Антуан Уокер
Фото: Reuters
Текст: Вячеслав Шевченко

«В гараже стояло 6-7 тачек, в том числе «Майбах» за $450 тысяч»

Антуан Уокер – о процедуре банкротства, бездумных тратах, давлении на новичков, своей самой глупой покупке и вечеринках в «Майами»-2007.
16 июля 2016, суббота. 17:30. Баскетбол
Антуан Уокер заработал более $100 млн в бытность игроком, но после того как завершил карьеру, достаточно быстро остался ни с чем. Более того, звёздный в недавнем прошлом баскетболист «Бостона» и «Майами» нажил приличные долги и потратил более двух лет на то, чтобы избавиться от клейма банкрота. Сегодня Уокер использует этот печальный опыт, пытаясь помочь следующему поколению избежать таких последствий. Он читает лекции и консультирует новичков НБА, являясь для них живым примером человека, от славы и богатства которого остались лишь воспоминания.

– Как вы пытаетесь находить общий язык с новичками, когда рассказываете им свою историю?

– Всё, что могу сделать – это попытаться расположить их к себе. Я пришёл в лигу, когда мне было 19 лет, поэтому прекрасно понимаю, с чем парни сталкиваются и какое на них оказывается давление. Пытаюсь донести до новичков, что есть вещи, о которых они просто не задумываются. Я даже не представлял, что в 39 можно остаться ни с чем, а после завершения карьеры в НБА может возникнуть столько сложностей при поиске работы.
Пэт Райли был отличным мотиватором. Команда могла разговаривать с ним до часу, прежде чем выходила на паркет.
Я был молод, деньги текли рекой, казалось, так будет продолжаться всегда.

– Они вас слышат?

– Самое трудное – объяснить людям, что им однажды стукнет 30 или 40 лет, и убедить их задуматься о состоянии своего счёта. Если у вас есть семья, дети, то в один прекрасный день вы захотите быть уверенными в своих финансовых возможностях и в способности позаботиться о них. Звучит невероятно, но даже те баснословные деньги, которые зарабатывают игроки в НБА, можно спустить, если жить беспечно. Мы не думаем об этом в молодом возрасте. Я просто пытаюсь поделиться своей историей, своим опытом. Быть открытым и честным с ребятами. Деньги могут внести в жизнь позитив, но они также могут её и разрушить. Деньги имеют свойство быстро заканчиваться.

– Как думаете, уроки Антуана Уокера им помогают?

– Тяжело сказать. Хотя мою историю следует знать назубок. За карьеру я заработал $112 млн. Возможность получать много денег меняет мировоззрение. Я достаточно часто выступал перед новичками. Они видят человека, конкретный пример напротив себя, который объясняет и рассказывает им о возможности заработать миллионные состояния. Но карьера игрока быстротечна, и такое положение дел может вскоре закончиться. Это сочетание факторов, которому, надеюсь, по силе привлечь внимание игроков.

– Помогал ли вам кто-нибудь в то время, когда вы попали в лигу?

– Нет, у нас не было ничего подобного. НБА организовывала программу подготовки новичков. Она длилась всего четыре дня, за которые нам успевали объяснять все возможные события, которые могут случиться с игроками лиги, и как нам следует реагировать на происходящее. Также в программу подготовки входил ну очень примитивный курс по финансовым операциям. В целом нам рассказывали о наркотиках, сексе и ещё об очень многих совершенно разных вещах, больше относящихся к нормам морали.

– Насколько большое давление в финансовом отношении вы чувствовали, помогая своим друзьям и семье?

– Большое. Это было достаточно большое давление. Некоторые люди нуждаются в помощи. Вы же хотите заботиться о родных и помогать друзьям. Иногда возникает чувство обязанности. Мы же пытаемся научить людей пользоваться словом «нет».
Его тяжело произнести, особенно в отношении родителей, братьев, сестёр. Мы стараемся помочь новичкам отбрасывать подобное давление прочь. Тем самым они будут становиться лучше.

– В бытность игроком, вы хотели бы использовать слово «нет» чаще?

– Да, это причина, из-за которой действую подобным образом сейчас. Очевидно, я прошёл через тяжёлые времена, пережил банкротство в 2010 году и остался без средств к существованию. Конечно, в те времена хотелось бы тратить меньше на свою семью и друзей. Я давал им всё, что они хотели, но им следовало зарабатывать самостоятельно. Сейчас смотрю на ту ситуацию и думаю: мне необходимо было чаще отказывать. В момент, когда проходил через процедуру банкротства, я на самом деле задумался о том, как много денег потратил впустую, безвозвратно.

– Если бы можно было изменить прошлое, что бы сделали в первую очередь?

– В бытность игроком, перво-наперво грамотно распорядился бы своим капиталом. Я инвестировал в недвижимость, нанял управляющего моими делами. Но, играя в баскетбол, находился вдали от всего этого. Не следил за деловой жизнью каждый день, хотя стоило. Всё закончилось, и теперь я кусаю локти, потеряв $18 млн на недвижимости. Это та вещь, которую хотелось бы изменить.

– Насколько тяжёлым был момент, когда вы признали себя банкротом?

– Неимоверно тяжёлым. Никому не пожелал бы проходить через подобное в своей жизни. Я вкалывал на протяжении всей карьеры, чтобы сколотить состояние. И этого было бы достаточно на оставшуюся долгую и счастливую жизнь. Но вскоре я вынужден был начать всё сначала. Проходил обучающий процесс. Было страшновато, но в то же время у меня была группа юристов, направившая меня в нужное русло.
Самое трудное – объяснить людям, что им однажды стукнет 30 или 40 лет, и убедить их задуматься о состоянии своего счёта.
Процедура банкротства отняла у меня два с половиной года, но помогла начать жизнь сначала. И я рад тому делу, которым занимаюсь сейчас.

– Думаете ли вы, что игроки соревнуются между собой из серии «Кто готов больше потратить», когда речь заходит о деньгах?

– Прекрасный вопрос. Вероятно, такая тенденция существует. Причём иногда игроки с минимальными окладами стремятся вести себя так же, как и люди, зарабатывающие значительно больше. Это легко проследить на примере наручных часов, дорогих машин и дизайнерской одежды.

– У вас было нечто подобное?

– Я мог совершить парочку глупых покупок. Особенно это касается автомобилей. В бытность игроком, у меня был фетиш в этом отношении. В моём автопарке всегда было шесть-семь дорогих тачек. Если видел кого-то с новым авто и оно мне нравилось, покупал себе такое же.

– Каким было ваше худшее приобретение?

– Вероятно, «Майбах». В то время эти транспортные средства были довольно высокого качества. Я отдал что-то около $400-450 тыс. за него.

– Совсем недавно Шакил О’Нил рассказывал, что Пэт Райли вылил себе на голову ведро со льдом, когда команда проигрывала в финальной серии 0-2. Правда ли это?

– Да, Пэт делал много всего разного. И это была как раз одна из таких историй. Команда была опустошена. Все уже списали нас со счетов. Но Пэт Райли совершал много неожиданных поступков в тот год. Его особенность заключалась в том, что он был отличным мотиватором. Команда могла разговаривать с Пэтом до часу, прежде чем выходила на паркет.

– Шакил также говорил, что команде не удалось повторить свой успех в 2007 году по причине загулов игроков. Была ли это главная причина?

– На мой взгляд, мы могли позволить себе немного развлечься. Это была очень специфическая команда. Я бы сказал, что никогда больше не веселился и никогда не играл в баскетбол на подобном уровне в своей жизни так, как это было в «Майами». Мы были коллективом, любящим хорошо проводить время. Не знаю, была ли это главная причина неповторения успеха, но она была весомой.
Источник: Sports Illustrated
Оцените работу журналиста
Голосов: 37
11 декабря 2016, воскресенье
10 декабря 2016, суббота