Леброн Джеймс завоевал третий в карьере титул чемпиона НБА
Фото: Reuters
Текст: Андрей Белик

Во славу Короля. Как Леброн становился живой легендой НБА

Историческая победа «Кливленда» в финале плей-офф НБА заставила пересмотреть отношение к Леброну Джеймсу — лучшему игроку нашего времени.
23 июня 2016, четверг. 12:45. Баскетбол
Лишь по прошествии нескольких дней с момента окончания исторического седьмого матча финала плей-офф НБА, который лишь четвёртый раз в истории лиги остался за гостевой командой, приходит осознание того, что на самом деле сотворил на наших с вами глазах Леброн Джеймс. Чтобы назвать «Кливленд» первым коллективом за всё время существования ассоциации, отыгравшимся с 1-3 в решающей серии сезона, хватит одной записи в «Твиттере» — а перечисление имен и фамилий звёзд первой величины, опустивших руки в показавшейся им безвыходной ситуации, займёт едва ли не газетную полосу. Рекордов, установленных (а затем и переписанных!) «Голден Стэйт» в течение сезона-2015/16, легко наберётся пара сотен — ещё несколько недель назад даже безумец не взялся бы утверждать, что феноменальная команда Стива Керра не устоит перед характером одного-единственного человека, наотрез отказывавшегося проигрывать.

Но это в конечном счёте произошло. Нещадно критикуемая десятилетиями за сомнительную кадровую политику и выходящие за пределы разумного управленческие решения организация, и близко не обладавшая сильнейшим среди претендентов на титул составом, нанесла три последовательных поражения действующему на тот момент чемпиону с его беспрецедентными 73-9 в «регулярке». Её лучший игрок, де-факто ассистент (как минимум) главного тренера и генеральный менеджер, на которого в случае неудачи повесили бы всех собак на свете, обессмертил своё имя уникальными статистическими показателями — достаточно упомянуть лишь о первом с 1988-го и третьем вообще трипл-дабле в седьмом поединке финала.

Как Леброну это удалось? Почему журналисты и эксперты по обе стороны Атлантики уже сейчас, когда форвард и близко не подобрался к завершению карьеры, в один голос утверждают, что он входит по меньшей мере в пятёрку лучших баскетболистов всех времён? Выделяем три основных, на наш взгляд, ключа к обретённому Джеймсом величию.

Игровой аспект


В одном из своих не слишком информативных флэш-интервью рулевой «Кавальерс» Тайрон Лю обронил фразу, объясняющую, как наш герой менялся в течение серии: «Джеймсу не нужно пытаться сделать игру, он должен просто-напросто играть в баскетбол». В этих вроде бы простых словах на самом деле скрыт достаточно глубокий смысл. Оказавшись на краю пропасти, Леброн бросил заниматься прошлогодней ерундой и оставил попытки обыграть калифорнийцев в одиночку. Пришёл ли он к этому сам, подсказали ли ветераны либо представители тренерского штаба — вопрос второстепенный, но в какой-то момент форвард на самом деле принялся извлекать максимум из возможностей выходивших вместе с ним на площадку партнёров, что привело к ряду положительных сдвигов в рисунке коллектива из Огайо.

41 очко Кайри Ирвинга в пятом поединке и победный бросок в седьмой встрече лежат на поверхности. Было бы удивительно, если бы тяготеющий к проходу плеймейкер не расцвёл в отсутствие дисквалифицированного Дрэймонда Грина и травмировавшегося Эндрю Богута, лучших специалистов в стане «Уорриорз» по цементированию собственной трёхсекундной зоны — Леброну нужно было только не оставлять товарища по команде без мяча и привычно высвобождать ему пространство, уводя за собой одного-двоих опекунов. Речь о другом. Начиная со ставшего переломным пятого матча Джеймс перестал рассматривать остальных игроков «Кливленда» на чужой половине площадки лишь в качестве адресатов для скидки на дугу после дежурного силового прохода.

Он вскрывал защитные построения Керра при помощи «двоечек» с Тристаном Томпсоном, ни разу за три предыдущих раунда не добравшимся до двузначной отметки в графе результативности в отдельной игре, но набиравшим в среднем 10,3 очка в финале. Он использовал всех до единого партнёров, чтобы любой ценой избавиться от изрядно надоевшего Андре Игуодалы и спровоцировать неравноценный размен, а к седьмому поединку оставался наедине со Стэфом Карри едва ли не в каждом втором владении, судьбу которого ему доводилось определять. В конце концов, он отстаивал Кевина Лава в прессе и продолжал пасовать ему даже после того, как экс-игрока «Миннесоты» окончательно и бесповоротно списали в утиль.

Другим важным результатом самоанализа, проведённого Джеймсом накануне ключевого выезда в Окленд при счёте 1-3, оказалось радикальное снижение количества совершаемых им потерь. Понимая, что фиксировать фолы на нём арбитры если и будут, то лишь в самых крайних случаях, форвард отказался от попыток протаранить оборону «Голден Стэйт» и в значительно меньшей степени стал полагаться на собственный атлетизм в нападении. Грубо говоря, Леброн завершал серию, играя головой, а не телом — проще, надёжнее, продуктивнее. Эффект оказался ошеломительным ещё и потому, что выход бьющей через край энергии он давал в защите, где в буквальном смысле доминировал.

Психологический аспект


Выстояв под шквалом критики, обрушившимся на него после четвёртого матча, новоиспеченный трёхкратный чемпион НБА в мгновение ока сменил состояние, близкое к истерическому, на достойное всяческих похвал спокойствие, и вместо того чтобы терять почву под ногами, принялся выбивать её из-под противников. Джеймсу, нравится вам это или нет, удалось сломить и прогнуть обоих игроков «Уорриорз», от которых напрямую зависел исход серии: Грина он вывел из строя фактически не на один, а на два поединка, поскольку в шестой встрече Дрэймонд даже отдалённо не напоминал себя лучшего образца, а уверенность Карри в своих силах безжалостно втоптал в паркет несколькими потрясающими блок-шотами. Ролевые игроки «Кливленда», разумеется, чувствовали, куда дует ветер, и стали действовать гораздо раскованнее — включая и Лава, частично реабилитировавшегося за череду провалов тогда, когда каждый его подбор стоил исключительно дорого.

Имиджевый аспект


Дебютный для «Кавальерс» чемпионский титул и завершение полувековой трофейной засухи профессиональных клубов из Кливленда — не только очередная красивая история с поистине голливудским хеппи-эндом, которую маркетологи НБА без труда превратят в кругленькую сумму. Именно этот, третий по счёту, перстень Леброна ляжет в основу его наследия. Теперь никто не сможет обвинить форварда в том, что он был способен побеждать исключительно с чужой командой с двумя звёздами первой величины в составе, пожертвовавшими ради создания «большого трио» частью собственного гонорара. В 2016-м Джеймс вопреки всему привёл на вершину молодой коллектив, для 60% игроков стартовой пятёрки которого завершившийся плей-офф был лишь вторым в карьере, с назначенным по ходу сезона тренером-новичком и неконкурентной скамейкой запасных. А это действительно эпический подвиг.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 51
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье