Грант Хилл
Фото: Reuters
Текст: Мария Раракина

Хилл: после травмы уже не думал, что являюсь лучшим игроком мира

Грант Хилл — о борьбе с травмами, легендарных медиках «Финикса», перезагрузке любимого телевизионного проекта и планах «Атланты».
5 марта 2016, суббота. 14:15. Баскетбол
Грант Хилл провёл длинную и захватывающую баскетбольную жизнь. Он стал чемпионом NCAA вместе с командой колледжа «Дьюк», был выбран под третьим номером на драфте, в течение многих лет вёл борьбу с травмами и их последствиями, становился лидером раздевалки. Сейчас же он зарекомендовал себя как превосходный ведущий и аналитик, стал совладельцем «Атланты» и провёл полную перезагрузку любимой многими телепередачи InsideStuff.

– Все любили шоу InsideStuff с Ахмадом Рашадом. Каково было взять на себя ответственность за перезагрузку такого крупного телепроекта, чувствовали ли особую ответственность?
– Должен сказать, что это было огромной честью, когда именно мне выпала возможность взять бразды правления в свои руки. Чтобы достичь цели и провести полный ребрединг проекта InsideStuff, я был готов на всё. Сейчас понимаю, что выбрать меня на роль ведущего было сродни тому, чтобы позволить неизвестному актёру сыграть в продолжении культового кино. (Смеётся.) Сначала работа в кадре давалась мне сложно, ведь я никогда в своей жизни не делал ничего подобного. Попытки найти свой собственный голос и стиль занимают много времени, у меня на это ушло несколько месяцев.

По иронии судьбы, в первый год обновления шоу я столкнулся в Белом доме с бывшими ведущими InsideStuff Уиллом Бэем и Ахмадом Рашадом. Они были очень благосклонны ко мне, оказывали всестороннюю поддержку и воодушевляли меня на новые свершения. Я получил некоего рода благословение от них, это помогло мне войти в ритм и прижиться в передаче.

– Полагаю, вы помните самые первые выпуски?
– О да, я стал поклонником этой программы с первой же трансляции. Когда стартовый выпуск вышел в эфир, я ещё учился в колледже. Став игроком НБА, я неоднократно был гостем и давал интервью Ахмаду, Уиллу и Саммеру Сандерсу. А теперь, когда я сам стал первым лицом в студии, мне выпал шанс вернуть былую популярность шоу, привнести что-то новое. Справедливости ради стоит отметить, что у меня действительно длительные отношения с передачей.

– В середине 2000-х годов «Финикс» обзавёлся квалифицированным медицинским персоналом, который, как казалось, мог воскресить карьеру даже наиболее склонного к травмам игрока. Они стали легендами в своём деле. На протяжении всей карьеры вас преследовали травмы, и ваши выступления в составе коллектива из Аризоны выпали именно на этот период времени, так что вы кажетесь идеальным кандидатом, чтобы спросить: те специалисты были действительно так хороши, как все говорят? Чем отличалась подготовка того персонала от уровня в любом другом штабе в лиге?
– Я боролся со своей лодыжкой, да и в целом со здоровьем. У Стива Нэша были тоже некоторые проблемы, которые приехали с ним ещё из Далласа, да и Шакил О'нил смотрелся подпорченным товаром. Так что штаб команды подарил нам возможность уже в солидном для спортсмена возрасте дольше оставаться здоровыми и избегать травм благодаря профилактической медицине. Если так можно выразиться, то мы износились меньше, чем ожидалось, что позволяло нам дольше играть в баскетбол на высоком уровне. За нами следили в поисках дисбалансов, всегда находили новые методы лечения. Например, я узнал, что если болит икра, то это не значит, что проблема в ней. Вполне возможно, что напряжено бедро с противоположной стороны. Тем самым организм сам создаёт этот некий дисбаланс, появляются симптомы, как некий звонок, чтобы ты обратил на это внимание, и не произошло осложнение. На такие вещи всегда нужно обращать внимание, чтобы не усугубить, как может показаться, пустяковую травму, которая в дальнейшем может перерасти во что-то серьёзное.

– Продолжаем историю с травмами. Многие дети, которые хотят попасть в НБА, видят вас в InsideStuff, но, вероятно, не знают, что было время в начале вашей карьеры игрока, когда Грант Хилл считался главной силой в «Детройте». Но когда травмы посыпались, как из рога изобилия, и, казалось, пустили всю карьеру под откос (мы говорим о тех травмах, с которыми бы закончило свою карьеру большинство профессиональных спортсменов), вы плавно смогли перейти на роль ветерана, того игрока, который делает всю грязную работу, чтобы помочь команде победить. Как вам дался этот переход?
– Да, в начале моей карьеры я показывал баскетбол высочайшего уровня, я был на пути к тому, чтобы показывать действительно уникальные вещи. Но потом мне выпало серьёзное испытание. Думаю, что любители баскетбола помнят, что у меня была проблема с голеностопом, другие повреждения тоже не обходили меня стороной. В общей сложности у меня было отобрано четыре или пять лет карьеры. Размышляя сейчас, я прихожу к выводу, что если вы хотите играть, если хотите быть конкурентоспособным в лиге, вы должны уметь преодолевать все жизненные препятствия и приспосабливаться к обстоятельствам. Но некоторые ребята не смогли принять такой расклад. Могу сказать, что пропущенные четыре года стали для меня благословением и проклятьем.

Деррик Роуз пропустил два года, но он сделал правильные выводы. Поэтому, когда вы возвращаетесь после череды испытаний, мнение и отношение к себе уже не будет прежними. По крайней мере, так случилось со мной. После восстановления я уже не думал: «Я лучший игрок в мире», — как это было до травмы. Я просто был рад самому факту возвращения. Возможно, это и хорошо, ведь я смог действительно оценить игру, наслаждаться тем, чем занимаюсь.

Но с другой стороны, если бы сейчас была возможность снова оказаться в том времени, я бы попытался подтолкнуть, пнуть себя, чтобы быть счастливым не только потому, что я вернулся. Я бы заставил себя упорно сражаться и сделал бы ещё больше.

Не буду скрывать, я до сих пор горжусь тем, чего мне удалось достичь. Я удовлетворён проделанной работой после травмы, я старался выжимать из себя все соки, чтобы вернуть навыки и мастерство. Не буду лукавить, я сам прекрасно понимаю, что мне так и не удалось выйти на прежний уровень, это меня удручает. Но, смотря реально на вещи, думаю, со мной согласятся многие, после четырёх пропущенных лет трудно демонстрировать прежний уровень баскетбола, поэтому остаётся довольствоваться тем, что я вернулся на паркет и выглядел достойно.

– Как с вашей точки зрения изменился драфт с тех пор, как вы попали в лигу?
– Лига стала отдавать предпочтение всё более молодым игрокам. Игроки, которые были задрафтованы под общим первым номером в 1991-1997 годах, а это Ларри Джонсон, Шакил О’Нил, Аллен Айверсон, Тим Данкан и другие, обладали лидерскими качествами, всегда могли поднять моральный дух команды, взять игру на себя и в одиночку решить исход матча на паркете. Они вели за собой партнёров, им хотелось подражать, они стали звёздами с первого дня их пребывания в НБА.

Последние годы мы наблюдаем такую тенденцию, что клубы первым пиком драфтуют совсем юных игроков, моложе, чем были мы. Из-за возраста им сложно в первый день пребывания в лиге стать лидерами. Это не значит, что они будут менее звёздными игроками, просто для этого потребуется немного больше времени. Сейчас мы не видим на ярмарке талантов тех парней, которые смогут стать звёздами в первом же сезоне в лиге.

– Вы были одним из самых умных баскетболистов в НБА. Не хотите с головой окунуться в тренерскую работу?
– Нет, я и так достаточно связано с баскетболом в качестве ведущего InsideStuff и совладельца «Атланты». Меня делает счастливым то, чем я занимаюсь сейчас, и в ближайшее время у меня нет желания пробовать свои силы на тренерском поприще.

– Расскажите, каково это — быть владельцем команды? Можете приоткрыть занавес и пустить нас во внутреннюю кухню клуба из Атланты?
– Быть владельцем весело. Мы купили команду прошедшим летом. Мы очень рады, что у нас есть отличный управляющий партнёр, у нас профессиональный штаб сотрудников, который разбирается как в бизнесе, так и в баскетболе. На данный момент у нас непочатый край работы, нам придётся засучить рукава, чтобы выполнить намеченные задачи по всем четырём пунктам, которые мы выделили для себя. Первый — это стать одним из лидеров лиги. Второй — сделать идеальный продукт и предоставить его на суд общественности. Третий — наладить ещё больший контакт с болельщиками, взаимодействовать с ними посредством телевидения, социальных сетей. Ну и четвёртый в нашем списке — это улучшение города Атланта. Если мы добьёмся успеха в этих четырёх аспектах, то будет понятно, что мы движемся в нужном направлении.

– Какие мысли приходят вам в голову в связи с недавними массовыми увольнениями главных тренеров? Блатта убрали из «Кавальерс», «Финикс» отправил в отставку Хорнасека, «Нью-Йорк» попрощался с Фишером. И это не исчерпывающий перечень.
– На самом деле, я думаю, что череда увольнений продолжится летом. Семь-восемь команд точно будут находиться в поисках наставника. Зачем? Все хотят видеть прогресс. Это не первый раз, когда прокатывается такая волна увольнений среди тренеров в лиге. Если кто-то хочет стать главным тренером этим летом, думаю, что ему выпадет неплохой шанс, будет много вакансий.
Источник: GQ
Оцените работу журналиста
Голосов: 14
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда