за счёт чего мы могли бы сыграть лучше и в чём уже есть улучшения.

– Интересно, как осваивается в новой команде игрок, которому отводится роль лидера? Как это происходило у вас?
– Я не занимал какую-то особенную позицию, просто был самим собой. В «Детройте» было несколько опытных ребят, выступавших в сильных командах, и я постарался найти с ними общий язык. Например, очень помог Стив Блэйк. Он отличный парень, знающий вкус больших побед. Общение и игра вместе с ним приносят много пользы. То же самое могу сказать о Джоэле Энтони. Они и способствовали моему становлению в «Пистонс».

– Пик-н-роллы пока являются вашим главным оружием в текущем сезоне. Увидим ли мы что-то новое до конца чемпионата?
– Моя главная цель – найти варианты для открытых бросков. В данный момент в атаке у команды не всё ладится, хотя периодически нападение работает как надо. Вот мы и пытаемся разобраться, в чём причины удачных и провальных отрезков. Команда ищет возможности набирать лёгкие очки при быстрых контратаках. В позиционном нападении за основу берутся пик-н-роллы, но продолжения могут быть различными. Главное, чтобы итогом комбинации стал бросок без помех хоть после заслона, хоть после прохода. Когда такие схемы заработают, результаты улучшатся и мы станем грозной силой в атаке. Кроме того, мы пытаемся стабильно действовать в обороне все 48 минут. Даже несмотря на то, что и так являемся одной из лучших команд по игре в защите.

«У нас с Драммондом искренняя взаимная симпатия»


– Как проходит налаживание взаимодействия с Андре Драммондом?
«Детройт» с самого начала дал понять, что рассматривает меня как ключевого исполнителя.
– Если честно, то с перепадами. Пытаемся создать химию, лучше узнаём друг друга за пределами площадки, помогаем друг другу в игре. У нас с Андре искренняя взаимная симпатия. Я хочу играть в максимально удобной для него манере, и он отвечает тем же. Таким образом, мы сможем поднять «Детройт» на уже подзабытые вершины. По существу, никто из нас не играл в финале плей-офф. Я просто сидел на скамейке в 2011 году. Поэтому у нас обоих есть жажда великих достижений, и мы готовы приложить максимум усилий, чтобы её утолить. А Стэн ван Ганди знает, как это сделать.

– Неужели между вами не бывает разногласий?
– Конечно, бывают. Он хочет сыграть одну комбинацию, а я – другую. Ему кажется, что я в определённый момент должен атаковать сам, а я уверен, что правильно будет продолжать розыгрыш. Но в конечном счёте всё это только способствует прогрессу как каждого из нас, так и всей команды.

– Истина рождается в спорах. У талантливых людей обязательно возникает разница во взглядах, но это обычно идёт на пользу.
– Безусловно на пользу. Такие разногласия позволяют нам взглянуть на игру под другим углом и помогают в поиске компромиссных решений. Хорошо, когда кто-то подталкивает тебя. Конечно, в первую очередь мы сами ведём себя вперёд, но посторонняя помощь никогда не помешает.

– У вас в «Пистонс» всё происходит так, как вы и ожидали?
– Скорее превосходит ожидания. Ради возможности стать лидером команды я был готов отдать всё. Но я не представлял до конца всей глубины этой роли. Мне казалось, это будет похоже на то, что было у меня на втором курсе университета, когда я стал основным разыгрывающим. Но в НБА намного тяжелее давать результат в каждом матче. Случались поединки, когда у меня иссякала энергия и я играл не лучшим образом. Психологически было непросто пережить такое. Но ван Ганди мотивировал преодолевать эти проблемы. Он провоцировал меня, говоря: «Ты же сам этого хотел, ты же всегда стремился быть лидером. Ты говорил об этом, а теперь нужно подкреплять слова делом». И это давление с его стороны помогало мне идти вперёд и открывать в себе силы, о которых я даже не подозревал.

– Почему сейчас вы оказались в центре внимания?
– Вот уж не знаю. Меня спрашивают, а я говорю, что думаю. Всегда найдутся скептики и недоброжелатели. Они критикуют меня, но я готов к такому. Когда за тобой пристально следит пресса, нужно играть на высоком уровне в каждой встрече.

«Мне было важно услышать, что меня считают не рядовым игроком»


– Вас разочаровал приём в Оклахома-Сити? И в частности реплики Уэстбрука?
Я провёл в «Тандер» отличные три с половиной года. Просто обстоятельства не благоприятствовали тому, чтобы я остался.
– Думаю, он и сам хотел бы найти лучший выход из ситуации. Многие забывают, что я провёл в «Тандер» три с половиной отличных года. Просто обстоятельства не благоприятствовали тому, чтобы я остался. Я должен был воспользоваться возможностью стать лидером команды. И сейчас наслаждаюсь этим.

– Как «Детройт» убедил вас остаться в межсезонье?
– Мне сказали, что тщательно всё взвесили и верят в меня. Игроки всегда ждут своего шанса, но могут его так и не получить. В межсезонье и «Пистонс», и мои представители проделали огромную работу по изучению возможных вариантов. Но позиция организации сыграла ключевую роль в успехе переговоров. Многие не видели меня в роли лидера, а «Детройт» с самого начала дал понять, что рассматривает меня как ключевого исполнителя. Мне было важно услышать, что меня считают не рядовым игроком. Благодаря этому я посвятил всё лето упорной работе над своей игрой, чтобы стать значительной фигурой в НБА.

– Что нового появилось в вашем арсенале в межсезонье?
– Я работал над броском, причём с психологической точки зрения. Учился играть агрессивно в каждом матче и продолжаю этому учиться. Больше всего я был сконцентрирован на том, чтобы быть стабильным.

– Смогли ли вы перенять что-то у Кевина Дюранта и Расселла Уэстбрука, находясь рядом с ними?
– Вот эту самую игровую агрессию. Особенно у Расселла. Он полностью отдаёт себя игре. Каждый знает, что Уэстбрук действует в особенном режиме и умеет заводить свой мотор каждый вечер. Это кажется почти выше человеческих сил. Но у него определённо есть свой секрет, и его можно постичь наблюдая. Игра всегда отнимает много сил, особенно у лидеров, а Расселл делает очень много для команды. То, что я имел возможность следить за ним вблизи в течение нескольких лет, уже помогло мне и поможет в будущем добиться такого же психологического настроя на матчи.

– Вы как-то изменили процесс подготовки к играм в связи с новой ролью в команде?
– Я стараюсь не обращать внимания на внешний шум и находить время для концентрации и анализа происходящего. Сейчас я получаю больше игрового времени и стараюсь давать команде больше, чтобы помочь ей побеждать. Мне нужно многое делать скорее и чаще. Из-за этого возникает противоречие между количеством и качеством. Поэтому мне приходится действовать быстрее, но при этом поддерживать высокий уровень. Время – ключевой фактор. Нужно уметь его использовать.
Источник: NBA
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг