Ройс Уайт не сыграл ни одного матча в НБА
Фото: https://www.instagram.com/thefizerrevival/
Текст: Мария Раракина

«Мне часто бросают: «Фобии – это важно, но лучше начни играть!»

Ройс Уайт – о благотворительной миссии, собственном бизнесе, возвращении в баскетбол, конфликте с прессой и психическом здоровье.
19 марта 2016, суббота. 12:45. Баскетбол

Ройсу Уайту пророчили большое будущее в НБА, для этого у игрока было всё: высокий спортивный интеллект, великолепные габариты, развитые лидерские качества, прекрасные рекомендации и отличная статистика в высшем дивизионе студенческого чемпионата. Словом, вопрос рождения новой звезды в лиге казался лишь временем. Увы, этому не суждено было случиться. В 16 лет Уайту был поставлен диагноз – обсессивно-компульсивное расстройство. Игрока одолевает чувство тревоги, атакуют приступы паники, в особенности при перелётах на самолёте. Именно эта фобия стала камнем преткновения между выбравшим игрока на драфте «Хьюстоном» и баскетболистом.

Форварду так и не удалось провести ни одного матча в сильнейшей лиге и он был отправлен в фарм-клуб. Сейчас спортсмен находится в статусе свободного агента и не теряет надежду вернуться на паркет. Но он не тратит время даром и параллельно пытается найти себя всё в новых амплуа. Ройс в свободное время читает книги, занимается бизнесом и благотворительностью, а главное – пытается обратить внимание общественности на важность психического здоровья и помощь людям с подобными расстройствами.

– На каком роде деятельности вы сфокусировались в последнее время?

– Основным занятием для меня сейчас остаётся благотворительность. Но также я сосредоточил свои силы на предпринимательской деятельности в родном Миннеаполисе и Сент-Поле. У меня есть цель – выстроить свой бизнес так, чтобы он помогал мне в решении проблем, возникающих в ходе гуманитарной работы. Думаю, можно говорить о том, что настало время прогрессивных людей. Тех, кто имеет желание, а главное – не боится пойти по пути социальных изменений. Нам нужно как можно больше соратников, если мы действительно хотим остановить хаос, который происходит сегодня.

– Можете подробнее рассказать о своей предпринимательской деятельности?
– Я занимаюсь инвестициями, вкладываю средства в новые проекты. Мне приятно, что здесь имеется место не только для коммерции, но и остаётся непаханое поле для творчества. Я нахожусь в постоянном поиске новых идей, разработке продуктов и брендов.

– Как обычно проходит ваш день?
– Большое количество времени я уделяю чтению, стараюсь рационально распланировать своё время на неделю. Я всё время «на телефоне», приходится отвечать на звонки, проверять электронную почту, так как я нахожусь в постоянном поиске единомышленников, разделяющих мои взгляды и готовых присоединиться к моей команде.

– Недавно вы вступили в баскетбольную ассоциацию, главная цель создания которой – благотворительность. Поделитесь своими мыслями на этот счёт.
– Действительно, в этом году стартовый матч Лиги чемпионов пройдёт 10 апреля в Сент-Луисе. На паркете встретятся уже завершившие профессиональную карьеру игроки, а представители Зала славы НБА будут в роли тренеров. Все средства, вырученные в результате мероприятия, пойдут в фонд исследования раковых заболеваний и другие благотворительные учреждения города. Разумеется, я, не задумываясь, согласился принять участие в этом проекте, надеюсь, что смогу быть полезным на площадке. Эта лига – удивительный пример того, как звёзды объединяются не ради личной выгоды. Если спорт станет одной из основных платформ для благотворительности, тогда это действительно можно будет назвать победой.

– Представители команд НБА проявляют к вам внимание, интересуются вашим состоянием?
– Нет, никакого внимания от представителей клубов не наблюдалось. Это очень обидно, но я не удивлён.

– Не забросили занятия спортом?
– Я регулярно посещаю тренировки, хожу в тренажёрный зал, чтобы поддерживать здоровье и спортивную форму на должном уровне.

– Как чувствуете себя физически и морально?
– Отлично.

– Можно ли говорить о том, что на данном этапе клубы НБА уделяют большее внимание проблеме психического здоровья игроков, нежели в 2012-м, когда вы пришли в лигу?
– Полагаю, что этому аспекту уделялось внимание и до моего прихода. Я поддерживаю спортсменов, которые всё чаще обсуждают данную тему во всеуслышание, тем самым не давая возможность обществу её игнорировать. Команда – это бизнес, а с баскетболистами обращаются как с товаром. Зачастую клубам интересен лишь результат, они хотят выжать максимум из игрока, иногда пренебрегая его жалобами или рекомендациями врачей. Как и в любом бизнесе, это встречается сплошь и рядом.

– Если бы решение этого вопроса в НБА возложили на ваши плечи, с чего бы вы начали?
– Определённо начать нужно с признания того, что проблема реально существует и требует решения. Затем я бы собрал лучших психиатров и другие высококвалифицированные кадры, которые помогли бы мне верно разработать план действий и методику оказания помощи. Хотелось бы, чтобы в будущем появилась возможность оказывать надлежащую поддержку не только игрокам, но и всем представителям лиги.

– Прошлым летом вы были одним из тех, кого «сватали» в AmeriLeague. Это всего лишь слухи или случай имел место быть?
– Действительно, представители лиги выходили на меня. Мы достигли договорённости, и, как казалось, это было хорошей возможностью для возвращения на паркет. Но на деле оказалось всё по-другому. Не буду вдаваться в подробности из-за возможности будущих правовых действий.

– Вы рассматривали Лигу развития в качестве ступени для возвращения на площадку?
– Безусловно, я просчитывал и такой вариант, но трудно назвать D-лигу проектом, который в корне отличается от НБА. Поэтому вопрос отношения к психологическому здоровью в лиге фарм-клубов очень схож. Смею думать, что люди, относящиеся к миру баскетбола, знают, на что я способен как профессиональный спортсмен, но если политика, пропагандируемая ассоциацией, не предоставляет мне возможность выходить на паркет, то пусть будет так.

– Вы числились в «Хьюстоне», «Филадельфии», «Сакраменто» и «Клипперс». Где чувствовали себя наиболее комфортно?
– Атмосфера в клубах имела колоссальное различие, но до моего психического состояния никому не было дела, я остался один на один со своей проблемой. Как ни странно, это не мешало мне наслаждаться двумя сезонами в D-лиге. Если бы у вас была возможность пообщаться с кем-то из ребят, которые выступали со мной за «Рино Бигхорнс», то они бы подтвердили, что перед возвращением в «Сакраменто», я сказал им, чтобы они ждали меня обратно. Несмотря на постоянную шумиху вокруг моей карьеры и непосредственно меня, я до сих пор остался в прекрасных отношениях с людьми, с которыми пересекался на баскетбольной площадке и за её пределами.

– Как отнеслись ваши коллеги, игроки НБА, к довольно резким высказываниям, связанным с политикой охраны психического здоровья в лиге, которыми вы делились в «твиттере»? Они разделяли вашу точку зрения?
– Я безгранично благодарен игрокам, вставшим на мою сторону. В качестве защитников выступили как уже завершившие карьеру баскетболисты, так и до сих пор выступающие в лиге. Например, было приятно заручиться поддержкой, на тот момент комментатора и чемпиона мира, а теперь уже и тренера, выигравшего чемпионский перстень НБА Стива Керра, который оценил мою смелость и заявил во всеуслышание, что уважает мой поступок. Из-за искажения информации многие так и не поняли истинный смысл, который я вкладывал в свои слова. Я же просто хотел открыть людям глаза, обратить их внимание на здоровье спортсменов, показать, что никому нет дела до проблем, связанных с психическими заболеваниями. СМИ меня осудили, только ленивый не написал статью на эту тему. Мои высказывания называли провокациями и разглагольствованиями. На критику тоже не скупились, да и обвинить меня в голословности успели.

– Считаете, что издания и общество неправильно истолковали ваши действия?
– Они не пытались добраться до сути, им было проще обвинить меня. Плюс огромной популярностью стало пользоваться высказывание: «Проблема, кончено, важная, но пусть лучше играть начнёт!» Мне часто бросают её вслед. Что? Вы серьёзно? Эта проблема касается здоровья, а значит, заслуживает соответствующего внимания. Мне было и грустно, и смешно.

– Вы чувствуете, что где-то сами допустили ошибку? Если бы появилась возможность исправить ту ситуацию, что бы вы сделали по-другому?
– Оглядываясь назад, могу сказать, что этот вопрос был слишком серьёзным, чтобы пытаться уместить его в 140 символов. Так как я не давал развёрнутого объяснения, у людей могло сложиться неправильное впечатление. Сейчас, полагаю, я бы написал открытое письмо, в котором поднял бы большое количество вопросов и подробно изложил их суть. Если перебирать мои цитаты, то их смысл не отличается от того, что я затрагивал в недавнем письме. Повторюсь, я прошу официально признать подобные расстройства психики заболеванием, на которое следует обращать внимание. Только вдумайтесь, половина населения Земли страдает расстройствами, схожими с моими.

– У вас есть свой фонд Anxious Minds. В чём его основная цель?
– Эта идея зародилась в моей голове, когда ещё учился в колледже. Я хочу иметь возможность помогать людям с душевными расстройствами, как у меня. Предоставлять им информацию, делиться собственным опытом, оказывать поддержку. Этот ресурс предоставлен для общего доступа в Интернете.

Источник: Hoopshype Сообщить об ошибке
Всего голосов: 13
25 апреля 2017, вторник
24 апреля 2017, понедельник
23 апреля 2017, воскресенье
Партнерский контент
Загрузка...
Какое событие регулярного чемпионата НБА стало самым ярким?
Архив →