Дрэймонд Грин
Фото: https://www.instagram.com/warriors/
Текст: Андрей Дзюба

Дрэймонд Грин: могу наорать на Карри, а он на меня — никогда

Дрэймонд Грин – о своей эмоциональности, стычке со Стивом Керром, мотивации в плей-офф и попадании на обложку Sports Illustrated.
28 мая 2016, суббота. 17:25. Баскетбол
Мощный форвард Дрэймонд Грин ещё в прошлом сезоне стал ключевым элементом игровых схем «Голден Стэйт». Однако сейчас в финале Западной конференции он часто оказывался неэффективным, зато слышал в свой адрес обвинения в грязной игре.

– Вы всегда привлекаете к себе внимание. Но в серии с «Оклахома-Сити» это связано в основном с техническими фолами и ударами соперников. Где вы проводите для себя грань между здоровым задором и излишней эмоциональностью?
– В некоторых матчах я слишком расслабился, а должен быть самим собой. Не могу себе позволить переживать из-за технических фолов. Ведь мне нужно играть в свой баскетбол. Я должен соответствовать тому, каким меня привыкли видеть.
Если получится сохранить агрессивность и энергию, но избежать споров с арбитрами, то я буду в порядке. Иногда у меня получается совсем не протестовать против спорных судейских решений. Если я ставлю перед собой эту цель, то так и происходит. Но теперь важно найти золотую середину между внутренним спокойствием и боевитостью в игре. Обычно я завожусь так сильно, что мои эмоции выплескиваются и на рефери. Как только мне удастся нащупать баланс, я буду придерживаться этой линии поведения.

– Для вас это будет непросто.
– Это вызов. Эмоции – одновременно моя сильная и слабая сторона. Но я принимаю свой характер как должное и благодарен, что стал таким. Потому что знаю немало людей, которым подобная эмоциональность очень бы помогла в жизни. Именно она привела меня к успеху. И я не стану пытаться постоянно сдерживать себя, поскольку тогда просто превращусь в другого человека.

– Вы не хотите прослыть забиякой?
– Конечно, нет. Я просто очень люблю баскетбол и потому бываю столь эмоциональным. Страсть к игре делает меня таким. И я никогда не пытался скрывать её. Люди могу говорить что угодно обо мне, но я знаю, кем являюсь на самом деле. Я хочу побежать в каждом матче, в котором выхожу на площадку. Такова моя единственная цель.

– Вы смогли бы проявить себя в одной команде с другой столь же неординарной личностью? Например, играя с Расселлом Уэстбруком. Сумели бы вы найти с ним общий язык или возник бы конфликт?
– Мы бы хорошо действовали вместе, но и без конфликтов не обошлось бы. В колледже я играл в команде с парнем по имени Трэвис Уолтон. Я тогда был на первому курсе, а он – на выпускном. У нас часто случались стычки. Но это было столкновение его и моей страсти. И мы знали, что сможем направить их в одно русло. Так что я бы сыгрался с Уэстбруком. У меня есть подобный опыт. И результат оказывается превосходным. В итоге мы тогда в колледже добрались до финала Мартовского безумия, где уступили Северной Каролине. Но у них была настоящая профессиональная команда: Тай Лоусон, Дэнни Грин, Уэйн Эллингтон, Тайлер Хэнсбро, Дион Томпсон, Эд Дэвис. Они просто оказались сильнее нас.

– Можете ли вы поссориться с партнёром по команде?
– Одним из моих достоинств является то, что на площадке я могу найти общий язык с кем угодно. Не сомневаюсь, что сумею подстроиться и сыграть хорошо с любым. Потому что я спокойно отношусь к тому, что на меня орут. Кричишь на меня? Отлично. Спасибо. Я ценю твоё стремление указать мне на ошибки. И сделаю всё, чтобы их исправить. Но тот, кто общается со мной в таком стиле, должен быть готов и выслушать аналогичный ответ. В любом случае я никому не хочу запрещать высказывать своё мнение в любой манере.

– Неужели вам нравится критика?
– Я часто говорю партнёрам, что если ошибаюсь, начинайте ругать меня. Я хочу, чтобы меня ругали в таких случаях. Это безусловно идёт на пользу общему делу. Не думаю, что кто-то в «Голден Стэйт» обижается на такое поведение. Связи между нами слишком прочны. В нашей команде есть парни, которые отличаются боевым характером и не отступают ни перед чем. Просто не все из них так же прямо выражают свои чувства.

– А каков в этом отношении Стивен Карри?
– Он обладает невероятной жаждой побед и стойкостью. Но у нас нет такого правила, что нельзя высказывать Карри претензии, поскольку он – суперзвезда. Я могу накричать на него, и если он знает, что действительно неправ, то примет эту критику.
В одной команде с Уэстбруком мы бы хорошо действовали вместе, но и без конфликтов не обошлось бы.
Однако если он считает наоборот, то ведь должен сказать об этом. Но разве вы когда-нибудь видели Стивена, кричащим на кого-то? Уверен, что ни разу. Просто потому, что у него другой характер. При этом его ведь не упрекнёшь в отсутствии внутреннего стержня и бойцовских качеств. Просто Карри не выплескивает это наружу. Таковы многие из моих партнёров.

– И тренер Стив Керр такой же?
– Не совсем. Он часто ведёт себя так же, как и я. И мой университетский тренер Том Иззо был похож на него. Они постоянно предъявляют мне претензии. Но я не обижаюсь. Пусть учат меня. Благодаря им я лучше понимаю баскетбол. Но если я думаю, что наставник ошибается, то скажу об этом. Возможно, неправ буду я, а может, он. Мы обязательно выясним истину и таким образом станем сильнее.

– Но в одном из матчей регулярного чемпионата с «Оклахома-Сити» ваши эмоции в диалоге с тренером вышли из-под контроля
– Я пообещал Керру, что это был первый и единственный раз и подобное больше никогда не повторится. Но вообще-то я рад, что так произошло. Мне было необходимо оказаться в такой ситуации, чтобы получить опыт и извлечь урок. Не думаю, что тот случай нанёс вред команде или моим отношениям со Стивом. Я был неправ и признал это. И поскольку никто не таит зла, то ничего страшного не случилось.

– Вы, Карри и Клэй Томпсон очень хотели выиграть 73 матча в регулярном чемпионате и добились этого. Но для второго подряд чемпионского титула нужно нечто большее. В чём вы находите мотивацию?
– В том, что мы знаем, насколько трудно дойти до самой вершины. Чемпионство было нашей задачей с самого начала, и эта цель остаётся неизменной. Она являлась бы такой, даже если бы у нас не было этих 73 побед. Никто не верил, что «Уорриорз» удастся побить рекорд. Честно говоря, мы сами не ожидали, что подобное возможно. Поэтому мы не стремились к этому достижению до тех пор, пока оно не стало очень реальным. А вот титул являлся нашей целью №1 с начала сезона.

– Получается, что вас стимулируют исключительно трудности?
– Мы знаем, как тяжело стать чемпионами. Но кроме того, мы знаем, насколько приятно побеждать на таком уровне. Это особое чувство. Леброн Джеймс ведь уже шестой раз подряд выходит в финал. И в этом находит для себя мотивацию для новых свершений. Он знает, насколько приятно. То же самое относится и к «Голден Стэйт». Мы почувствовали вкус самой большой победы. Он волшебен. И теперь мы хотим ощутить его снова. Больше всего я боюсь, что не испытаю подобного больше никогда. Вот откуда берётся моя мотивация.

– Скоро выйдет новый номер журнала Sports Illustrated с вашим фото на обложке. Что вы надели для такого случая?
– На фото изображён как будто эпизод матча. Поэтому я в игровой форме и кроссовках. Вообще, мне очень повезло. Руководитель нашей пресс-службы Рэймонд Риттер пришёл ко мне и спросил, хочу ли я дать интервью Sports Illustrated, которое станет центральным материалом номера? Я ответил что-то вроде: «Вы ещё спрашиваете?!» А позже Рэймонд сказал, что если мы выйдем в финал конференции, то моё фото будет на обложке. Я был в восторге.

– Но вы ведь не впервые попали на обложку Sports Illustrated...
– Да уж. Я помню, что впервые оказался там ещё на первом курсе университета после финальной встречи «Мартовского безумия». Только в тот раз на фото меня бил локтем в шею Тайлер Хэнсбро, а заголовок был «Синий ураган». Тогда я подумал: «Ну что ж, вот я и на обложке Sports Illustrated. Вряд ли попаду туда ещё хоть раз. И хотя радоваться вроде нечему, но факт есть факт».

– Сейчас иные ощущения?
– А теперь я буду на обложке благодаря своим успехам. Невероятно. Я даже не мечтал об этом. Ведь я не лучший игрок «Уорриорз». Не так давно там напечатали фото со мной, Стивеном и Клэем.
Я спокойно отношусь к тому, что на меня орут. Кричишь на меня? Отлично. Спасибо. Я ценю твоё стремление указать мне на ошибки.
Но мы были втроём, и это символизировало успех команды, делегировавшей трёх представителей на Матч звёзд. А теперь я один. Вообще-то, я очень уверенный в себе человек, но такого не ожидал.

– Не ожидали, что взлетите так высоко?
– Иногда я покручиваю в голове свою историю и понимаю, что о ней можно написать книгу. В какой-то мере она уже написана, но ещё далеко не завершена. Я пишу её сам, и иногда мне кажется, что каких-то событий в ней не произойдёт. Как будто хочется поставить точку в том месте, которое по всем канонам является классическим хэппи-эндом. Но неожиданно дальше оказывается ещё лучше. Мне невероятно повезло в жизни, но я не могу подобрать слова, чтобы это описать.

В глубине души я остался тем же пареньком из небольшого городка Сагино в Мичигане, который мечтал о славе, но понятия не имел, как прийти к ней. Я и сейчас не могу понять, как мне всё это удалось. Трудно поверить, но мечты в самом деле сбываются.
Источник: NBA
Оцените работу журналиста
Голосов: 19
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг