Дерек Фишер – о конфликте с Мэттом Барнсом
Фото: Reuters
Текст: Алексей Кужель

«Из меня сделали мишень для неуклюжих острот и фривольных шпилек»

Дерек Фишер после длительного затишья поделился мыслями об увольнении с поста главного тренера «Нью-Йорка» и отношениях с Мэттом Барнсом.
14 марта 2016, понедельник. 22:45. Баскетбол
Здравствуйте, мои дорогие и уважаемые. Мы все рано или поздно понимаем, что мир суров и зачастую несправедлив. Прошло уже несколько недель с момента моей отставки из «Нью-Йорка», и количество статей и мнений обо мне как о тренере и человеке вызывает неподдельное и искреннее удивление. Хочу вас сразу предупредить – вы не услышите слов раскаяния. Если хотите увидеть извинения в чей бы то ни было адрес, вам лучше это не читать и просто пройти мимо. Мне очень важно, чтобы в свете всех слухов, сплетен у вас появилась возможность сделать выводы не на основании досужих вымыслов, а отталкиваясь и опираясь исключительно на факты. Для полноты картины произошедшего вам недостаёт всего одной маленькой детали, а именно моей версии событий.

Реальность современной лиги включает в себя очень много эпизодов, которые по разным причинам остаются за кадром. Вы никогда не услышите о них по ведущим спортивным каналам и ни за что не прочитаете на первых страницах большинства популярных изданий. Работа тренера подразумевает под собой возможную отставку. Причём по разным причинам, в том числе никоим образом не зависящим от баскетбола, личных характеристик или важных составляющих вашей репутации. Вы много раз становились очевидцами увольнений гораздо более успешных и известных рулевых, нежели я.

Во-первых, давайте сразу отбросим в сторону варианты о моей «несостоятельности» как тренера и склочном и неуживчивом характере. Не нужно путать солёное с горячим. Мне ничего не нужно доказывать или объяснять. Вы знакомы с результатами команды и местом, которое мы по праву занимали. Всё куда проще и банальнее. Руководство сообщило мне, что многие вещи в организации работают не совсем так, как им хотелось бы. Разговор получился на удивление коротким. Они донесли до меня принятое решение, я, в свою очередь, искренне поблагодарил их за предоставленную возможность. А рассуждения о том, что некоторые детали моей личной жизни идут вразрез с коллективной задачей или, что более важно, что хоть один игрок выразил мне недоверие как тренеру, – чушь и ересь, не имеющая под собой ни единого факта.

Мои отношения с подопечными всегда были хорошими. И, даже несмотря на увольнение, мы продолжаем общаться, а с некоторыми даже дружить. Они не отказались от меня и не бросили в этот не самый приятный в моей жизни момент. Я по-прежнему остаюсь для них тренером, лидером и непререкаемым авторитетом при принятии решений. Чтобы там ни было, но до сих пор они мои парни, а я их тренер. Каждый из них был готов протянуть мне руку помощи или подставить дружеское плечо.

НБА невероятно сложная организация, требующая от каждого из составляющих элементов предельного внимания, преданности, соблюдения норм этики и уважительного отношения ко всему, что является безусловными общечеловеческими ценностями. К сожалению, руководство «Никс» приняло решение не продлевать со мной деловых отношений. И сразу же нашлось огромное количество злопыхателей (я сейчас о разного рода журналистах в охоте за сенсациями), и я за месяц из уважаемого всеми игрока и хорошего тренера превратился в мишень для неуклюжих острот и фривольных шпилек.

Я потрясён и разочарован тем, во что пресса превратила мои отношения с бывшей супругой Мэтта Барнса. Ребята, мы взрослые люди и сами выбираем, как строить собственную жизнь и кто будет нашим спутником. Глория на протяжении года была свободна. Я со своей женой уже год находился в состоянии развода. Мы свободные люди без каких-либо обязательств. А из нас сделали ужасных чудовищ: один, наплевав на многолетнюю дружбу, уводит из семьи друга его возлюбленную, вторая бросает любящего мужа и тонет в объятиях женатого мужчины, разбивая при этом его брак. Мы не пешки на шахматной доске. Мы живые люди, и я имею полное право высказаться в свою защиту.

Друзья мои… Партнёры по команде не всегда друзья и даже приятели. И даже многолетний опыт выступлений за одну команду не всегда способствует близким и дружеским отношениям для двух абсолютно разных людей. Так вот, мы с Мэттом никогда не были друзьями. Наши дети не учились в одной школе, мы не дружили семьями и не устраивали воскресных посиделок. Не было никаких совместных праздников или поездок на отдых. Не было ничего. Вся история наших взаимоотношений закачивается двумя сезонами выступления за одну команду — вот и вся история придуманной многолетней и крепкой привязанности.

Я не знаю, как смогла так невозмутимо перенести травлю Глория. Из любящей матери двоих чудесных близнецов и уважаемой женщины буквально за неделю она была возведена в ранг дорогой вещи, став одной из продажных куртизанок, предавших своего избранника из-за мифических и сказочных, но так и не озвученных причин. Вам нужно продавать журналы и газеты, собирать прибыль с каждого клика громогласных сенсаций. Но не кажется ли вам, что в погоне за лишним центом вы коверкаете и навсегда ломаете жизни других людей? Неужели вы при этом ничего не чувствуете и вам совершенно не стыдно?

Я не знаю да и не могу знать, что происходило в голове у моего бывшего партнёра по команде в тот злополучный день. Повторюсь: мы с вами взрослые люди. У каждого из нас есть за спиной внушительный багаж из прошлых взаимоотношений, которые не всегда заканчивались тихо и мирно. Наверное, у каждого найдётся пассия, которая до сих пор заявляет какие-то права не чувства и преданность, хотя вы и не виделись с ним/ней год или около того. Мы с Глорией никогда не делали тайны из наших чувств. Зачем?

Он просто появился на одном из наших небольших праздников и сразу стал размахивать руками. Все присутствующие пытались заставить его успокоиться, и во многом благодаря тому, что там были их дети, конфликт угас сам собой. Вот и весь конфликт. Естественно, я, как главный тренер команды НБА, обязан заботиться о своей репутации. Я понимал, что если произойдёт огласка, то это может крайне негативно отразиться не столько на мне самом, а в первую очередь на клубе, интересы которого я представляю, и моих близких людях.

Так, в общем-то, и случилось. Один нелепый слух, просочившийся в прессу и вызвавший целый ураган критики и оскорблений в мой адрес, превратил меня едва ли не в изгоя и готового персонажа для интернет-мемов. Я не овершенен. Я самый обычный человек, которому повезло немного больше, чем остальным. У всех есть свои недостатки. Но перед вашими глазами целых 20 лет моей тяжёлой и кропотливой работы в качестве игрока и тренера. Я благодарен тем, кто меня поддерживал в этот трудный момент. Я многому научился, но, как оказалось, ко многому нельзя быть готовым. Злость и зависть никогда не станут спутниками хорошего и искреннего человека. И у каждого человека есть право на своё маленькое и уютное семейное счастье. Что будет дальше? Я не знаю. Да и никто не знает… Время покажет. Но на данный момент я рад тому, чего я добился в своей жизни, и с нетерпением жду сюрпризов, которые мне приготовила судьба.
Источник: Sports Illustrated
Оцените работу журналиста
Голосов: 15
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница