Пол Дэвис
Фото: РИА Новости
Текст: Ринат Салахетдинов

Дэвис: если и вернусь в Россию, то только за весельем и водкой

Пол Дэвис – о своих «вечных» травмах, причинах завершения карьеры, любви к России и родному Мичигану, дальнейших планах и многом другом.
2 июля 2016, суббота. 13:15. Баскетбол
Решение центрового «Химок» Пола Дэвиса завершить карьеру не стало неожиданностью. На протяжении последних лет американца преследовали травмы, он больше времени проводил в лазарете, чем на площадке. За сезон-2015/16 он принял участие всего в 23 матчах, при этом подмосковный коллектив не достиг желаемого успеха ни на одном из фронтов: не сумел выйти в плей-офф Евролиги и бесславно уступил столичным «армейцам» в полуфинале Единой лиги ВТБ. Дэвис планировал уход ещё до начала сезона и надеялся сделать это на мажорной ноте. В интервью «Чемпионату» он пояснил, как дошёл до «точки невозврата» и почему не удалось воплотить мечты в жизнь.


– Когда поняли, что с вас хватит и пора завязывать с баскетболом?
– Я задумался об этом ещё в межсезонье. Хотел пойти ва-банк и сорвать куш, мечтал о триумфе в Евролиге, какой-либо индивидуальной награде. Словом, намеревался уйти красиво, со щитом. Во время «предсезонки» чувствовал себя прекрасно, набрал, наверное, лучшую форму за последние несколько лет. Но через пару недель после старта чемпионата начались проблемы со здоровьем.

– Какая травма в итоге стала последней каплей?
– Не было какого-то одного повреждения. Меня добило скорее время, проведённое в бесконечных попытках восстановиться и набрать форму. А потом появлялись новые травмы. Таким образом, у меня даже не было возможности поймать ритм и втянуться в сезон.

– Очевидно, подобные решения не даются легко. Вы сказали, что головой не были готовы к завершению карьеры. Долго размышляли, прежде чем поставить точку в своих отношениях с баскетболом?
– Кажется, тело уже не раз подавало мне сигналы бедствия, но мой мозг отказывался их принимать, продолжал заставлять меня выполнять все упражнения, не задумываясь. Можно быть сколько угодно устойчивым психологически, но тело-то не обмануть. Единственное, о чём могу заявить наверняка: я сделал всё возможное, чтобы удержаться на плаву. Мне не хотелось заканчивать карьеру травмированным, поэтому сделал всё от себя зависящее, чтобы дотянуть до концовки сезона.

– При каком условии вы могли бы продолжить играть?
– Будь у меня меньше болячек, я бы ещё попылил. Вообще, я всегда думал о том, что смогу выступать лет до 35. Но теперь понимаю, что выжал из своего тела и карьеры всё возможное.
У меня дом в Мичигане, там живут друзья и родственники, к тому же мой университет рядом. В мире нет места лучше Мичигана.

– В наше время 31 год – далеко не предел для профессионального спортсмена. Нет ли доли вины медицинского штаба «Химок» в вашем несколько раннем завершении карьеры?
– И речи быть не может. Клубные доктора – исключительные профессионалы. Думаю, в некотором роде мне просто не повезло. Мы непрерывно работали, чтобы поставить меня на ноги. Моя череда травм и без того выглядела неприглядно, но, поверьте, если бы не медицинский штаб «Химок», всё было бы ещё хуже. Они большие молодцы, хотел бы ещё раз сказать им спасибо.

– Думали о завершении карьеры на её старте? Не рисовали себе в голове какого-то идеального сценария?
– Мысли о том, что пора заканчивать, родились прошлым летом. Я тренировался, представляя, как «Химки» выиграют Евролигу, я стану MVP и со спокойной душой уйду на заслуженный отдых. Но год был сумбурным и для команды, и для меня. К сожалению, мало кому из игроков удаётся завершить карьеру так, как они мечтали. Ближе к концу сезона я просто получал удовольствие от присутствия рядом с партнёрами, от похода в тренажёрный зал, от общения с персоналом и болельщиками. Знал, что эти приятные воспоминания останутся со мной навсегда.

– Опишите время, проведённое в «Химках», одним словом.
– Незабываемое.

– С кем из одноклубников за эти четыре года сдружились сильнее всего?
– Сложно сказать, я люблю партнёров, с каждым у меня особенные отношения. Отвечая на ваш вопрос: моим соседом по комнате на протяжении четырёх лет был Джеймс Огастин, мы стали близкими друзьями. Отлично проводили время на площадке и за её пределами.

– Клуб предлагал вам продлить контракт?
– У меня с руководством «Химок» всегда было прекрасное взаимопонимание. Мы сделали всё, чтобы я мог остаться в команде и приносить ей пользу, но получилось по-другому. Все знали, что это был мой последний год. Могу сказать, что не вижу себя ни в одной другой команде Европы, кроме «Химок».

– Помните первое впечатление от города и команды? Можете сравнить его с нынешним?
– Когда приехал, вообще не знал, чего ожидать. Но четыре года пролетели как одно мгновение. Помню, что поначалу совершенно не представлял, чем заняться и куда сходить отдохнуть. Теперь это мой второй дом, знаю улицы города, как свои пять пальцев.

– Какое воспоминание от игры за «Химки» останется самым ценным?
– Конечно, победа в Еврокубке. Было здорово. Тот момент навсегда останется в моей памяти. Чертовски приятно, когда твоя работа приносит плоды.
У меня дом в Мичигане, там живут друзья и родственники, к тому же мой университет рядом. В мире нет места лучше Мичигана.

– Вам, как иностранцу, было на 100 % комфортно жить и играть в России? Можете ли дать совет другим американцам, выступающим за границей?
– Мне было хорошо в «Химках». Американцам всегда следует помнить одну вещь: в чужой монастырь со своим уставом не ходят. Ты приезжаешь в другую страну, здесь всё не так, как мы привыкли, и этот факт необходимо уважать. Нужно всегда оставаться скромным, трудолюбивым и дружелюбным. Стоит попробовать полюбить город и болельщиков, влиться в местную культуру. В таком случае никаких проблем не возникнет.

– Уже построили планы на ближайшее будущее?
– Подстроюсь под ситуацию. Получу максимум удовольствия от перехода из стана игроков в ряды болельщиков. Буду ходить на матчи по американскому футболу, играть в гольф, видеться с родными и близкими.

– Жить будете в Америке? Допускаете, что переедете в Россию на ПМЖ?
– У меня дом в Мичигане, там живут друзья и родственники, к тому же мой университет рядом. В мире нет места лучше Мичигана. Надеюсь, что если вернусь в Москву, то исключительно ради веселья и водки! (Смеётся.)

– Не думали о тренерской карьере? Можете представить, что однажды возглавите «Химки»?
– Я пока не понял, хочу ли становиться тренером. Нужно немного отдохнуть от баскетбола. Я люблю наш спорт и прекрасно в нём разбираюсь. Но прямо сейчас хочу просто сидеть на месте, никуда не лететь, не мчаться на выезд, как делают это игроки и наставники. Могу сказать, не кривя душой: я отдал баскетболу всё до последнего.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье