Сэм Митчелл
Фото: https://www.instagram.com/nba/
Текст: Ринат Салахетдинов

«В 1985-м Оладжьювон не мог толкнуть от груди штангу весом 60 кг»

И.о. главного тренера «Миннесоты» – о ногах Кевина Гарнетта, проблемах молодых подопечных, тренерском опыте в «Торонто» и многом другом.
20 января 2016, среда. 23:15. Баскетбол
25 октября 2015 года, за три дня до старта регулярного чемпионата НБА, не стало Флипа Сондерса, главного тренера «Миннесоты». Упавшее было знамя подхватил его ассистент – Сэм Митчелл. Наставник малоизвестный – да, неопытный – вот уж вряд ли. На протяжении четырёх сезонов 52-летний специалист тренировал «Торонто» и дважды добирался с ними до плей-офф. И это не считая работы ассистентом в «Милуоки» и «Шарлотт». В нынешнем розыгрыше Митчелл пытается выжать максимум из необстрелянного, но очень талантливого набора исполнителей, оказавшихся под его началом в «Тимбервулвз».

– Летом и ранней осенью не было никакой определённости в ситуации с главным тренером. Вы вообще успели подготовиться к тому, что будете руководить? Успели подтянуть кого-то из необходимых вам людей?
– Вы правы, никто ничего не знал о Флипе. Было решено, что я тренирую ориентировочно до середины ноября, а потом к своим обязанностям вернётся Сондерс.
Поэтому в подготовке к сезону мы делали упор на оборонительных действиях, в тот момент это казалось правильнее всего. Проблема в том, что когда замещаешь кого-либо, у тебя нет чёткого плана подготовки, в голове всё равно сидит мысль: скоро тренер вернёт всё на круги своя. Да и не моя это работа, составлять планы. Мой подход в работе ассистентом сводится к тому, чтобы открыть свой разум для мыслей более опытного коллеги и попытаться помочь ему в его затеях. Я и не думал, что всё так повернётся. Мы попытались сконцентрироваться на защите ещё и потому, что в прошлом сезоне это было едва ли не самой большой проблемой.

– Это логично, ведь в защите вариантов действий гораздо меньше, чем в нападении. Так, вернись Флип, команде не пришлось бы сильно перестраиваться?
– Не совсем так, у всех тренеров разные взгляды. В том числе на оборону. Когда я работал в «Торонто», мы действовали исходя из небольших габаритов игроков. Сдваивались, заставляли соперника терять мяч. Намеренно сбивали темп – поверьте, против атлетичной команды вам не захочется бегать за мячом весь матч на предельной скорости.

– А что насчёт атаки?
– У нас играют молодые ребята. Самое сложное – то, что у нас нет качественных снайперов или тех, кто сумел развить соответствующие качества. Поэтому наше нападение хромает, порой на обе ноги. Я пробую различные комбинации и сочетания игроков, пытаясь понять, как можно забивать больше. Другая проблема – наши лучшие защитники испытывают трудности на противоположном конце площадки. Так или иначе, если вы посмотрите на игры, в которых мы одержали верх или проиграли совсем немного, ключевым фактором являлась именно защита. Нужно учиться набирать очки в быстрых отрывах, как «Сакраменто» например. Хотя у них есть Демаркус Казинс, который на щитах забирает всё. Если мы будем бежать в отрыв, некому будет подбирать и разгонять атаку.

– У вас есть Рики Рубио, один из лучших подбирающих разыгрывающих в лиге. В последнее время на него выпадает большая нагрузка.
– Приходится задействовать всех по максимуму. Наш состав не слишком габаритен, и у нас нет доминирующего «большого». Мы находимся в заведомо проигрышном положении, так как вынуждены бороться за подбор всей пятёркой.


– В чём причина разницы в точности бросков Рубио в дебюте матча и в оставшейся его части? Усталость?
– Определённо. Рики всегда играет на пределе, но он недостаточно силён физически. Его ноги недостаточно крепки для НБА. Помню, когда Кевин Гарнетт только пришёл в лигу, все только и говорили о том, какой он худой. Это было правдой, но его ноги – совсем другое дело, словно стволы вековых деревьев, с места не сдвинешь. Вот вам ещё пример. В 1985-м на драфте меня выбрал «Хьюстон». Однажды мы были в спортзале и жали штангу. Она весила всего-то 60 килограммов. Так вот, Хаким Оладжьювон не смог толкнуть её от груди и попросил помощи. Все вокруг покатывались со смеху, а он сказал: «Попробуйте меня заблокировать». Да, он не был силён, но правда была на его стороне – его никто не мог остановить.

– Возвращаясь к защите. Не похоже, что вы пытаетесь агрессивно обороняться.
– Если вы этого не видите, не значит, что мы этого не делаем. Как раз наоборот, пытаемся оказывать максимальное давление на игрока, владеющего мячом.

– Что в итоге проблемнее: защита или нападение?
– Нападение.

– Кажется, что с Заком Лавином в составе – как раз наоборот.
– Заку, как и другим молодым ребятам, многому предстоит научиться. Со стороны кажется, что это легко. Но у кого-то есть задатки, а кому-то приходится всего добиваться тяжким трудом. Взять Кайри Ирвинга – кто научил его всем этим чудесам в атаке? Никто, таким уж его создала природа. Молодёжь мы пытаемся научить чувству времени и пространства на обоих концах площадки.

– В предсезонке вы планировали использовать Лавина как атакующего защитника, но это не сработало. Уже по ходу сезона, сократив игровое время Мартина, вы вновь вернулись к этому варианту. В чём дело?
– Согласен, идея оказалась не лучшей, но посмотрите на Зака и на соперников, которых ему приходится опекать. Джей Ар Смит – 104 килограмма, 201 сантиметр. И это ещё не самый худший вариант. Лавин пока не научился использовать свои антропометрические данные. Он невелик, но невероятно быстр! Спросите любого второгодку о самой сильной черте его игры, и ни один не даст внятного ответа. В этом проблема большинства молодых игроков. Но мы с ним над этим много работаем, надеюсь, результаты не заставят себя долго ждать.

– В начале сезона Эндрю Уиггинс сиял, сейчас же немного сбавил обороты. Причина в усталости или в том, что соперники приспособились к его игровому стилю?
– Задумайтесь на минуту. Ему только 20. Он проводит второй сезон в НБА. Он весит 90 килограммов при росте 207 сантиметров. Маловато, не находите? Он не снайпер, его стиль – рваться под кольцо или заработать на себе фолы. Естественно, соперники обратили на него внимание ещё в прошлом сезоне, теперь в матчах с нами они насыщают «краску» и лишают Эндрю свободы.

– Да, но он отлично умеет зарабатывать фолы.
– Вы правы, однако иногда для этого ему нужно агрессивно пойти в соперника. Для Уиггинса это в новинку. В этом сезоне парням приходится гораздо больше бороться в различных игровых эпизодах, начиная с подборов и заканчивая попытками набрать очки в проходах.

– Поэтому вы чаще используете Уиггинса в качестве второго номера? Снижаете нагрузку?
– Послушайте, я не глупец. Если спросить самого Эндрю, на какой позиции он хочет играть, он ответит: второго номера. Я поставлю его третьим номером, и завтра Леброн Джеймс проедет по нему катком. В матче с «Оклахома-Сити» Уиггинсу придётся опекать высоченного Дюранта. Так или иначе, он проигрывает в антропометрии многим лёгким форвардам. А используя его на «двойке», мы наоборот приобретаем преимущество в габаритах. В большинстве поединков это наша единственная выигрышная позиция.


– В начале сезона многие восхищались тем, как Карл Энтони Таунс выбирает позицию в борьбе с «большими» соперника, но вы с этим не согласились. Почему?
– Он часто позволяет им слишком глубоко проникать в «краску». Мы учим его встречать соперника на линии штрафного броска. Другое дело, арбитры в такой борьбе частенько фиксируют фолы.

– Насколько велика эта проблема?
– Здесь дело тоже в неопытности. Я смотрю на Кевина Гарнетта и его стиль. Он вообще не отклеивается от оппонента, буквально висит на нём, а свисток молчит. Чудеса! Стоит Таунсу только подумать о том, чтобы вступить в борьбу, арбитры тут же фиксируют нарушение. Но ему всё равно нужно понять, что встречать соперника нужно сразу, иначе у него будут серьёзные проблемы. Тут снова всплывает вопрос габаритов: он значительно легче других «больших», и под кольцом его довольно легко продавливают.

– Кажется, что физики порой не хватает и другому центровому – Горгую Дьенгу.
– У него соотношение веса и роста тоже не в порядке, да и центр тяжести находится высоковато. Даже я его затолкаю! Поэтому вы видите, что происходит, когда он вступает в единоборство с более мощным оппонентом.

– Он очень эмоционально реагирует на неудачные действия или незафиксированные фолы, это правда?
– Так и есть, но соревновательный дух присущ всем баскетболистам без исключения.

– Говорят, вы ведёте заметки по каждому вашему подопечному?
– Конечно. Вот, например, дело Уиггинса (достаёт из стола объёмную тетрадь. – Прим.ред.). Вот его психологическая характеристика и рекомендации по направлениям работы. Вот отчёт о его бросках на тренировке. Зоны, из которых он атакует эффективнее всего. Количество попыток с ведения, действия в пик-н-роллах, оборонительная роль. Дальше его силовые показатели: какой вес взял, количество повторений. В чём прибавил больше всего, где сдал. Такая папка у меня есть по каждому подопечному.

– А что значит пункт «Фаза №2» в этих записях?
– Прогресс каждого индивидуума. В «Тимбервулвз» так подробно никогда этим не занимались. Таким образом, когда в конце сезона генеральный менеджер захочет задать мне вопросы по работе, я с лёгкостью смогу дать ему исчерпывающие ответы. Каждый бросок, совершённый игроком в сезоне, сколько и когда он поднял в тренажёрном зале, записи всех наших разговоров. Такой подход избавляет тебя от голословных нападок. В случае чего мне всегда есть чем подкрепить свои аргументы. Я придумал это ещё в Торонто. Вёл каждого игрока, понимаете? Каждого. С регулярными обновлениями. С составлением графиков развития. Следующим летом я собираюсь внедрить в Миннесоте новый подход к предсезонной подготовке. Уделим ей значительно больше времени, причём каждый будет работать над своими слабыми местами. Уиггинс поднаберёт веса. По моим расчётам, к концу следующего лета он будет весить порядка 95 килограммов, и это даст ему огромную прибавку к атлетичности. Грядущее межсезонье станет, возможно, самым важным для наших игроков, а я позабочусь о том, чтобы ради своего же блага они выложились целиком, без остатка.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 40
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота