Новичок «Химок» Перри Джонс — о переезде из НБА в Подмосковье
Фото: bckhimki.ru
Текст: Ринат Салахетдинов

«В НБА на разминке совершали 9-10 рывков, в «Химках» бегаем 7 км»

Форвард «Химок» Перри Джонс – о конкуренции с Кевином Дюрантом, решении перебраться в Россию, строгости Душко Ивановича и многом другом.
14 сентября 2016, среда. 21:45. Баскетбол
Одним из игроков, пополнивших состав подмосковных «Химок» в нынешнее межсезонье, стал американский форвард Перри Джонс. 24-летний уроженец Луизианы – редкий представитель Единой лиги ВТБ, имеющий реальный опыт выступления в НБА. Обычно большинство следует в обратном направлении. В 2012 году Джонсу прочили место в первой десятке драфта, но из-за обнаружившихся на обследованиях травм он был выбран под № 28 вышедшей в том сезоне в финал «Оклахома-Сити». Неопределённость позиции и конкуренция с именитыми коллегами по амплуа Кевином Дюрантом и Сержем Ибакой в итоге помешали Перри закрепиться в составе. Летом 2015-го его обменяли в «Бостон», но путешествие в Массачусетс успехом не увенчалось – он не попал даже в заявку «Селтикс» на сезон-2015/16. И вот он здесь, в Подмосковье, в «Химках», готов реанимировать карьеру и радовать местную публику игрой заокеанского уровня.

– Каково это – выступать в НБА в одной команде с Кевином Дюрантом и Расселлом Уэстбруком и в одночасье оказаться в России?
– Никаких сверхъестественных эмоций по поводу переезда в Подмосковье не ощущаю. Я ведь совсем не играл в прошлом сезоне, поэтому здорово соскучился по баскетболу. Мне хотелось вернуться на площадку как можно скорее. Об интересе «Химок» я впервые узнал месяца полтора назад. А уже через четыре дня я был в Москве, клуб организовал всё довольно оперативно. Конечно, когда садился в самолёт, было немного не по себе: не так уж много я знал о России. Но пока мне всё нравится: у меня классные одноклубники, крутой тренер, есть все условия для прогресса. У вас, оказывается, отличная страна, да и люди общительные, жаль только, по-английски мало кто говорит. Приходится осваивать русский (смеётся).

– Можете похвастать вокабуляром?
– Нет-нет, я только учусь. Знаю только: «Как сам?». Это, кажется, аналог нашего «What’s up?» – «Как дела?» то есть.

– Неплохо для начала. Как семья и друзья отреагировали на ваш переезд в Россию?
– Позитивно. Они хотели, чтобы я воспользовался представившейся возможностью: приехал сюда, вернулся на прежний уровень игры, получил новые впечатления, а возможно, и обзавёлся новыми друзьями. Кроме того, слава современным технологиям, я ежедневно общаюсь с близкими по FaceTime. Иногда мне кажется, что я и не уезжал на другой конец Земли.

– Слышали что-нибудь о Лиге ВТБ? Может, знаете кого-то из американцев, выступающих здесь?
– Честно говоря, о чемпионате слышал немного. Да и игроков почти не знаю. Вот Алексея Шведа знаю (указывает на проходящего мимо Шведа). Но это немудрено, мы ещё со времён его выступлений в НБА знакомы. Общался с Тайлером Ханикаттом, но мы с ним, кажется, немного разминулись (в нынешнее межсезонье экс-форвард «Химок» перешёл в турецкий «Анадолу Эфес». – Прим. ред.).

– Неужели к вам проявили интерес одни лишь «Химки»?
– Были, вроде бы, и другие предложения. Вариант с переездом в Подмосковье меня устроил больше всего: хорошая команда и очень требовательный тренер. Это именно то сочетание, которое я искал.

– Почему тогда заключили краткосрочный контракт – всего на год?
– Не знаю. Подобный вариант устроил и меня, и команду. Ведь, как я уже говорил, я совсем не играл в прошлом сезоне, в том числе и из-за травм.

– Но сейчас-то всё в порядке? Как ваши многострадальные колени?
– О, всё шикарно, колени в норме, совсем скоро я это докажу (смеётся).– Вы обмолвились о жёсткости Ивановича. Уже успели на собственном опыте её почувствовать?
– Да, на первом же сборе. Признаюсь, стартовые тренировки давались непросто. Мы бегали по семь километров каждое утро! В качестве разминки, представьте себе! Иногда мне казалось, что я прохожу какую-то специализированную армейскую подготовку. Между Европой и НБА вообще много различий, мне потребуется какое-то время, чтобы к ним привыкнуть.

– В НБА приходилось бегать меньше?
– Конечно, там разминка – это 9-10 ускорений на всю длину зала, но не марш-бросок по пересечённой местности.

– А если говорить о других упомянутых вами различиях… Ведь будет легче? Забросаете соперников трёхочковыми? Дуга-то ближе.
– Да-да, будет много дальних попаданий. И я очень надеюсь как можно чаще радовать болельщиков данками.

– А если позовут участвовать в Матче звёзд Единой лиги ВТБ, согласитесь?
– Без раздумий. Это будет большая честь для меня.

– Одной из причин, по которой вы не заиграли в НБА, называют неопределённость с позицией. Обсуждали с Ивановичем, какое место на площадке займёте в схемах «Химок»?
– Тренер видит меня на позиции четвёртого номера, но последние пару лет я тренировался для позиции лёгкого форварда.

– То есть в качестве центрового себя не видите?
– Шутите? В НБА ещё куда ни шло, там сейчас в моде «смол-бол». Что касается Европы, пока все пятые номера, которых я видел – огромные «шкафы», куда мне с ними тягаться.

– Как смотрите на тот факт, что европейским клубам редко когда удаётся сохранить постоянный состав игроков? «Химки» не исключение: Тайриз Райс, Тайлер Ханикатт, Петтери Копонен ушли в нынешнее межсезонье.
– Это жизнь, ничего не поделаешь. Конечно, для командной химии гораздо лучше, когда состав долгое время остаётся стабильным, но мы имеем то, что имеем. Придётся выжимать из себя и новых партнёров максимум в сложившихся обстоятельствах.

– Знали, что являетесь лидером по количеству подписчиков в «Инстаграме» среди всех игроков Единой лиги ВТБ? На ваши обновления подписано более 80 тысяч человек, но вы выкладываете фотографии крайне редко. Что, кстати, довольно нетипично для спортсмена.
– Ничего себе, вы меня приятно удивили! Прошлый год выдался тяжёлым, вот я и не проявлял особой активности. Но наступает новый этап карьеры, буду исправляться. Постараюсь и одноклубников подтянуть, будем вместе привлекать новых подписчиков!– Вернёмся к вашему этапу карьеры в НБА. Что лучше для молодого игрока – быть выбранным на драфте в числе первых и попасть в команду со дна турнирной таблицы или сразу оказаться в клубе, претендующем на чемпионство, как это было, например, в вашем случае?
– Тогда мне было всё равно, я был безмерно счастлив, что меня просто выбрали. Это звучит банально, но на 100 процентов так оно и было. Теперь, с высоты накопленного опыта, могу точно сказать, что лучше оказаться в команде-середняке, чем бороться за драгоценные минуты с Кевином Дюрантом и Сержем Ибакой. Испанец – один из лучших игроков лиги оборонительного плана, а Дюрант… Ну, что о нём говорить, все и так знают, кто он такой. Один из сильнейших игроков лиги. Тем не менее я не сожалею, что всё сложилось именно так, я наслаждался каждым днём, проведённым в «Оклахома-Сити».

– То есть вы не считаете Дюранта лучшим? Кого тогда? Из действующих игроков НБА.
– Пожалуй, Расселл Уэстбрук. Да, часть поклонников баскетбола покрутит пальцем у виска, но ведь вы не видели, как этот парень работает на тренировках. Он просто зверь! Но, в свете последнего сезона, безусловно, не могу обойти вниманием Леброна Джеймса. То, что он сделал в «Кливленде», просто невероятно.

– Кто тогда лучший в истории?
– Это очень сложный вопрос. Великих игроков полно – Оскар Робертсон, клепавший трипл-даблы не хуже Уэстбрука, Уилт Чемберлен. Коби Брайант.

– Подскажу вам. Майкл Джордан.
– И, конечно, Эм Джей (хохочет). Я бы точно его назвал. Он – легенда!

– Тяжело было в психологическом плане, когда поняли, что проигрываете конкуренцию за место в составе?
– Приходилось непросто. Все знают Дюранта и Ибаку, но никому нет дела до того, кто такой Перри Джонс. Сложно выиграть конкуренцию у парней, которые чувствуют себя максимально комфортно в команде и лиге, повидавших многое и привычных ко всему. Тогда как у тебя самого глаза разбегаются. Но ничего, начну своё возвращение на вершину с «Химок». Будем надеяться, скоро все в России, а потом и во всём мире узнают моё имя.

– В матче против «Клипперс» вы набрали 32 очка. Что это было – вспышка, озарение? Или чувствовали, что в состоянии играть на таком уровне постоянно?
– Тогда у «Оклахома-Сити» из-за травм вылетело чуть ли не полкоманды. Я чувствовал, что партнёры в меня верят, тренер предоставил мне карт-бланш. В той встрече я действовал на позиции разыгрывающего. И у меня всё получалось, так как я не особо парился по поводу результата. А так, я часто сам себя загоняю в угол, стремясь сыграть идеально. Слишком мудрёно действую. После того поединка с «Клипперс» я прилично отыграл ещё один матч, набрал 21 очко, реализовал победный бросок. В следующей встрече с «Торонто» столкнулся с кем-то из игроков соперника коленями и получил досадную травму. Когда восстановился – не сумел вернуться на прежний уровень.

– Насколько критично для вас было попадание в стартовый состав команды?
– Невероятно критично. Это одна из моих главных целей. Если когда-нибудь мне удастся пробиться в стартовую пятёрку одного из клубов НБА – буду счастлив. Но, предвосхищая ваш вопрос, я живу сегодняшним днём. Мне хотелось бы вернуться в НБА, но на данный момент это не моя приоритетная цель. Хочу принести «Химкам» максимум пользы, вновь заиграть так, как умею. Надеюсь вы все станете свидетелями моего перерождения.

– Не могу не спросить о переходе Дюранта в «Голден Стэйт». Что думаете о его решении?
– Кевин отдал «Тандер» много лет, может, ему захотелось чего-то новенького, кто знает. В любом случае это его право, и те люди, которые в чём-то его упрекают, не правы.

– И даже Уэстбрук, который, говорят, затаил на экс-партнёра обиду?
– Расселл тоже сделал свой выбор, хотя мог уйти. Организация отблагодарила его за преданность, предложив солидный контракт. Они с Дюрантом провели вместе немало славных матчей, думаю, в их отношениях со временем всё наладится.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 28
10 декабря 2016, суббота
9 декабря 2016, пятница