Хаким Оладжьювон — о прошлом и настоящем «больших» в НБА
Фото: Reuters
Текст: Мария Раракина

Оладжьювон: сразился бы с Грином, он напоминает мне Пэйтона

Хаким Оладжьювон — о совмещении позиций центрового и разыгрывающего, противостоянии с Гэри Пэйтоном, любимых игроках и многом другом
4 июня 2016, суббота. 19:30. Баскетбол
Гэри Пэйтон всегда жёстко центрил.

«Сиэтл» от матча к матчу создавал нам проблемы. Главной причиной этого был Гэри. Помнится, после окончания летнего тренировочного лагеря я подошёл к бывшему партнёру — Марио Элли, мне необходимо было знать, почему Пэйтон из раза в раз создавал нам проблемы.

«Гэри и правда такой сильный?» — спросил я у него.
«Не очень» — услышал в ответ.

Но мне не давал покоя вопрос, как этот низкорослый парень может наносить столько вреда в «краске»? Решил подойти к Клайду Дрекслеру и поинтересовался: «Гэри мощный?» — «Не совсем». — «Но тогда как он отвоёвывает себе позицию так глубоко под кольцом?» — завопил я. «Не знаю, чувак, не знаю», — с недоумением буркнул Клайд.

Так никто и не дал ответа на мой вопрос.

Я всегда считал себя разыгрывающим, который вселился в тело большого человека. Думаю, мы и были схожи с Пэйтоном, он никогда не хотел быть чистым первым номером, так как и я не видел себя в роли традиционного центрового, именно поэтому я уважал его игру.

Когда только приехал в Америку из Нигерии, мне было 18, я не видел ни одного матча НБА. Да что уж там, не мог назвать ни одного имени игрока! Первый бросок по кольцу я совершил в 17, до этого в моей жизни был только футбол. Естественно, знания о позиции центрового у меня отсутствовали.

Повторюсь, всегда ощущал себя разыгрывающим, просто нестандартного размера. Это пошло на пользу, у меня не было в голове стереотипа, как нужно вести себя на площадке, что помогло в будущем развивать мастерство в разных компонентах игры. Когда тренер дал указания играть пятого номера, я не мог понять, чего он от меня хочет. Да, я мог назвать все пять позиций на площадке, но просьба сказать, чем центровой отличается от лёгкого форварда, поставила бы меня, мягко говоря, в крайне затруднительное положение.

Летом, во время практики, до игры за колледж «Хьюстона», тренеры кричали мне: «Хаким, ты играешь центрового! Просто будь ближе к кольцу». Но желание оставаться в «краске» у меня отсутствовало. Наблюдая за разыгрывающими, я вдохновлялся их «творчеством», что они делали с мячом! Мне хотелось «танцевать» и в «краске», и за её пределами, иметь такой же дриблинг — всё это, казалось мне, было гораздо веселее обязанностей центрового. Тогда я начал совершенствовать навыки: больше уделял времени работе с мячом, трудился над броском со средней дистанции, пытался улучшить качество передач и тренировал ноги.

Я добился того, что, когда меня опекал более медленный баскетболист, у меня появлялась возможность выманить его от кольца, и тут я оказывался в своей стихии: демонстрировал и дриблинг, и бросок, а если визави оказывался ещё и ниже меня, я попросту его продавливал.

Сейчас понимаю, что сходство баскетбола с футболом именно в том, что игра строится от защиты.

После того тренеры перестали просить меня оставаться под кольцом.

В этом году мы с друзьями смотрели игру первого раунда плей-офф между «Голден Стэйт» и «Хьюстоном». Кто-то из товарищей обратил внимание на фотографию на стене — постер, на котором мы с Шакилом О'Нилом запечатлены сразу после финала 1995 года. Очень приятные воспоминания о той встрече. Шак защищался против меня по всему периметру, мы постоянно находились вдали от кольца, как настоящие разыгрывающие. Эх, мы были так молоды, а нашей форме позавидовал бы каждый! Как вспомню толпу, которая вскакивала каждый раз, стоило мне коснуться мяча, аж мурашки по коже!

О'Нил казался мне зверем. Стоило позволить ему занять трёхсекундную зону, ты был обречён. Я всё время кричал судье: «Он не двигается, три секунды, три секунды!». Не видел никого с такой идеальной комбинацией мощи и мастерства.

Друзья смеются и удивляются, как, имея в составе меня и Шакила, можно играть маленькой пятёркой. Тут я им напоминаю, что выбросил 143 «трёхи» в карьере. Правда, забил из них 30, но это совсем другая история. Кто-то даже пытался пародировать мои броски, сидя на диване. Нам было весело.

Тот постер напоминает, что лига изменилась. В моё время баскетболисты имели ограниченные функции и играли чётко по определению своего амплуа.

Патрик Юинг был одним из жёстких игроков в «краске». Он мог отрабатывать полный матч, все 48 минут, — испытываю огромное уважение к нему. Дэвид Робинсон был одним из самых быстрых «больших», которых я когда-либо видел, — настолько проворный и прыгучий. Сложно найти центрового, который был бы столь трудолюбивым.

Яо Мин — ещё один уникальный игрок трёхсекундной зоны. Пусть мне не удалось сразиться с ним на паркете, но работал с ним в Хьюстоне. Когда он пришёл на первую тренировку, сразу начал показывать мои движения — он изучал их. Яо — один из лучших центровых, кого я видел.

Майкл Джордан не был традиционным «большим», но он был вездесущим. Его Воздушество — гений низкого блока. Он перехватывал мяч, когда игрок ещё не успевал поднять его с пола, успевал первым совершить прыжок и решить всё в воздухе. Всякий раз, когда мы играли против «Чикаго», нам приходилось отряжать на опеку Джордана двоих, а то и троих. При этом его игру в «краске» сильно недооценивали. Майкл буквально «убивал» нас спиной к кольцу, а Уилл Пердью и Люк Лонгли выходили в это время на периметр.

В 1995 году редко доводилось видеть двух центровых в трёхсекундной зоне. Сегодня центровые должны обладать широким арсеналом, чтобы выжить. Иногда люди спрашивают меня: «Эпоха доминирующих центровых закончена?». Удивляются, что в НБА появились маленькие пятёрки и защитникам дали возможность больше атаковать. Но если посмотреть на современных снайперов, таких как Карри или Томпсон, становится понятно, что они сами создают себе возможность для атаки. Маленькие пятёрки стали, на мой взгляд, прорывом, сделали из защитников звёзд атаки и освободили центровых от традиционных обязанностей, они больше не застревают под кольцом.

Маленькие пятёрки не «убивают» центровых, но позволяют значительно расширить функции игрока на каждой позиции. Никто не упускает возможности сравнить эпохи, но, на мой взгляд, сейчас «большие» стали более разносторонними, чем прежде. Наблюдаю за Дрэймондом Грином и Ламаркусом Олдриджем в плей-офф этого года и прихожу в восторг от того, как они играют: симбиоз разыгрывающего и центрового доставляет неописуемое наслаждение.

Жаль, что не играю в НБА в нынешние времена. С удовольствием сразился бы с Дрэймондом — он напоминает мне Пэйтона. Спустя столько лет я так и не смог понять, как Гэри удавалось так издеваться над нами. Увидим ли мы таких игроков в будущем? Не уверен, только время покажет.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 26
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник