Шакил О'Нил перешёл в «Лейкерс» в 1996 году
Фото: Reuters
Текст: Андрей Дзюба

«С дуэтом Шака и Коби может сравниться только пара Шак – Хардуэй»

Шакил О'Нил и Пенни Хардуэй – об успехах «Орландо» в 90-х, сравнении с Дюрантом и Уэстбруком, розыгрышах и любимых кинофильмах.
30 апреля 2016, суббота. 14:55. Баскетбол
90-е годы прошлого века в НБА ассоциируются в первую очередь с «Чикаго» Майкла Джордана и в меньшей степени с «Хьюстоном» Хакима Оладжьювона. Однако в том десятилетии в лиге была и ещё одна очень сильная команда с ярким дуэтом молодых суперзвёзд в составе центрового Шакила О'Нила и разыгрывающего Пенни Хардуэя. И лишь стечение обстоятельств помешало ей занять достойное место в истории.

– Почему вы решили вспомнить о совместном выступлении за «Орландо» спустя столько лет?
Шак: О нас практически забыли, хотя мы были одним из лучших дуэтов в истории. Хотим убедиться, что нас ещё помнят. Сейчас все говорят о Коби Брайанте и Майкле Джордане. Пенни играл на том же уровне до того, как получил травму.
Пенни: Мне кажется, наша история заслуживает внимания. О достижениях нашей команды забыли, но мы были очень сильны.

– Вы познакомились в 1992 году на съёмках фильма «Азартная игра». На тот момент Шак только что завершил дебютный сезон в НБА, а Пенни готовился к драфту. Если бы не та ваша встреча, Хардуэй попал бы в «Мэджик»?
Шак: Точно нет. Я до этого вообще не знал, кто такой Пенни.
Пенни: Думаю, что я бы не оказался в «Орландо». На съёмочной площадке мы играли в настоящий баскетбол, а не по сценарию. Так что я сумел убедиться, что нахожу О'Нила передачами при каждой подходящей возможности. Таким образом я намекнул Шаку, как мы сможем играть, если будем в одной команде в НБА.
Шак: В разговоре с руководством организации я занял твёрдую позицию. Я сказал: «Если вы не возьмёте этого парня, то я начну искать для себя другие варианты. Так помогите мне помочь вам». Я знал, на что способен Хардуэй, и ко мне прислушались. Это было правильное решение.

– Все говорят, что Шаку нравилось разыгрывать партнёров.
Пенни: К счастью, меня это не коснулось. Но всем остальным от него доставалось. Шак всегда что-то придумывал. Однажды в Чикаго во время метели он снял одежду с одного из наших игроков, Дэвида Вона, и начал с ним бороться прямо в снегу.
Шак: Не припоминаю такого случая. Но я в самом деле часто подшучивал над партнёрами. Многие бывшие товарищи по команде при встрече напоминают мне о розыгрышах. Этих историй так много, что невозможно хранить их все в памяти.

– Вы часто посещали киностудию Universal, когда выступали в Орландо?
Шак: Постоянно. Моим любимым фильмом был «Терминатор-2», потому что я появлялся в ролике перед показом.
Пенни: Я жил всего в семи минутах от студии. И постоянно ходил туда, как ребёнок. А больше всего мне нравилась лента «Назад в будущее». Даже не знаю, почему.

– Шак, вы прошли путь от рэп-альбомов и рекламы до кинофильмов и уже в юном возрасте встречали множество знаменитостей. Кому из них удалось произвести на вас самое сильное впечатление?
Шак: Холли Берри. Она была без косметики, но выглядела такой же красивой, как в фильмах и рекламе. А ещё она знала, как меня зовут. Холли при встрече сказала: «Привет, Шакил. Я ваша болельщица». Я буквально растаял.

– В сезоне-1994/95 «Орландо» вышел в финал. Что вам запомнилось больше всего в том плей-офф?
Пенни: Победа над «Бостоном» в первом раунде. То, что мы закрыли серию победой в «Бостон Гарден», стало особенным событием из-за непередаваемой атмосферы той арены. Она была домом для стольких выдающихся игроков и тренеров, обладала богатой историей и хранила так много чемпионских баннеров! Фантастические ощущения.
Шак: Выигрыш у «Чикаго» Джордана во втором раунде. Никто в Восточной конференции не мог сделать этого в 1990-х. Я постоянно выигрываю споры на деньги, особенно с молодёжью, когда спрашиваю, какая команда последней обыграла «Буллз» Майкла в плей-офф. Никто не помнит.

Я постоянно выигрываю споры на деньги, когда спрашиваю, какая команда последней обыграла «Буллз» Джордана. Никто не помнит.
– «Мэджик» были уверены в своих силах перед финальной серией с «Хьюстоном», хотя тот был действующим чемпионом. Шак даже записал рэп-композицию с Брайаном Шоу о том, как вы будете отмечать завоевание титула.
Шак: Мы же побеждали «Рокетс» ранее в сезоне. Хаким Оладжьювон был выдающимся игроком и свои 25 очков набирал всегда. Но и я выполнял свою норму.
Пенни: Мы были даже чересчур самоуверенны. «Орландо» выиграл у «Хьюстона» в регулярном чемпионате, и в команде рассматривали «Сан-Антонио» как более сложного соперника. Мы считали себя фаворитами, даже с учётом большего опыта «Рокетс» и особой атмосферы плей-офф.

– Но в итоге вы проиграли всухую. Часто ли вы вспоминаете один из ключевых моментов серии, когда Ник Андерсон не реализовал четыре штрафных подряд в концовке первого матча?
Шак: Я не из тех, кто обсуждает промахи с линии штрафных. Но когда Ник промахнулся в первых двух попытках, он ударил себя в грудь, и я сказал: «Всё в порядке. Следующие он забьёт».
Пенни: Недавно в Атланте мы с Шаком пересматривали запись того поединка. Поражение в нём выбило нас из колеи. Мы были слишком молоды и не смогли прийти в себя после этого потрясения.
Шак: Но ни в коем случае нельзя винить в той неудаче одного Ника. Я тоже реализовал не все штрафные.

– В 1996 году в одном из рекламных роликов Шак столкнул Пенни с дивана. Говорят, что после этого вы не неделю не разговаривали. Произошёл ли тогда между вами какой-то конфликт на почве столкновения лидерских амбиций или чего-то подобного?
Шак: Между нами никогда не было конфликтов. Только далёкие от тех событий люди спрашивают, кто же был главным в той команде, кто заслуживал большей зарплаты и о прочих глупостях.
Пенни: Даже если что-то подобное и было, то никто этого не заметил. Возможно, какие-то небольшие шероховатости и случались. Но это никак не отражалось на нашей игре. Мы прекрасно взаимодействовали на площадке.

– Шак, вы бы ушли в «Лейкерс» летом 1996 года, если бы «Мэджик» сразу предложили вам максимальный контракт, а не начали торговаться?
Шак: Нет.
Пенни: Я вообще не думал, что О'Нил может уйти. Тем летом на Олимпийских играх Чарльз Баркли и другие игроки в один голос удивлялись тому, что «Орландо» не хочет платить Шаку. Казалось, все вокруг понимают его ценность, кроме руководства организации. Нельзя было отпустить такого игрока и остаться на высшем уровне.

– Пенни, вы в самом деле узнали о переходе О'Нила в «Лейкерс» во время пресс-конференции после церемонии награждения на Олимпийских играх?
Пенни: Меня тогда спросили, как я отношусь к уходу Шака. Я ответил что-то вроде: «Если он решит уйти, то желаю ему удачи». Я не знал, что он уже подписал контракт с «Лейкерс». Сам О'Нил ничего не сказал мне. Мы с ним не особенно часто разговаривали тогда. Мы вообще нечасто общались.

– Тогда вы больше злились на Шака или на организацию?
Пенни: Больше на него. Окажись я в такой ситуации, обязательно бы поговорил с ним перед тем, как принять решение. Недавно О'Нил извинился передо мной за тот случай и сказал, что если бы была возможность вернуть всё назад, повёл бы себя по-другому. Он попросил прощения за то, что не посчитал нужным обсудить свои намерения со мной.

Казалось, все вокруг понимают ценность Шака, кроме руководства «Орландо». Нельзя было отпустить такого игрока и остаться на высшем уровне.
– Пенни, вы говорили, что тяжело было наблюдать, как Шак выигрывает титулы с Брайантом, поскольку на месте Коби должны были быть вы. Если бы О'Нил остался в «Орландо», вы бы пришли к тем же отношениям, какие были между лидерами «Лейкерс»?
Пенни: Нет, конечно. У нас с Коби очень разные характеры. Мы оба обладаем бойцовским духом и жаждой побед, но он намного более прямой человек. Я на многое могу не обращать внимания и никогда не жалуюсь. Я – интроверт. Шак и Коби конфликтовали и не могли ужиться. А я? Я просто хотел побеждать. Меня интересовали только чемпионские титулы, а не то, кто главный в команде. Я выглядел не так эффектно на фоне О'Нила, но своей игрой заслужил включения в первую символическую сборную НБА сезона-1995/96. Хотя и не ставил перед собой цели попасть туда.

– Вашу команду можно сравнить с нынешней «Оклахома-Сити» Кевина Дюранта и Расселла Уэстбрука. А вы сами видите сходство?
Шак: Нет. Единственный дуэт, который можно сравнить с Пенни и Шаком, это Коби и Шак.
Пенни: Да, безусловно. Расселл чувствует, что не сможет добиться таких же успехов без Кевина, и наоборот. Думаю, они могли бы выйти на новый уровень, если бы получили должное усиление. Примерно как мы, когда подписали Хорэса Гранта и стали играть сильнее. Но сейчас у «Тандер» недостаточно мощный состав, чтобы бороться с «Сан-Антонио» и «Голден Стэйт».

– Пенни, вам не кажется, что если бы О'Нил не ушёл и на вас не выпала бы такая лидерская нагрузка, то удалось бы избежать тех травм, которые повлияли на вашу карьеру?
Пенни: Не вижу особой связи между лидерской нагрузкой и травмами. Я выкладывался по максимуму, но мне не повезло. Эх, если бы да кабы… Возможно, этого бы и не случилось, если бы Шак остался. Но нельзя же винить его в моих травмах. Просто удача отвернулась от «Орландо» и от меня.

– Шак, вы недавно сказали, что хотели бы вернуть время и остаться в «Мэджик». А не жалеете о том, что вообще попали туда?
Шак: Я вообще ни о чём не жалею. Многие жизненные уроки даются только ценой собственных ошибок. Тогда я был слишком молод и очень многого не знал.
Источник: GQ
Оцените работу журналиста
Голосов: 13
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница