Коби Брайант был выбран под 13-м номером драфта 1996 года
Фото: https://www.instagram.com/lakers/
Текст: Ринат Салахетдинов

Мальчик среди мужчин. Как Брайант стал счастливым билетом Уэста

17-летний Коби Брайант стал игроком «Лейкерс» неслучайно, впечатлив генменеджера команды Джерри Уэста на преддрафтовых тренировках
20 марта 2016, воскресенье. 15:30. Баскетбол
«Лейкерс» эпохи Шоутайм, завоевавшие пять чемпионских титулов, к лету 1996 года утратили былую славу. «Рокетс» выбили калифорнийцев из плей-офф в первом же раунде.

Известно, что на Джерри Уэсте долго лежало бестрофейное проклятие. В качестве игрока его знали под прозвищем Мистер Клатч — за умение решить исходы поединков на последних минутах матчей. В конце концов, даже на логотипе лиги красуется именно его силуэт. Уэста 14 раз выбирали для участия в Матче звёзд за время карьеры, целиком проведённой в «Лейкерс». Ежегодно в финале они сходились с «Бостоном», ведомым Биллом Расселлом, и Уэст проиграл шесть из них.

В решающей серии 1970 года «Лейкерс» умудрились уступить «Нью-Йорку». Долгожданный титул нашёл Уэста спустя два года, когда ему удалось взять реванш у коллектива Реда Хольцмана. Но та победа не утолила его боли и разочарования от регулярных неудач. Хотя, безусловно, дала ему сил продолжить движение к цели. Он обладал поставленным, как «из учебника», броском и великолепно действовал в обороне, так выкладываясь на предматчевой разминке, что плохо становилось даже партнёрам по команде.

Переход на тренерский мостик лишил его возможности лично влиять на результат команды в решающие моменты. Уэст провёл у руля «Лейкерс» три коротких года, а после подался в скауты. На посту генерального менеджера он оказался только в начале сезона-1982/83. Как оказалось, это место для него будто предназначено: можно принести команде огромную пользу, параллельно переиграв прямых конкурентов, но для этого уже не требуется находиться в состоянии того эмоционального напряжения, которое присуще работе непосредственно на площадке.

Драфт 1996 года представлял для Уэста второстепенный интерес. Грамотная работа в период подписания свободных агентов в тот момент могла оказать большее влияние на скорейшее возвращение команды на вершину. Ещё бы, ведь для переговоров были доступны настоящие мастодонты: Алонзо Морнинг, Джуван Ховард, Реджи Миллер и Аллан Хьюстон. Но Уэст перехитрил всех, совершив ход, разрушительные последствия которого вся лига ощущала ещё очень и очень долго. НБА не знала игрока, похожего на Шакила О’Нила. Он был идеальным сочетанием габаритов, скорости, ловкости и… снова габаритов. Дизель выводил «Мэджик» в финал, но разочаровался в организации и, что немаловажно, самой жизнью в Орландо.

Уэст знал об увлечении О’Нила кино и музыкой (последний не раз выражал заинтересованность в построении карьеры в этой индустрии), и Лос-Анджелес представлялся идеальным местом для воплощения его планов. Шак сразу подтвердил интерес к переезду в солнечную Калифорнию, но ждал от Уэста конкретных цифр. «Лейкерс» нужно было срочно найти свободные деньги, и клуб принялся выкупать контракты. Больше отпущенных на «свободу» игроков — больше шансов выловить крупную рыбу в лице О’Нила.

По контракту Владе Дивацу полагалось $ 8,3 млн за два года. И соглашение с югославом стало крупнейшим препятствием для утоления поистине нечеловеческих запросов Шакила. Уэст потерял сон и без устали пытался организовать обмен. Тишина в ответ на предложенного качественного центрового сильно его удивила. «Поразительно, но Дивац оказался никому не нужен. Все были уверены, что раз я его отдаю, с ним что-то не в порядке. Но всё было как раз наоборот! Он потрясающий баскетболист и человек», – вспоминает Уэст.

Незадолго до драфта Уэст метался в поисках возможного обмена, и ему позвонил агент Арн Теллем. К тому моменту Коби Брайант уже подписал контракты с компанией adidas и агентством Уильяма Морриса, представлявшем многие молодые дарования. И это притом, что он не провёл ни единого матча в НБА. Корпорации были уверены в больших перспективах и не меньшем обаянии 17-летнего паренька. Коби прибыл в Лос-Анджелес на фотосессию и хотел показать себя «Лейкерс». На следующий день у команды уже были запланированы смотрины Донтэя Джонса – тяжёлого форварда, на своих плечах дотащившего «Миссисипи Стэйт» до «Финала четырёх» «Мартовского безумия». Естественно, Уэст слышал о Брайанте, но не обращал на него особого внимания, ведь «Лейкерс» располагали лишь 24-м пиком. Уэст был более чем уверен, что к тому моменту Коби уже «уйдёт с молотка». Тем не менее он позволил Брайанту присоединиться к тренировке.

Джонс приехал в зал незадолго до рассвета. Вид паркета представлял собой зеркало бесконечных попыток работавших здесь парней заявить о себе. Одно из колец уныло клонилось к полу, оно словно жаловалось на запредельное число данков слишком тяжёлых для себя людей. Джонс вдоль и поперёк изучил всех возможных конкурентов, претендовавших на выбор в первом раунде. Что он думал о Брайанте? Талантлив, но всё равно ещё мальчишка. «В тот день я представлял студенческий баскетбол. Моей задачей было показать ему, что для выхода на новый уровень нужно пройти определённый путь», – делится воспоминаниями Джонс. Его уверенность в себе была запредельной, и небезосновательно. Джонс отыграл один из лучших сезонов в карьере и провёл всё лето, тренируясь в Мемфисе со звездой НБА Пенни Хардуэем.

За их работой наблюдал Ларри Дрю, помощник тренера «Лейкерс». 21-летний Джонс быстро понял, что «начальство» хочет посмотреть, как Брайант будет чувствовать себя в противостоянии с соперником, превосходящим его габаритами и мощью. Вначале Дрю попросил пару сыграть один на один на всю площадку до четырёх набранных очков.

Брайант выиграл.

«Уже тогда можно было предсказать его будущее. Я был впечатлён, просто потренировавшись с ним. Я делал то, что и должен был делать, но моим соперником был подросток. Подросток, желавший показать себя во всей красе. Я был для него всего лишь очередным препятствием, и он непрерывно думал, как бы ему его преодолеть», – продолжает Джонс.

Соперники начали игру один на один на половину площадки. Перед броском атакующий имел право трижды ударить мячом о паркет. По тем же правилам отработали на левой половине. Джонс наконец начал побеждать. В большинстве упражнений он получал преимущество над Брайантом просто за счёт физической мощи, но так и было задумано. На деле он был состоявшимся баскетболистом студенческой лиги, пытавшимся не ударить в грязь лицом в противостоянии со школьником. Джонс был поражён: ни разу в колледже ему не приходилось видеть такой выносливости и работы ног, которую демонстрировал Коби. Последний, к слову, довольно быстро приспособился к ограничениям в ведении и начал стабильно «заряжать» в корзину. «Я и представить себе не мог, что вчерашний школьник может быть на такое способен. Одна лишь попытка повторить кое-что из показанного им казалась безумием», – признаётся Джонс. Кстати, «Никс» выберут его под общим 21-м номером на драфте 1996 года.

Тренировка продлилась всего 45 минут. Обессиленный Джонс растянулся на полу. Уэст видел всё. «Его арсенал поражал воображение. Но главной была заметная невооружённым глазом жажда соперничества. На протяжении часа Брайант ни на секунду не сбавил оборотов, стараясь превзойти оппонента во всём», – вспоминает Уэст.

Увиденное потрясло его до глубины души. Чтобы подтвердить свои предчувствия, он хотел ещё раз во всём убедиться. Уэст, вместе со своим ассистентом Митчем Капчаком и парой пиарщиков команды, Джоном Блэком и Рэймондом Риддером, прыгнул в машину и отправился на следующую тренировку Брайанта, которая сулила тому гораздо больше трудностей. Коби предстояло сыграть против Майкла Купера.

Несмотря на справленный недавно сороковой юбилей, Купер, повесивший кроссовки на гвоздь пять лет назад, держал себя в отличной форме. Он был важнейшей частью калифорнийской команды эпохи Шоутайм и славился доведённой до совершенства персональной защитой. Сам Ларри Бёрд отзывался о нём как о лучшем «персональщике», против которого ему приходилось действовать. Купер не особо думал о предстоящей тренировке. Ему позвонил Уэст и попросил помочь проверить в деле какого-то школьника по имени Коби. Купер узнал, что этот парень был сыном Джо Брайанта, за пару часов до выхода на паркет. Того самого Джо Брайанта, с которым ему не раз доводилось схлестнуться в очном противостоянии. «У меня был флэшбек, клянусь. Сейчас, если бы мне предложили повторить тот опыт, я бы действовал совершенно иначе», – вспоминает Купер.

Он вошёл в тёмный, мрачноватый зал. Не проблема. Вскоре Брайант ослепит всех вокруг.

Они провели всю тренировку, играя один на один. Купер не вчера родился и знал, как нужно обороняться. Вначале он попытался использовать против соперника свою силу. Коби забивал, как и когда хотел. Он обрушил на растерянного Купера шквал бросков с отклонением и данков, венчавших немыслимые проходы под кольцо.

«Он действовал на уровне выпускника колледжа, будто ему было не 17, а минимум 22. Это и поразило меня больше всего. Все мы были удивлены, но больше других Уэст, всегда умевший смотреть вокруг чуть внимательнее окружающих. Тогда он видел величие», – отмечает Купер.

Спустя 25 минут Уэст обернулся к своим подчинённым. «Я увидел достаточно, поехали. Брайант уже сейчас лучше любого игрока нашей команды», – подытожил он.

По пути к выходу Джерри прошёл мимо Купера. «Мы попросили тебя защищаться против него», — посмеиваясь, бросила легенда.

Группа направилась в клубный офис. С трудом попутчики разобрали едва слышные слова Уэста, которые тот повторял себе под нос словно мантру: «Я должен сделать всё возможное, чтобы заполучить этого парня».
Источник: Hoopshype
Оцените работу журналиста
Голосов: 60
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота