Пол Джордж – самый результативный игрок Матча звёзд НБА - 2016
Фото: Reuters
Текст: Алексей Кужель

«Сидел на скамейке и думал: «Мужик, ты заново научился ходить»

Главная звезда «Индианы» Пол Джордж – о современной лиге, травме, партнёрах, преимуществах «треугольного нападения» и Матче звёзд.
19 марта 2016, суббота. 17:45. Баскетбол
Он выглядит немного уставшим. И это результат не только усилий, прикладываемых в нынешнем сезоне. К 25 годам Пол Джордж утвердился в роли лидера «Индианы», и все успехи коллектива в последние годы связаны преимущественно с его именем. А ведь за спиной осталась чудовищная травма, которая могла и поставить крест на его карьере. Однако преодолев последствия жуткого перелома, форвард существенно опередил составленный эскулапами график восстановления и вернул практически утраченную веру поклонников на возможное в ближайшем будущем чемпионство.

– Как вы оцениваете ваше нынешнее состояние?
– Хорошо. Отлично. Превосходно. Мой ответ зависит от того, что именно вас интересует. На данный момент моя форма близка к оптимальной. После возвращения в строй я немного изменил свой взгляд на игру. Если раньше я был сосредоточен исключительно на атаке, то теперь не забываю и про оборонительные построения своей команды. Хотя была парочка матчей, в которых я включал атакующий режим и заставлял играть оппонентов именно в мою игру.


– Наблюдая за вашей манерой игры в последних матчах, невозможно не отметить, что вы с лёгкостью стали отходить на роль второго плана, предоставляя немного больше возможностей и пространства своим партнёрам.
– Вот тут вы абсолютно правы. Именно этим я и занимаюсь. Быстрый взгляд на партнёров, и я снова сосредоточен на кольце. Самая сложная составляющая модели «смол-бол» — это необходимость постоянного перемещения, отслеживание местоположения партнёров и нацеленность на бросок. Постоянными перемещениями я стряхиваю с себя противников и сразу же возвращаюсь к баскетболу «один-на-один», снова стягиваю на себя защиту и жду пока кто-нибудь из ребят не откроется. А когда всё внимание сосредоточено на мне, просто отдаю пас.

– В последнее время «Пэйсерс» играли разными составами и использовали разные модели. У вас заранее продуман план на игру? Когда и откуда вы будете бросать и от кого получите пас?
– Никакого плана. Я думаю это прежде всего вопрос подготовки и тренировок. Я очень много работаю над техникой броска, пробую атаковать с разных дистанций, много размышляю над тем, как это будет выглядеть и что следует добавить. И когда начинается матч, я знаю чего ожидать. Несмотря на то что достаточно трудно предугадать, от кого ты получишь передачу – Соломон Хилл или Си Джей Майлз удивительно талантливые в этом отношении ребята, но Ян Маинми и Майлз Тёрнер всегда готовы поставить заслон и отвоевать для тебя немного места и времени для принятия решения. На самом деле это всё немного проще, чем кажется. Мы постоянно отрабатываем это на тренировках, в различных сочетаниях. А за вот уже 60 с лишним игр — хочешь не хочешь, но притрёшься. Благодаря этому все решения принимаются на уровне подсознания. Как о взаимодействии, так и о броске.

– Когда вы играете на позиции тяжёлого форварда в сочетании с Майлзом Тёрнером, Яном Маинми или Лавоем Алленом, то опекуны проходят заслон снизу и позволяют вам бросать. Но теперь, когда вы вернулись на «тройку», вариативность изменилась, не так ли?
– В 9 из 10 случаев меня опекает лучший защитник соперника. Он делает всё, чтобы остановить и по возможности оттеснить меня, используя физическое превосходство. Но у меня есть преимущество, потому что я могу выбирать, как и в какую сторону мне обыгрывать, используя заслоны «больших». При таком раскладе я всегда оказываюсь в той точке, на которой и планировал оказаться. А оппонент вынужден довольствоваться лицезрением моей удаляющейся спины. Хотя есть ребята, против которых это чертовски сложно провернуть.

– Крис Пол?
– Да, именно. Но в случае нашего грамотного взаимодействия даже у Криса Пола на площадке должна быть резервная копия. Потому что когда я начинаю атаковать, используя преимущества «треугольника», служу отличной приманкой и, кроме главного опекуна, стягиваю на себя ещё одного защитника, тем самым освобождая место в «краске» для партнёров. Полагаю, что мы с Майлзом Тёрнером, Джорданом Хиллом и другими парнями стали понимать друг друга гораздо лучше по сравнению с началом сезона.
В 9 из 10 случаев меня опекает лучший защитник соперника. Он делает всё, чтобы остановить и по возможности оттеснить меня, используя физическое превосходство. Но у меня есть преимущество, потому что я могу выбирать, как и в какую сторону мне обыгрывать, используя заслоны «больших».
Правильная постановка заслонов, и выходов из-под них в том числе, помогла нам научиться лучше обороняться.

– Но ведь для «большого», ставящего заслон, важно умение не только обыгрывать, но и быть готовым принять передачу и завершить атаку, не так ли?
– Конечно. Это одна из самых важных составляющих «треугольной» модели нападения. Это именно то, что освобождает позицию для меня или выводит на бросок их. Или вы позволяете мне оторваться и закончить атаку броском, или вы сосредотачиваете всё внимание на мне и оставляете моих партнёров свободными. А учитывая то, что у нас в составе есть отличные снайперы, это открывает очень много возможностей. Несмотря на огромное количество передач и увеличение темпа игры, для меня игра замедлилась и стала немного проще.

– Для вас было очень важно показать свою лучшую игру на Матче звёзд?
– Чрезвычайно важно. Кроме того, что набрал 41 очко, я мог ещё пару-тройку раз забросить. Но как-то не сложилось. Помню, когда сидел на скамейке, постоянно прокручивал в голове и думал: «Год назад тебя здесь не было. Да и не могло быть. Мужик, ты ведь заново учился ходить, разрабатывал ставшую чужой ногу и вообще всему учился заново». Вы не представляете, насколько важным для меня был тот момент. Просто осознавать, что ты смог вернуться и у тебя получилось оказаться среди лучших на данный момент игроков. Это была последняя стадия и заключительный этап моей полной реабилитации и восстановления.

– После огромного количества тренировок, схем и тренерских заготовок вы можете с уверенностью сказать, что нашли нужный путь? Или на протяжении оставшейся части сезона вы будете пробовать, менять и наигрывать другие варианты?
– Мне кажется, что мы уже пришли к какому-то общему знаменателю. И у нас есть эффективная и полностью устраивающая нас схема. Майлз — один из важных её участников. Мы все знали, что рано или поздно он будет играть в стартовом составе, и пытались максимально ему в этом помочь. Но вы не представляете, какой он самом деле ещё ребёнок. Ему только предстоит пройти путь, полный проб и ошибок. Но нам всем очень нравится то, что он может привнести в нашу игру. Я очень хочу именно с этими ребятами попасть в плей-офф. Показать, на что мы способны, и получить возможность выиграть титул. Есть только одна вещь, которую вы не в состоянии принимать как должное или само собой разумеющееся. И это опыт участия в матчах на выбывание.

– У вас есть Джордж, Монта и Ян. Ребята, которые уже не раз участвовали в поединках такого уровня. Вы думаете, что у вас получится в полной мере воспользоваться шансом при условии вашего удачного выступления по итогам регулярного чемпионата?
– У нас есть опыт решающих встреч. У нас в составе есть ветераны. Мы талантливы и универсальны. Большинство ребят имеет солидный запас опыта и знаний за своими плечами. Мы уже не раз и не два доказывали, что в состоянии на равных конкурировать с лучшими командами лиги. Вспомните наши матчи с тем же «Кливлендом» или со всеми лидерами Западной конференции. Я уверен, что если дело дойдёт, то в плей-офф мы будем готовы ко всему.

– Вы ведь очень хотели стать MVP Матча звёзд, не так ли?
– Я очень этого хотел. Очень! Я сделал всё от меня зависящее, чтобы заслужить это звание. Всё, и даже немного больше. Я хотел установить рекорд результативности Матчей звёзд, стремился к званию MVP. И я за это боролся…
Источник: NBA
Оцените работу журналиста
Голосов: 11
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница