Стив Керр
Фото: Reuters
Текст: Ринат Салахетдинов

Керр: заменить Уолтона невозможно, но я всё равно за него рад

Наставник «Голден Стэйт» Стив Керр — о заре тренерской карьеры, назначении Люка Уолтона в «Лейкерс», любимой части работы и многом другом.
7 июня 2016, вторник. 17:15. Баскетбол
Наставник действующих чемпионов НБА Стив Керр никогда не думал, что «Голден Стэйт» сумеет превзойти рекорд «Чикаго» по количеству побед в регулярном чемпионате. Ещё меньше уверенности у него было в том, что он когда-то возглавит команду такого уровня. Да чего уж там, он даже не предполагал, что однажды станет игроком клуба НБА! Тем временем его подопечные ведут борьбу с «Кливлендом» в финале НБА. И делают это с успехом, разгромив коллектив из Огайо дважды кряду. Калифорнийцам осталось сделать два уверенных шага на пути ко второму чемпионству подряд и навсегда вписать свои имена, а заодно и имя наставника в историю лиги.

– Вы признавались, что всегда мечтали стать тренером. Такое нечасто услышишь от бывших игроков. Можете пояснить?
– Я вообще не думал, что буду играть в НБА. Когда учился в колледже и стало что-то получаться на площадке, я подумал: «Хорошо, может я смогу вернуться в Аризону и стать там помощником тренера. Для начала». И всё равно даже предположить не мог, что попаду в НБА. Когда это случилось, у меня в голове пронеслось: «Так, ну, может, пару лет я здесь протяну». Я продолжал выступать, думая о возможной работе университетским тренером в Аризоне.

– Вы как-то говорили, что собирались играть как можно дольше…
– Так и было. Это ведь гораздо веселее, чем тренировать. Зарплата, опять же, немаленькая. Именно поэтому и мечтал о продолжительной игровой карьере. К моменту, когда в 37 лет повесил кроссовки на гвоздь, НБА окончательно вытеснила студенческий баскетбол из моей головы. Я стал рассуждать, как мне стать главным тренером сильнейшей лиги мира. Но на тот момент у меня были маленькие дети, с которыми мне хотелось проводить как можно больше времени. Так я стал телеведущим.

– О чём тогда думали? Поставили крест на тренерской карьере?
– Нет, отнюдь. Мысли были те же, что и после попадания в НБА. «Ну, поработаю пару лет и пойду в тренеры». Потом по стечению обстоятельств я попал в «Финикс» в качестве консультанта. Я даже совмещать две работы мог. Но мне хотелось быть там, на кромке площадки, а не наблюдать за игрой с трибун. Далее была работа генеральным менеджером, но я считаю, что не был очень хорош в этом качестве.

Позднее я покинул Аризону, тогда мои дети уже учились в старшей школе. Я же стал готовиться к тренерской работе. Посещал как можно больше мероприятий, тесно общался с огромным числом людей из тренерского цеха. Учился тому, как учить. Вот и вся история.

– Исчерпывающе. Вы сказали, что не считали себя хорошим управленцем.
– Так и есть.

– Интересно. Мало кто в таком признаётся.
– Я думаю, что мои коммуникативные навыки гораздо больше заточены под тренерскую работу, чем под менеджерскую. Ошибок на посту генерального менеджера я наделал прилично. Тем не менее тот период карьеры многому меня научил. Когда я наконец получил заветную должность главного тренера, понимал, как нужно вести себя с подчинёнными, а как – с боссами.

– Помнится, кто-то из авторов описал вас и Майка Д’Антони, как двух милейших людей, не способных ужиться между собой. Теперь-то вы понимаете его претензии как тренера?
– Претензии Д’Антони? Да, думаю, я стал лучше его понимать. Уверен, Майк скажет вам то же самое. Мы с ним не раз обсуждали наши проблемы и со временем стали большими друзьями. Считаю его отличным тренером. Эдаким революционером нашей профессии.

Я стал управленцем в трудное время. Команда, игравшая «смолбол» с Диао и Стадемайром, упустила реальнейший шанс завоевать чемпионство. После мы решили, что не сможем противостоять «Лейкерс» и «Спёрс», обладавшими мощной передней линией, и приступили к перестройке. Приоритетной целью стал О’Нил. Мы полностью изменили стиль игры прямо посреди сезона. Трудно было всем, в том числе и Майку. Поэтому проблем между нами не было, просто ситуация в команде была сложной.

– Помог ли тот опыт, когда выстаивали отношения с генеральным менеджером «Голден Стэйт» Бобом Майерсом? Важно ли вам ладить с ним?
– Жизненно важно. У него за плечами осталась непростая ситуация с Марком Джексоном. У них ведь тоже были прекрасные личные взаимоотношения, но вот в рамках работы… Словом, мы знали, что должны поладить, чтобы добиться результата. Кроме того, я уже знал Боба. Во время моей работы в «Финиксе» он был агентом Робина Лопеса. Тогда-то мы впервые и познакомились. Он мне сразу понравился. Понимающий, умный и умеющий слушать. Кажется, он тоже остался обо мне хорошего мнения (смеётся).

– Иногда, после удачных действий подопечных, вы бываете крайне эмоциональны. Что это? Приятная часть работы? Радуетесь, что ваши задумки работают?
– Мне нравится, когда ребята выходят из сложных ситуаций, например, удачно завершают уже, казалось бы, неудавшиеся комбинации. В ещё больший восторг я прихожу, когда кто-то из них берёт инициативу на себя, и это срабатывает. Приведу пример. Мы активно двигаем мяч в нападении, и один из парней семь раз меняет позицию в нападении, даже не потрогав мяч. В итоге ему удаётся оттянуть на себя защитника, а Клэй Томпсон выходит из-под заслона на освободившееся пространство и забивает «трёху». Ну как такому можно не радоваться?! Есть ли в мире что-то прекраснее в этот момент? Сомневаюсь. В такие моменты аж мурашки бегут.

– Расскажите о распорядке своего обычного неигрового дня.
– Утро начинается со встречи с Брюсом Фрейзером (один из ассистентов Керра. – Прим. ред.) за чашкой кофе. Он всегда держит руку на пульсе команды. Потом мы едем на тренировку. Совещания у нас – редкость. Обычно мы проводим их во время плей-офф, чаще, все занимаются своими делами. Некоторые работают с игроками в зале. Я же обсуждаю с Люком Уолтоном наше нападение. С Роном Адамсом говорим про оборонительные действия. Дальше намечаем тренировочный план.

Понятно, что тренерское ремесло – далеко не ядерная физика. Мы занимаемся своего рода рутиной, но всегда стараемся найти к работе новый подход. Важная часть тренировки – просмотр записей матчей. У нас весь персонал имеет право голоса, если у кого-то есть идеи касательно подготовки – никогда не отказываемся от совета.

– Вы, кажется, и правда гордитесь тем, что Уолтон стал наставником «Лейкерс». Не стало ли это неожиданностью, неким эмоциональным потрясением?
– Заменить Люка невозможно. Я всегда чётко понимал, чего хочу достичь с командой и кто мне для достижения целей необходим. В прошлом году ушёл Элвин Джентри. Хоть я и ожидал, что это рано или поздно случится, всё равно пришлось непросто. То же самое и с Люком. На рынке множество отличных специалистов, и «Голден Стэйт» обязательно найдёт того, кто будет идеально справляться со своими обязанностями. Но заменить Уолтона он всё равно не сможет. Ведь речь идёт не просто о моём помощнике, а ещё и о близком друге. Ты проводишь с человеком большую часть времени дома и на выезде. Работаешь, общаешься, шутишь, ешь с ним за одним столом. А теперь мы будем видеться несколько раз в год. Буду по нему скучать. То, что он даёт команде, неоценимо. Его уход станет невосполнимой потерей. Но я всё равно рад за него.

– Вы говорили, что, будучи сыном профессоров, любите делиться знаниями. Думаете, поэтому вам и нравится работать тренером?
– Да, надо полагать. Хоть мои родители и были учителями, я никогда не хотел идти по их стопам и преподавать. Но, наверное, желание быть в группе людей и пытаться донести до них своё видение мира у меня в крови. Баскетбол ведь, по сути, – такой же образовательный институт. Множество людей, кто-то учится, кто-то учит, наставники вдохновляют подопечных, все черпают друг от друга что-то новое. В тренерской работе мне больше всего по душе взаимодействие с игроками. Общаться с ними и принимать совместные решения весьма важно для поддержания здоровой атмосферы. Все они разбираются в баскетболе, умны, полны идей. Так почему бы к ним не прислушаться? Когда мы все вместе прорабатываем план на игру, я переполняюсь гордостью за них. Прямо как педагог за учеников.

– Что в вашей работе нравится меньше всего?
– Длительные ночные перелёты. Может здорово выбить из колеи на пару дней. Поражения — ещё одна неприятная часть работы. Хорошо, что этого мне по большей части удаётся избегать (смеётся). В данный момент у нас всё прекрасно, мы это осознаём и ценим. При этом все отлично понимают, что так не будет всегда. Но мы наслаждаемся моментом, пока есть возможность.

– Поражения никому не нравятся. Представьте, что возглавляли бы команду со дна турнирной таблицы. Что стали бы делать?
– Не знаю. Поэтому и дожидался приглашения в нужный клуб (хохочет).

– Допустим, вы бы тренировали воображаемую команду под названием «Нью-Йорк Никс»…
– Я же говорю, дождался нужного момента. «Голден Стэйт» стал моим счастливым билетом. Теперь я думаю, сквозь призму этого успеха, что готов испытать себя в других обстоятельствах. Пока я в «Уорриорз» – буду наслаждаться, а что будет дальше – посмотрим.
Источник: ESPN GB
Оцените работу журналиста
Голосов: 39
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник