Кевин Дюрант
Фото: Reuters
Текст: Ринат Салахетдинов

Дюрант: Игуодала гениально уговаривал меня, излучал кучу позитива

Кевин Дюрант — о сложности решения перейти в «Голден Стэйт», атмосфере в новой команде и испорченных отношениях с Расселлом Уэстбруком.
10 июля 2016, воскресенье. 21:45. Баскетбол
Форвард Кевин Дюрант, отдавший «Оклахома-Сити» девять сезонов, принял решение продолжить карьеру в «Голден Стэйт». Несмотря на то что подобный поворот событий нельзя назвать полной неожиданностью, он вызвал довольно широкий резонанс. В ходе пресс-конференции Дюрант пообщался с представителями СМИ и раскрыл все детали, касающиеся его переезда в Калифорнию.

– Вы провели в Оклахома-Сити довольно много времени. Насколько тяжело далось вам решение об уходе?
– Поверьте, было очень сложно. Но пришло время двигаться дальше. Это не значит, что я выброшу из головы последние девять лет, от них никуда не деться. Они навсегда останутся у меня в памяти как нечто ценное и близкое сердцу. Я делаю новый шаг, шаг навстречу победам и возможности становиться лучше каждый день.

– В своём письме вы говорили, что Оклахома-Сити многое вам дал как игроку и как человеку. Насколько полезным для вас в этом отношении окажется Окленд?
– Зачастую в жизни мы слишком склонны прислушиваться к окружающим вместо того, чтобы покопаться в себе и понять, чего хочется лично нам. Я сел, пораскинул мозгами и сделал вывод, что «Голден Стэйт» — самый подходящий для меня вариант на данный момент.

– Очевидно, что это важнейший момент вашей карьеры и жизни. Что можете сказать противникам вашего перехода в «Уорриорз»?
– Я не могу этого контролировать. Уверен, у меня получится переубедить многих упорной работой на тренировках и победами, добытыми для новой команды. Кроме того, я знал, на что подписываюсь, от негатива никуда не уйти. Мне не до шума извне, сейчас важно сконцентрироваться на других важных вещах.

– Как проходила беседа с Джерри Уэстом? Спрашивали его о чём-то таком, что открыло вам глаза на мир?
– Мы просто обсудили «Голден Стэйт» как команду. То, как хорошо я впишусь в их и без того отлаженный механизм. Ничего больше. Да, это Джерри Уэст, и вы, наверное, ожидаете того, что у нас был более откровенный разговор, но, уверяю вас, такого не было. Поговорили о переходе, вот и всё.

– Вы сказали, что при принятии решения прислушивались исключительно к себе. Есть ли у вас ответ для тех, кто считает ваш переход в «Уорриорз» желанием завоевать чемпионский титул малой кровью?
– Это просто смешно. Ничего в НБА не даётся просто так. Чемпионами малой кровью не становятся. Впереди нас ждут 82 игры. Не думаю, что мне будет так просто, ведь я совершенно никого не знаю в Окленде. Никогда не жил в этом городе, никогда не играл с этими парнями, а всё-таки решился на переход. Стивен Карри написал мне смс: «Просто доверься нам». Я пару часов переваривал смысл его слов, ведь в наше время не так-то просто доверять незнакомым людям. Но я в этой ситуации нутром чувствовал, что делаю шаг в верном направлении. Собираюсь получить максимум пользы из нашего с «Голден Стэйт» сотрудничества. Не жду идеального сезона, будут как взлёты, так и падения. Без них никуда. Знаю, сколь высоки ставки, и жду не дождусь первого матча регулярного чемпионата.

– Многие смотрят на ваш переход в «Голден Стэйт» как на что-то аморальное. Чувствуете себя виноватым?
– Нет. Мы ведь не живём в мире, населённом исключительно злодеями из комиксов и супергероями. Я не меняю своего отношения к людям из-за их профессионального выбора. Вместе с тем понимаю эмоции болельщиков «Оклахома-Сити», степень их расстройства. Но ведь я принял это решение сам, думая о том, что лучше для меня, а не о том, как бы не расстроить окружающих. Жизнь продолжается, моя баскетбольная карьера не продлится вечно. Хочу наслаждаться каждым днём.

– Мы впервые услышали о вашем возможном уходе из «Тандер» ещё пару лет назад. Когда вы впервые всерьёз задумались о том, чтобы присоединиться к «Уорриорз»?
– 4 июля в 7 часов утра. Тогда я подумал, что, возможно, стану игроком «Голден Стэйт». Я провёл в «Тандер» девять лет, и тот день стал тяжелейшим в моей жизни. В конце концов, я решил, что мне пора попробовать что-то новое, бросить самому себе вызов, а в Калифорнии для этого есть все условия.

– Насколько на решение о переходе повлияли отношения с игроками «Голден Стэйт»?
– Это был один из главных факторов. Я хотел встретиться с ними, посмотреть им в глаза. Хотел спросить у Стэфа, каково ему будет, если парень вроде меня присоединится к коллективу. Да и мнения остальных меня тоже интересовали. После разговора с парнями я понял, что действительно являюсь недостающей деталью их механизма. Уверен, несмотря на то что все мы разные люди, как у команды всё у нас обязательно получится.

– Насколько на вас повлиял разговор с Андре Игуодалой? Ходят слухи, на встреча с вами он был крайне эмоционален.
– Влияние Андре было огромным. Он развеял последние мои сомнения. Игуодала пообещал, что это будет величайшее приключение в моей жизни. И гарантировал кучу позитива. В общем, он был гениален.

– Вы упомянули важность микроклимата внутри вашего нового клуба. Три пятых стартового состава, если, конечно, Стив Керр отводит вам место в нём, будет состоять из членов олимпийской сборной США. Как это поможет в плане командной химии?
– Определённо этот факт принесёт только пользу. Мы с Клэем Томпсоном и Дрэймондом Грином проведём лишний месяц вместе, лучше узнаем друг друга как людей и игроков. В 2012 году мы очень сблизились со всеми ребятами из сборной, я помню то великолепное чувство. Надеюсь, Олимпиада в Рио-де-Жанейро сложится для нас удачно, а отношения внутри команды будут не менее тёплыми.

– Вы перешли в команду с совершенно новой для вас игровой философией. Как собираетесь вписаться в схемы тренера? Не станет ли это проблемой?
– Неважно, сколько займёт моя адаптация. Не хочу устанавливать никаких временных рамок или чего-то обещать. Я достаточно опытный игрок и неплохо понимаю баскетбол, так что больших проблем с этим точно не должно возникнуть. Да, как говорится: «Век живи, век учись», я с этим полностью согласен и готов впитывать как губка. Мне сказали, что я смогу остаться собой. А это значит, продолжать действовать в привычной манере, помогать партнёрам и не отказываться от «своих» бросков. В любом случае, на то, чтобы освоиться на новом месте какое-то время мне точно потребуется.

– Говорили с Расселлом Уэстбруком с тех пор, как заявили о переходе?
– Да, у нас был непростой разговор. Мы были друзьями и партнёрами по команде очень давно, и нам определённо есть что вспомнить. Убеждён, Расселл не был в восторге от моего решения, но принял его, ведь он мой друг. Возможно, наши отношения изменятся, но со временем всё пройдёт, и мы ещё не раз с ним поговорим.

– Вы ступили на землю Стивена Карри. Будет ли вам комфортно играть с ним бок о бок? Как он вас поприветствовал?
– Ему наплевать на все эти пересуды. Всё, чего он хочет, – побеждать. Он разыгрывающий, а значит ему виднее, как мы будем взаимодействовать на площадке. Вести игру будет он. Стэф любит и умеет отдавать передачи. Я тоже это могу. Каждый из нас неплохо бросает, так что я думаю, мы отлично дополним друг друга. Что касается его реакции на моё решение… Знаю, что он был рад. Написал мне приветственное сообщение.

– Кевин, вы упомянули, что ничего и никого здесь, в Калифорнии, не знаете. Чем займётесь в первую очередь, став жителем этого штата?
– Впереди много работы, Олимпиада, поэтому не уверен, что у меня останется много времени на осмотр местных достопримечательностей. Я счастлив стать частью организации и играть с этими парнями на глазах у невероятных болельщиков. Сделаю всё возможное, чтобы «Уорриорз» побеждали и дальше.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 33
4 декабря 2016, воскресенье
3 декабря 2016, суббота