Андре Драммонд смазал 378 штрафных в сезоне-2015/16
Фото: https://www.instagram.com/raptors/
Текст: Сергей Стариков

«Что это за игра: фол, тайм-аут, фол, тайм-аут, реклама, повтор…»

Малькольм Гладуэлл – о броске «из-под юбки», умышленных фолах в концовках, четырёхочковой линии и отмене удаления за шесть фолов.
13 июля 2016, среда. 14:35. Баскетбол
Каждый человек, всерьёз интересовавшийся баскетболом, хоть однажды задавался вопросом: почему именно большие игроки плохо бросают штрафные? Действительно, в чём причина? Неужели именно антропометрические данные лежат в основе этой «болезни», присущей подавляющему большинству рослых баскетболистов? Правда ли, что именно огромный рост, помогающий этим исполинам раздавать монструозные блок-шоты и вколачивать убийственные данки, является их же ахиллесовой пятой? Или, может, всё обстоит гораздо сложнее, а причина промахов кроется в глубинах психологии атлетов? Андре Драммонд, Деандре Джордан, Шакил О’Нил, Бен Уоллес и Дуайт Ховард – это лишь немногие из игроков, «прославившихся» за свои многочисленные ляпы с линии, но важно здесь понять, заложено это генетически или является признаком приобретённым?

Как же с этим бороться, скажете вы. Неужели ничего нельзя противопоставить этой зависимости? То есть надо свыкнуться с мыслью, что если не получается, то ничего поделать невозможно? Остаётся лишь плыть по течению, украшая своими сочными промахами различные видеоподборки и полируя лавку в последние минуты встреч? Но ведь можно продолжать смотреть, как мяч раз за разом ударяется о дужку и улетает вдаль, а можно попробовать изменить что-то. Поставить перед собой вопрос, что важнее — эффектность или эффективность? История показывает, что выбор есть, но очень немногие готовы пойти против общественного мнения и стать лучше.

В истории баскетбола была ситуация, наглядно иллюстрирующая, как один человек готов сделать всё, чтобы стать лучше, наплевав на общественные мнение, а другой, не выдержав давления толпы, деградирует. Рассмотрим это явление на примере двух великих баскетболистов, членов Зала славы НБА Уилта Чемберлена и Рика Бэрри – игроков, выбравших разные пути развития, однако имевших одну особенность, которая их объединяла. Особенность, которая делала результат, но при этом являлась настолько постыдной для одного из баскетболистов, что он решил отказаться от неё, не выдержав насмешек и давления публики. Речь идёт о броске двумя руками снизу, известном в мире как «из-под юбки».

Если ненадолго обратиться к статистике, то Чемберлен, используя бросок снизу, реализовывал 61% бросков с линии, а в матче, в котором Уилт набрал свои легендарные 100 очков, он забил с линии 28 из 32 бросков, что и помогло ему добраться до феноменальной круглой цифры. Так почему же баскетболист, являвшийся настолько эффективным в этом вопросе, возвращается к традиционному методу исполнения, что в итоге сильно ударит по его показателям? Неужели мнение общественности было для него сталь важным? Возможно, это и останавливает современных баскетболистов, таких, как Драммонд, имеющих катастрофические проблемы со штрафными, от экспериментов? Чемберлен признавался, что чувствовал себя «очень неуютно», бросая снизу, и это ещё мягко сказано. Но что лучше — чувствовать себя «девчонкой», попадая при этом 61%, либо бросать, как Андре? Гордо! С 35,5% попаданий, смазывая 378 штрафных за сезон?

В приведённом ниже интервью с автором книг-бестселлеров Малкольмом Гладуэллом мы постараемся найти ответы на многие вопросы: сможет ли Андре Драммонд пережить свой позор, пойти против мнения толпы и стать лучше? Помогут ли ему в этом фанаты из Города моторов? И должна ли НБА переосмыслить подход к такому вопросу, как фолы?

– По вашим словам, исполнение штрафных «из-под юбки» обычно смотрится довольно постыдно, что, в случае с Чемберленом, идёт вразрез с его мужественностью. Считаете ли вы, что рост является определяющим фактором, ведь именно высокие игроки обычно испытывают проблемы с исполнением штрафных?
– Я уверен, что здесь всё дело не в росте, не на поверхности, как думают многие. Всё зарыто гораздо глубже – в психологии этих игроков. Как уважающего себя спортсмена может устраивать факт, что все концовки важнейших матчей ему приходится смотреть со скамейки? Каково это — не иметь возможности помочь команде в самые ответственные моменты матча или сезона, скажем? Если игрок не умеет исполнять такой фундаментальный элементов баскетбола, как штрафные, то его статусу суперзвезды заказан путь на свалку.

Возьмём Шакила О’Нила. Один из легендарнейших игроков в истории баскетбола теперь вспоминается благодаря своей главной слабости – исполнению штрафных. Благодаря этому и появился термин Hack-a-Shaq. Как ты можешь продолжать выступать, когда в твою честь называют такое?! Если рост – это часть их психологии, то это только делает ещё абсурднее саму ситуацию, но не объясняет причину.

Андре Драммонд в минувшем сезоне не реализовал около 400 бросков с линии, из-за чего часто сидел на скамейке запасных в матчах плей-офф. Стэн ван Ганди признал, что эта проблема будет серьёзно обсуждаться этим летом, что в итоге может привести к изменению манеры исполнения штрафных Андре, в том числе к броску снизу. Как вы считаете, должен ли центровой «Пистонс» стать своего рода первопроходцем XXI века?
– Да. Чтобы этот бросок снова вернулся в моду, кому-то нужно подать пример. Это требует немалой смелости. Если такой игрок, как Драммонд, скажет: «Я буду этим человеком», решится на этот эксперимент, то в данном случае он мало чем рискует. Тяжело представить, что он будет бросать штрафные ещё хуже, если попробует бросать снизу. Да просто невозможно бросать хуже, чем он.

В конце концов, бросок снизу – это бросок, к различным вариантам которого относятся гораздо терпимее, нежели к технике традиционного исполнения штрафных, что даёт ему больше возможностей для манёвра. Он может свободно с ним экспериментировать. Почему бы Андре не слетать в Колорадо Спрингс и провести с Риком Бэрри хотя бы месяц и посмотреть, как этот бросок работает? Худшее, что может произойти в данном случае, – это то, что Драммонд проведёт там месяц, но техника не приживётся. Риск не так уж велик.

– Насколько много времени потребуется Драммонду, чтобы достичь серьёзного прогресса? Правда ли это вопрос месяца?
– Бэрри – мой единственный проводник в этом вопросе. Он считает, что можно достичь серьёзных успехов довольно быстро. В этом и есть привлекательность этой техники. Он говорил об упражнениях, которые применялись в его времена – с их помощью ребята быстро добивались 65-70% процентного соотношения попаданий. Но, естественно, чтобы добиться 90%, как сам Бэрри, придётся попотеть.

– Каким образом могут помочь Драммонду снизить давление и преодолеть этот барьер люди, окружающие его в Детройте: руководители «Пистонс», фанаты, медиаперсоны?
– Они могут дать другим игрокам команды попробовать это. Я не знаю, сколько баскетболистов в Детройте имеют проблемы со штрафными, но просто представьте, если бы вы были тренером «Пистонс» и дали своим игрокам выбор: «Если вы не попадаете больше 75% с линии, то вы должны поэкспериментировать с техникой исполнения штрафного во время перерыва и предсезонки". Если вы предоставите Андре компанию, то это будет для него гораздо легче. Это даже может быть вполне весело.

Детройт ведь претендует на попадание в плей-офф, так? Это слегка сложнее, но если рассмотреть команду, которая ни на что не претендует, то там шанс опробовать эту методику выше: нет никакого давления, огромное поле для экспериментов. Я думаю, чем большее число игроков будет участвовать в этом эксперименте, тем лучше. Это позволит снизить давление, вследствие чего такие игроки, как Драммонд, не будут чувствовать себя подавленными.

– Должны ли агенты и руководители команд ожидать повышения цены таких игроков?
– Если Андре Драммонд или Деандре Джордан станут бросать штрафные с 90% точности, как это изменит их цену? Вы лишь можете оценить то, на сколько он прибавил как игрок. Это не тривиально. Это не удвоит, скажем, количество денег, которые он получает, но это будет оценено. Это изменит то, как против него будут защищаться, приведёт к другим изменениям в его игре, которые мы сейчас и представить не можем. Я думаю, сама возможность увеличить свою собственную ценность, а также улучить отношение к себе во всей лиге, – этого более чем достаточно, чтобы не бояться этого эксперимента.

– Это забавно, потому что Джордан уже является игроком с максимальным контрактом, таким же станет и Драммонд, когда откроется трансферное окно, несмотря на их ужасное исполнение штрафных. Стоит прибавить к этому ещё спонсорские контракты и дополнительные бонусы в случае победы, что открывает перед глазами ещё большую картину.
– Экономическая составляющая также зависит от твоей долговечности как игрока. Эти ребята сейчас на максимальных контрактах, но разве их карьеры будут длиться вечно? Другим очень важным моментом является то, каким игроком ты хочешь запомниться. Великим игроком, помогающим своей команде? Игроком, благодаря которому команда сделала большой шаг вперёд? Аргумент должен быть, несомненно, весомым, чтобы люди были готовы попробовать что-то новое.

– Непрекращающиеся дебаты, которые ведутся вокруг преднамеренных фолов, также могут радикально изменить ценность данных игроков. Если НБА одобрит изменение правил, чтобы сделать игру быстрее и уменьшить остановки, жизнь для Драммонда и компании станет гораздо легче. Противники же этой идеи не считают, что лига должна менять правила из-за недостатков определённой маленькой группы игроков. Должна ли ассоциация изменить свои правила или должны измениться игроки?
– Я хочу, чтобы игроки изменились! Я не думаю, что решение – это признать, что большие игроки не умеют бросать штрафные. Это безумие! Эти ребята должны учиться бросать с линии. Мы не можем просто взять и освободить их от этого.

Что, если замены в последние две минуты игры будут производиться по футбольным правилам? Если ты однажды убрал игрока с площадки, то уже не можешь вернуть его. Наложить это правило на команды с плохими исполнителями штрафных, чтобы они не могли постоянно то выпускать их, то сажать обратно. Они должны сделать выбор: либо эти ребята останутся на площадке до конца, либо решить не использовать их в данный момент.

Если бы ты был на месте Андре Драммонда или Дуайта Ховарда, и знал бы, что никогда не сможешь сыграть последние две минуты, то это дало бы импульс учиться исполнять штрафные. Мне нравится идея, при которой если тебя однажды заменили, то заменили окончательно. Это должно серьёзно ускорить игру.

– Ваше мнение по поводу того, что должны делать Драммонд и Джордан, понятно, но можете ли вы представить, с какими трудностями игрокам придётся столкнуться?
– Я человек очень восприимчивый к чужому мнению и не назвал бы себя авантюристом. Я очень осторожно выбирал людей по жизни, основываясь на сходстве в ценностях и характерах. Меня удивляет то, насколько мы с Риком Бэрри отличаемся друг друга, насколько необычен он. Я думаю, что выбрал довольно спокойный путь в жизни.

– Является ли для вас целеустремленность Бэрри тем самым критерием, с помощью которого вы оцениваете игроков?
– Абсолютно. Я думаю, здесь всё основывается на двух вопросах, которые каждому игроку приходится задать себе: какую цену я готов заплатить, чтобы стать лучше и насколько готов эволюционировать как спортсмен, в то время как будут менять твои умения? Умение исполнять штрафные задевает оба этих вопроса.

Величие множества потрясающих игроков определялось тем, как они эволюционировали в процессе своего пути. Майкл Джордан в начале карьеры и ближе к её концу – это два абсолютно разных игрока. Огромное число парней, считавшихся по приходу в лигу не менее многообещающими, чем Майкл, не смогли достичь такого прогресса. Постоянное самосовершенствование и отличает таких спортсменов, как Джордан, от множества других.

Во-вторых, насколько ты готов, достигнув вершины карьеры в баскетболе к 25 годам, достигнув планки, которую не могут взять 99,9% игроков за карьеру, заставлять себя идти дальше, прогрессировать, становиться лучше? Очень тяжело продолжать говорить себе: «Я могу играть ещё лучше», когда ты уже взобрался на вершину. Это ещё одна отличительная черта по-настоящему великих спортсменов.

Взять хотя бы Леброна, который является отличным примером того, как с возрастом игрок становится мудрее, сдержаннее, учится распределять свои силы по дистанции. Мы были свидетелями того, как Джеймс сдерживал себя на протяжении всего регулярного чемпионата, осознавая, что ему уже не 20 лет и он не может на одном уровне проводить 30-40 матчей, как раньше. Это всё очень сложно, требует огромного самоконтроля и выдержки, и для многих игроков становится весьма сложной задачей.

– Если бы вы были комиссаром лиги, что бы изменили в организации и чем бы руководствовались при этом?
– Когда ты занимаешься такого рода вопросами, очень важно правильно выстроить иерархию. На первом месте идёт желание фанатов, на втором – сама игра, игроки на третьем, и владелец на четвёртом. Когда ты отталкиваешься от этого, гораздо легче ответить на вопрос, целесообразно это нововведение или нет. Лучше ли это будет для рядового зрителя? Если да, то вы делаете это, учитывая также мнение трёх остальных сторон.

В завершившемся плей-офф мне пришлось потратить массу времени на просмотр ужасных матчей. В первую очередь имею в виду концовки. Помню, «Торонто» меня чуть не довёл до исступления в одном из поединков. Мало того что 45 минут подопечные Дуэйна Кейси мучились вместе с соперником, так ещё и концовка вышла «отменной». Если описать свои воспоминания о ней кратко, то они выглядели следующим образом: фол, тайм-аут, фол, тайм-аут, реклама, повтор, фол, тайм-аут…

НБА должна что-то делать с тем фактом, что иногда в моменты, когда игра должна становиться невероятно захватывающей, она вместо этого становится абсолютно непригодной для просмотра. Это как если бы вы смотрели фильм и в тот момент, когда наступает развязка, его бы просто остановили. Кто бы мог смотреть такое? Это просто уму непостижимо.

Ещё одной проблемой являются постоянные судейские свистки. Когда вы смотрите игру, то хотите, чтобы судьи были незаметны, не мешали игре. Представьте, насколько приятнее для просмотра была бы игра, если бы мы смогли вдвое сократить количество судейских остановок?

– Считаете ли вы, что НБА зачастую ставит в приоритет традиции и саму игру, нежели мнение фанатов?
– Однажды, пробегая рядом с Дэвидом Стерном, я задал ему вопрос: «Ради всего святого, почему вы не уменьшите количество тайм-аутов в конце игры?» Он ответил, что пытался, но тренеры были этим очень недовольны. Вот об этом я и говорю: мнение наставников ставится выше мнения зрителей. Это в корне неверно! Это не их игра, это наша игра! Дэвид лишь развёл руками, сказав, что ничего не может поделать. Это блестяще иллюстрирует сложившуюся ситуацию.

– Давайте поговорим об одном известном правиле, к которому время от времени возвращаются руководители лиги. Поддерживаете ли вы нововведение, при котором игрок, получивший шестое персональное замечание, сможет продолжить игру, но к нему будут применяться особенные меры наказания? Например, соперник может получить право на исполнение трёх штрафных бросков вместо обычных двух, если игрок получит седьмой фол и далее?
– Я считаю этой отличной идей, считаю, что это будет гораздо интереснее для болельщиков. Игрок сможет не покидать игру, но мы все сможем увидеть последствия, оправдан ли был этот риск. Просто представьте себя на месте Стива Керра: до конца игры остаётся две минуты, у Стэфа Карри шесть фолов. И вы должны решить, оставлять его на площадке или нет, ведь ставки так высоки. Последние 30 секунд, напряжённая игра… О, боже. Это было бы завораживающе!

– Остановимся на Стэфе. Его успех поднял множество вопросов о линии трёхочковых бросков. Стоит ли её отодвинуть, что сделает попадание с дальней дистанции более сложным для обычного игрока, сбалансировав тем самым соотношение двух- и трёхочковых?
– То, что в нынешнее время всё большую роль играют трёхочковые, безусловно делает баскетбол более привлекательным, но я также думаю, что это может привести нас к более непредсказуемым исходам противостояний. Мы должны быть уверены, что отдаём себе отчёт в этом.

Просто посмотрите, насколько односторонними были игры в последнем розыгрыше плей-офф. Я надеюсь, что это было лишь совпадением, но ведь так мало игр держали в напряжении до самой концовки. Я не хочу видеть в финальной серии матчи, как то одна команда выигрывает с разницей «+20», то – другая. Но вместе с этим стоит признать, что в баскетболе наступила эпоха, когда мы имеем несколько по-настоящему восхитительных «дальнобойщиков», снайперов от бога. В современном баскетболе если ты не умеешь бросать из-за дуги, то очень сильно теряешь в вариативности.

– Должна ли НБА провести линию для четырёхочковых бросков, поощряя игроков за попадания с экстремально большой дистанции?
– Этого никогда не случится, но только представьте себе, что у нас появляется линия для четырёхочковых, но только в последние пять минут. Это было бы невероятно весело. Что если ввести какое-либо правило, делавшее бы последние пару минут игру по-настоящему захватывающими? Посмотрите на американский футбол. Там команды в последние пару минут полностью перетряхивают составы нападающих, становится больше бросков, больше неожиданных поворотов. И то действо, которое в первые три четверти убаюкивало вас и раздражало, становится незабываемым, захватывающим спектаклем. Думаю, здесь есть чему поучиться и НБА.

– А каково ваше мнение по поводу удалений за грубую игру? Ведь такие нарушения, как блокировка и игра в тело, могут подвергнуть игроков травмам, но в то же время их очень сложно правильно фиксировать.
– Думаю, мы должны поэкспериментировать и с этим правилом, ввести его во время предсезонки или опробовать его в студенческой лиге. Ведь каждое правило, изменяющее баланс защиты и нападения, имеет последствия. И мы должны проверить, насколько всё изменится, как это повлияет на игру. Но в теории мне нравится эта идея.

– В НБА запрещено смахивать мяч, находящийся в плоскости кольца. Как вы относитесь к этому?
– Мне нравится трактовка, применяемая в международных правилах, не вижу в этом ничего негативного. Это поощряет игроков делать то, что является зрелищным, бороться до конца, да и судьи могут трактовать это более свободно. Так что я за отмену этого пункта.

– Ваше мнение по поводу правила об отложенном штрафе, которое мы можем наблюдать в футболе? Когда игроку позволяется закончить атаку и лишь после выносится предупреждение.
– Мне нравится, думаю, такого рода правила мы имеем и в хоккее. Игра продолжается, а нарушение фиксируется после остановки. Это делает течение игры более плавным, что, несомненно, пойдёт на пользу.

– Вернёмся ненадолго к прошедшей финальной серии, а именно к моменту, вызвавшему всеобщий резонанс – дисквалификации Дрэймонда Грина. Как на месте комиссара лиги поступили бы вы в той ситуации?
– Я думаю, должен был быть какой-то другой путь в случае с Грином и «Уорриорз», ведь это решение перевернуло весь ход серии с ног на голову. Очень тяжело рассуждать о такого рода вопросах, ведь в правилах лиги нет соответствующих указаний на этот счёт. То же касается идеи об увеличении количества штрафных бросков при получении игроком соперника шести персональных фолов, или, скажем, при получении двух неспортивных фолов, команда соперника получает пять бросков с линии штрафных. Но это тоже слишком жестоко. Всё же очень не хочется верить, что именно это решение НБА сыграло важнейшую роль в этом противостоянии.
Источник: Sports Illustrated
Оцените работу журналиста
Голосов: 25
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда
6 декабря 2016, вторник