Д’Анджело Расселл
Фото: instagram.com/lakers/
Текст: Кирилл Мартемьянов

«Когда не знаю, как себя вести, думаю: как поступил бы Брайант?»

Д’Анджело Расселл – о прощальном туре Брайанта, 27 очках в игре с «Сакраменто», первой встрече с Роузом на паркете и многом другом.
15 февраля 2016, понедельник. 22:45. Баскетбол

«Объясни мне это так, чтобы понял и двухлетний ребёнок», – попросил герой замечательного фильма «Филадельфия» Джо Миллер. Объяснить таким образом можно многое, но только не то, как быть разыгрывающим в НБА. Освоить на тренировках набор ключевых навыков, среди которых, например, умение молниеносно реагировать в любой игровой ситуации, и воспроизвести их на площадке против исполинов мирового баскетбола (которые уж точно опытнее тебя во всех отношениях) – всё это особенно тяжело для молодого парня, недавно игравшего против студентов.

В 19 лет Д’Анджело Расселл был выбран «Лейкерс» под вторым номером драфта. Задорность и самоуверенность, с которыми новичок был дружен вне профессиональной лиги, сменились робостью и осмотрительностью на легендарном паркете Staples Center. В клубе, разумеется, предполагали подобное развитие событий, когда выхватывали Рассела после дебютного сезона за колледж Огайо, но скаут не оставлял сомнений: паренёк развивался сумасшедшими темпами, а его талант был виден невооружённым глазом.

Молодой разыгрывающий уже успел блеснуть на баскетбольном небосклоне, отгрузив 8 января в кольцо «Сакраменто» 27 очков. Тогда в связке с Джорданом Кларксоном они ликвидировали кошмарные «-27» и едва не помогли своей команде одержать победу (партнёр по погоне загубил последние две атаки. – Прим. «Чемпионата»). И можно уверенно заявить, что в ближайшем будущем они станут настоящими атлантами, благодаря которым команда не просядет, пока стартовая пятёрка будет почивать на лаврах.

Мелкие неудачи Рассела караулили его успех, но не обошлось и без них. Он (впрочем, как и любой первогодка) успел порядком напортачить. Яркий тому пример – поединок в Далласе, когда защитник принимал слишком много поспешных решений, а также совершал необдуманные (и, следовательно, неточные) броски, из-за чего Байрон Скотт, решив не рисковать, отправил молодого новобранца на скамейку почти на всю последнюю четверть.

Но Расселл – один из тех, кто подходит к баскетбольной карьере со своей философией. Его стремительное развитие как игрока имеет два истока: тренировки и анализ игры со стороны. В интервью плеймейкер поделился мыслями о своей задаче как новичка, вероятном отношении к нему игроков других клубов и баскетбольной общественности в целом, недопонимании с Байроном Скоттом, а также о многом другом.

– Новичкам нигде не бывает просто, а уж тем более в НБА. Перед вами сейчас стоят трудные задачи, одна из которых – освоиться на позиции, непрестанно работая над собой. К тому же в дебютном сезоне вы становитесь свидетелем прощального тура Коби Брайанта. Как справляетесь с этим?
– Всё это для меня ново. Если честно, даже не знал, что существуют такие вещи, как прощальные туры. Я рад, что получил возможность наблюдать за тем массовым вниманием, которые люди адресуют Коби. Он заслужил это. Команда во всём поддерживает его и старается всеми силами оставаться сконцентрированной и подготовленной к каждой игре. Что касается меня, то я пытаюсь руководствоваться объективностью и размеренностью: не брать на себя слишком много, но и не оставлять планку на низком уровне как в индивидуальной, так и в командной работе.

– Первый сезон в профессиональной лиге – кладезь опыта. Как вы воспользуетесь полученными навыками: кинете их в копилку и поплывёте дальше или же максимально используете для своего развития в качестве игрока?
– Признание надо заслужить, никто не принесёт его тебе на блюдечке. Здесь нужно суметь удержаться на том месте, которое получил, иначе тебе быстро найдут замену. Оказаться в НБА – огромное достижение и вместе с тем огромное испытание. Каждый смотрит на меня, как на зелёного мальчугана, обставить которого можно не напрягаясь. Они думают, что вечер превратился в беззаботную игру во дворе, если против них вышли «Лейкерс», или что-то в этом духе. Не хочу копаться в этом, поскольку понимаю, что не в моей власти контролировать чужие мысли. Я могу просто выйти на площадку и начать биться, а после финальной сирены люди сами решат, уважать меня или нет.

– Помните, как набрали 27 очков во встрече с «Сакраменто»? Что чувствовали в тот вечер?
– Я был на эмоциях. Чувство того, что у тебя получается, придаёт уверенности. Почувствовал, что способен на многое и как игрок, и как человек. Никто не идеален, никто не собирается демонстрировать фантастические результаты в каждой игре, потому что все стремятся к стабильности и постоянству, и той ночью я впервые ощутил почву под ногами. Но всё же я ещё не избавился от массы ошибок, свойственных новичку. Моя игра ещё наполнена ими. Стараюсь не забывать о том труде, с помощью которого я оказался в НБА. Такие поединки придают уверенности, укрепляют в мысли, что я способен прогрессировать.

– Как вы с Джорданом Кларксоном ладите друг с другом?
– Отлично ладим. Каждый раз он помогает мне входить в игру, сам того не желая. Я наблюдаю, как он начинает, как те или иные игроки опекают его, и делаю соответствующие выводы. Так что ко времени моего выхода на паркет во второй пятёрке я уже знаю, как защищается соперник. Это во многом облегчает задачу. Ну а во время игры мы часто делимся друг с другом разными наблюдениями и экспериментируем в нападении, используя «бэк-доры» или что-то ещё, чтобы с наименьшими усилиями доставить мяч в корзину. Иногда подключаем к нашим «фокусам» Джулиуса Рэндла.

– От вас троих многого ожидают. Каковы лично ваши цели на этот сезон?
– Прежде всего нацелен на сохранение рвения к игре. Сейчас каждый не упускает случая что-нибудь сказать о ком-то из нас троих, но я считаю, что мы ещё недостойны подобной рекламы. Это всё началось во время матчей Летней лиги, когда каждый кричал: «Боже, что творят эти три парня!» Всё это безосновательная шумиха. В следующем году люди переключатся на других новичков, и тогда мы сможем выйти на новый уровень. Мы лишь должны сохранить этот огонь внутри себя и использовать его для дальнейшего совершенствования.

– Существует ли какой-то особенный урок, который вы получили за эти несколько месяцев в НБА?
– Я бы сказал, меня порой поражает эффективность тактической обороны, в том числе какие-то мелочи, с ней связанные. Конечно, вы можете сказать про преимущества таких индивидуальных качеств, как быстрота, атлетизм, опыт и игровое мышление, которые иногда переигрывают коллективную защиту, но для таких преимуществ нужны годы работы. А умение встроиться в часть командной обороны – это то, что можно взять здесь и сейчас, и это то, что помогает тебе тягаться на площадке с маврами от баскетбола.

– Как вы относитесь к антирекорду клуба по количеству поражений?
– Никому не нравится проигрывать, поэтому, выходя на паркет в каждой встрече, ты рассчитываешь на победу, не опускаешь руки, ведь у тебя есть шанс взять верх. В «регулярке» ты никогда не замираешь на месте: каждый вечер меняется план на игру, меняются соперники, судьи, города, арены. Всё становится другим. К этому сложно заранее подготовиться, хотя людям, которые за нами наблюдают, кажется иначе. Всё решается уже на площадке, но не до выхода на неё. Единственное, что в твоих силах, – быть заряженным и сконцентрированным. Разумеется, я говорю об этом с точки зрения новичка. Например, впервые столкнувшись с Дерриком Роузом, я был бессилен, поскольку просто не ожидал тех или иных действий от него. Однако когда я встретился с ним вновь, уже кое-что предугадывал и использовать это.

– В игре против «Далласа» 27 января Байрон Скотт посадил вас на скамью запасных на последних минутах встречи. Как считаете, почему?
– Я не уверен в причинах, которые заставили тренера посадить меня на лавку, поэтому не смогу ответить. Это была очень тяжёлая встреча, но партнёры нашли способ сдержать соперника и заставить Дирка Новицки делать то, что выгодно нам, хотя в итоге он и принёс победу своей команде. Да, меня посадили на скамью, но я не испытывал какого-то возмущения, непрестанно повторяя: «Почему я сейчас не на площадке?!» Я уважаю каждое решение тренера.

– Байрон Скотт – тренер старой закалки. Существует ли между вами какая-то свобода в общении?
– В таком возрасте, как у меня, часто не знаешь, что конкретно ты делаешь не так. Может, это звучит странновато, но порой ты просто не знаешь, о чём нужно спрашивать. Например, я совершил потерю в игре. Знаю, если я ошибся, меня тут же отправят на «банку», но вдруг это не единственная моя ошибка, из-за которой я окажусь среди запасных? Я не знаю, какой конкретно вопрос задать тренеру. Я не говорю об уверениях, которые даю тренеру, что исправлю все ошибки, нет, я имею в виду именно незнание того, чем у него интересоваться. А он, очевидно, мне ничего не скажет, если я не спрошу. Такой вот замкнутый круг недопонимания.

– Как в этом году ведёт себя Коби Брайант — как человек и как товарищ по команде?
– Прежде всего с таким парнем, как Мамба, всегда нужно быть почтительным. Оказавшись в НБА, ты можешь играть в одной команде с кем угодно, но когда это ветеран команды, возникает желание поладить с ним, узнать его и быть в состоянии выйти на одну площадку вместе. Я очень рад, что оказался рядом с Брайаном. Он всегда даёт ценные советы нам, независимо от того, играет или нет. С ним можно поговорить на любую тему, высказаться о том, что тебя тревожит, и он всегда попытается подсказать правильное решение. Он один из тех парней, за которыми хочется тянуться. Если ты вдруг оказался в какой-то затруднительной ситуации и не знаешь, как вести себя, ты всегда можешь спросить себя: «Что бы сделал Коби на моём месте?», и это поможет.

– Как вы относитесь к своему клубу в целом, к его истории, к игрокам, выступавшим за него когда-то?
– Знаете, мой отец был фанатом «Селтикс», а брат – страстным болельщиком «Лейкерс». Эти два клуба тогда только и делали, что побеждали. Бессмысленно выяснять, какая команда сильнее, достаточно просто знать, что «Бостон» и «Лейкерс» – те дружины, которые всегда были среди претендентов на титул. Лишь этот факт достаточно говорит о моём отношении к истории и всему, что с ней связано.

– Чего вы надеетесь достичь во второй половине сезона?
– Хочу становиться сильнее с каждой игрой. Моя цель на этот год – понять, каким игроком я обязан стать. Мне нужно прощупать дорогу, пройдя по которой я обрету свой собственный стиль. Знаю, что на это уйдут годы, но сейчас мне нужно просто встать на правильный путь. Принято считать, что если первое впечатление об игроке положительное, то дальше оно играет на него. В НБА всё не так: если новичок почувствовал какое-то признание, он может попасть в ловушку и начать деградировать. Поэтому главное для меня сейчас – найти ту дорогу, почувствовать, что я хотя бы встал на неё. Не хочу начинать межсезонье в бессознательном состоянии, если вы понимаете, о чём я.

– К чему-то уже пришли на данный момент?
– На площадке нужно быть настойчивым как по отношению к сопернику, так и к самому себе. К примеру, здесь я постоянно заставляю себя делать то, чем не так усердно занимался в колледже – пахать в защите на полную катушку. Если в колледже это было в какой-то мере допустимо, потому что компенсировалось полезной игрой в атаке, то в НБА об этом можно даже не думать. Каждое обезвреживание атаки, каждый перехват на вес золота для твоей команды, которые подчас могут иметь решающее значение.

– Есть ли какое-то представление о том, каким игроком вы станете в ближайшем будущем?
– Честно говоря, пока не знаю, но я видел массу ребят, пути которых начинались подобно моему. Они тоже пришли из колледжей и в течение нескольких лет активно работали над собой в каком-то конкретном аспекте игры. И сейчас результат этой работы можно увидеть невооружённым глазом. К примеру, Джон Уолл. Когда он только появился в лиге, был достаточно однообразным: имея молниеносную быстроту, он не пользовался ею как преимуществом. Но со временем научился распознавать моменты, когда следует замедлиться, а когда прибавить газу. Всё это результат работы над собой, и пока я только в начале пути к самопознанию.

Источник: ESPN GB Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 17
29 июня 2017, четверг
28 июня 2017, среда
27 июня 2017, вторник
Партнерский контент
Загрузка...
Что ждёт Тимофея Мозгова после обмена в «Бруклин»?
Архив →