Дуэйн Уэйд снялся для обложки журнала ESPN Body Issue
Фото: https://www.instagram.com/dwyanewade/
Текст: Ринат Салахетдинов

Уэйд: раньше не мог спокойно раздеться даже перед женой

Защитник «Майами Хит» Дуэйн Уэйд — о неуверенности в себе, любви к еде, самой неприятной травме, своём возрасте и завершении карьеры.
25 июня 2016, суббота. 17:00. Баскетбол
Трёхкратного чемпиона НБА Дуэйна Уэйда практически невозможно смутить на паркете, но уговорить его на съёмку для обложки ESPN Body Issue (спортсменов фотографируют обнажёнными. — Прим. «Чемпионата») было крайне трудно. После фотосессии он рассказал о том, как побороть неуверенность в себе и быть успешным баскетболистом сильнейшей лиги мира в 34 года. Ниже следует прямая речь защитника «Майами Хит».

«Как по мне, так съёмка для Body Issue — нечто большее, чем просто демонстрация своего тела. В моём случае это скорее рассказ о том, как я превзошёл свой страх. Я всегда боялся раздеться, потому что страшился критики и осуждения. Вы, наверное, смотрите на меня и думаете: «О какой неуверенности речь?». Ну, ведь я такой же человек, как и вы, и мои проблемы во многом схожи с вашими.

В детстве у меня сильно выпирал пупок, поэтому я никогда не снимал футболку, приходя в бассейн или просто играя с другими детьми. Обычно в таком положении оказывались ребята с лишним весом — и я. Я знал, что отличаюсь от остальных. Смотрел вокруг и понимал, что пупок выпирает только у меня. Даже когда я был в старших классах, не любил ходить на уроки по плаванию — не хотел, чтобы все видели мои ступни, у спортсменов они, как известно, гораздо грубее. Ступни и пупок. Однажды доктор выписал мне освобождение. Я пришёл на урок, сел на скамейку у края бассейна и смотрел, как веселились другие. Тогда-то я впервые и подумал, что должен преодолеть себя и свои страхи.

Тем не менее окончательно избавиться от дискомфорта по этому поводу мне удалось порядка четырёх лет назад, когда я целиком примирился с собственными недостатками. Чем старше становишься, тем адекватнее себя воспринимаешь. Вы можете меня не понять, но до какого-то времени я не мог спокойно раздеться и пройтись в таком виде даже перед женой. Поэтому у меня и в мыслях не было, что однажды я предстану перед камерами обнажённым. «Да ни в жизнь», — думал я.

В моей линейке нижнего белья есть модель под названием «Голая правда». Так вот, моя правда в том, что в любой ситуации нужно оставаться собой. Эта простая истина помогала мне не раз. «Тоже мне, удивил глубиной мысли, философ, понятно, что нужно быть собой», — скажете вы. Но я наконец по-настоящему понял значение этих слов. Теперь я будто всегда голый. (Смеётся.) И пупка своего я стесняться перестал. Вообще, прекратил обращать на него внимание. Только во время интервью, бывает, о нём вспоминаю. Я — ходячая реклама выпирающих пупков. Я представляю интересы всех детей мира с выпирающими пупками. (Хохочет.)

Работа над собой не даётся легко. Мне уже 34 года, и поддерживать себя в форме сложнее, чем в 22. Теперь приходится реально пахать, а раньше всё давалось само собой. Несколько часов тренировок каждый день, но игра стоит свеч. Когда в 34 ты всё ещё являешься предметом для обсуждения, а может и зависти — это что-то да значит. Выходит, не зря я работаю над собой.

Никто не любит кардио, я не исключение. Но от него никуда не деться. У моего тренера есть любимое упражнение: мы выходим на улицу, он садится на велосипед, а я должен его догонять. Когда мы тренируемся в Майами, то пятнашки продолжаются до тех пор, пока мы не навернём достаточное количество кругов вокруг квартала. Прошлым летом, например, во время тренировок на улицах меня многие узнавали. Было забавно. Проезжающие на велосипедах люди гудели и кричали: «Вперёд, Ди-Уэйд!». По-моему, это круто.

Я стараюсь оставаться стройным, в таком состоянии мои мышцы выглядят рельефнее. Кроме того, я пристально слежу за тем, чтобы жир не появлялся на боках, ведь набрать вес могу в считанные дни. Люблю поесть. Хоть я и выгляжу как спортсмен, но где-то в глубине души я толстяк. Вкусный бургер, картофель фри и газировка — мечта, а не обед.У меня всегда была способность отсекать лишние мысли. Если мне нужно что-то сделать, я концентрируюсь на поставленной цели и не позволяю себе отвлекаться. Даже когда переполненная арена меня освистывает, я сфокусирован на игре, а не на негативе болельщиков. У меня нет времени об этом думать. Я приобрёл эту стойкость ещё в колледже, тогда я понял, что если зацикливаться на каких-то вещах, можно легко сбиться с намеченного пути.

Когда я подхожу к линии штрафных, то мысленно проверяю все пункты выполняемого действия. «Окей, это то, что ты каждый день делаешь на тренировке», — говорю я себе. Потом рисую в голове картину того, как забиваю штрафные. Перед игрой точными оказались 48 из 50 попыток, так? Это помогает снять напряжение. Команда проигрывает очко, а ты на линии, готовишься к броску? В напряжённых концовках в мыслях я часто возвращаюсь к своим тренировкам. Например, в четвёртом матче серии плей-офф с «Торонто» в заключительной четверти пришлось попотеть. В зале был мой тренер. Я смотрел на него и подгонял себя, думая о том, сколько времени и сил потрачено на подготовку к этому конкретному моменту.

Обычно у спортсмена на теле нет живого места. Что-то болит или в данную минуту, или побеспокоит позже, если вовремя этим вопросом не озаботиться. На протяжении сезона меня преследовала травма большого пальца ноги. Одно время я не мог им шевелить. Сколько раз у меня были вывихи, сотрясения мозга, боли в спине. Даже рёбра ломал.

Одна из самых неприятных травм случилась в 2007 году. Я порвал мышцы плеча и перенёс операцию. Было больно. И одновременно, как будто одного плеча недостаточно, мне провели операцию на колене. Вся левая часть моего тела отказывалась мне подчиняться, ощущения были не из приятных. Часто хочется плюнуть на всё и повесить кроссовки на гвоздь, боль бывает невыносима. Но открывается второе, третье, десятое дыхание, и ты продолжаешь двигаться вперёд.

В период с 2012 по 2014 год мне тоже пришлось несладко. Складывалось впечатление, что тело меня предаёт — совсем без причины ужасно разболелось колено. Я не мог даже шагнуть без боли. Помню свою мысль: «За что мне это?». А тренироваться нужно каждый день. Однажды во время тренировки подумал: «Никто в зале и не догадывается, как мне сейчас больно». Но я никому не говорил. Ведь оправдания никому неинтересны. Поэтому я по возможности лечился, восстанавливался и не останавливался в работе над собой.

Я бы сказал, что в завершившемся сезоне чувствовал себя лет на 28. Иногда я сам себя не узнавал и говорил себе: «Ну и ну, да я же мог так только в молодости!». В некоторых матчах, напротив, я действовал в своём ритме, больше смахивая на ветерана. Но всё же в целом чувствовал себя моложе. Чего только стоил эпизод в матче плей-офф с «Шарлотт», когда я промчался через всю площадку и забил сверху с сопротивлением. Обычно я через соперника не забиваю, даже не думаю об этом, а тогда получилось. Я собой гордился.

Кажется, в моих действиях всегда присутствовали некоторые черты, присущие возрастным игрокам. Но очевидно, что в 21 год я был на другом уровне в плане физических возможностей. Теперь всё чаще приходится пользоваться головой, а не ногами. Глупо с самого начала матча тратить все силы, когда тебе противостоят парни моложе, быстрее и сильнее.

Кстати, я и представить не мог, что буду играть в НБА так долго. Мне всегда казалось, что тело само подскажет, когда следует завязать с баскетболом. Поверьте, когда этот момент настанет, я не стану обманывать себя и вас, а просто завершу карьеру. Но только не сейчас. Пороха в пороховницах достаточно, и у меня впереди есть ещё пара сезонов».
Источник: ESPN US
Оцените работу журналиста
Голосов: 45
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник