Эксклюзивное интервью с разыгрывающим БК «Автодор» Майклом Стоктоном
Фото: avtodor.ru
Текст: Дмитрий Планидин

«Спорт у Стоктонов заложен в ДНК»

Защитник «Автодора» Майкл Стоктон — о великом отце, спортивных корнях семьи, перспективах в Саратове и многом другом.
29 октября 2016, суббота. 20:20. Баскетбол
Россия продолжает привлекать баскетболистов высокого уровня, среди которых зачастую находятся личности, интересные отечественному болельщику не только с точки зрения баскетбольной науки. Одним из таких персонажей в этом сезоне стал Майкл Стоктон. Сын Джона Стоктона — одного из лучших разыгрывающих в истории баскетбола, не обращая внимания на звёздную фамилию, строит судьбу и теперь помогает решать самые высокие задачи саратовскому «Автодору». В преддверии важнейшей игры против ЦСКА Майкл нашёл время поговорить с корреспондентом «Чемпионата».

«Саратов невозможно сравнить ни с одним из городов Америки, где мне приходилось жить»


– Майкл, вы уже чуть больше месяца в России. Каковы первые впечатления от страны?
– Пока всё здорово. Я хорошо адаптировался к русской культуре, мне нравится Саратов, нравятся партнёры по команде. Поэтому могу сказать, что всё отлично. Никакого культурного шока не испытал. Наверное, предыдущие годы в Европе так или иначе подготовили меня к этому. Ничего плохого сказать не могу.

– Как оказались в Саратове? Может быть, кто-то советовал переехать, помимо агента?
– Я играл с Ником Миннератом в прошлом сезоне в Д-Лиге, мы с ним жили в одной комнате и стали неплохими друзьями. Первый раз об «Автодоре» я услышал именно от него. Они нуждались в разыгрывающем, и затем мой агент подтвердил их интерес ко мне. Примерно так и произошло.

– Уже сложилось мнение о Единой Лиге ВТБ по нескольким матчам?
– Очень хорошая лига, с большим количеством качественных исполнителей. Мы сыграли только 4 игры, хотя уже можно сказать, что уровень очень серьёзный. С нетерпением жду следующих матчей, потому что здесь очень высокий уровень. Мне нравится быть частью такой лиги.

– Вы начинали профессиональную карьеру в Германии. В чём основная разница между Бундеслигой и Единой лигой?
– На самом деле, несмотря на общие черты европейского баскетбола, все лиги разные. Немецкая лига не похожа на российскую, испанская также не похожа на российскую – везде свои различия. В каждой лиге есть хорошие команды и талантливые игроки – рано или поздно ты их встретишь. Россия стала очередным примером этой теории.


– Многие американцы-студенты испытывают проблемы в первых сезонах. Как было у вас?
– У меня всё было не так сложно. Партнёры по первой команде здорово помогли освоиться в Германии. И немцы, и американцы уже обладали необходимым опытом, чтобы помочь мне влиться максимально быстро. Каждый следующий год становился проще. Я видел, как многие игроки, кстати не только новички, сталкивались с проблемами просто потому, что Европа — реально другой мир, совсем не похожий на Соединённые Штаты.

– Прошлый сезон вы отыграли в Д-Лиге. Не пожалели о том опыте?
– Думаю, все, кто соглашается играть в Д-Лиге, делает это только потому, что считает это наилучшей возможностью привлечь внимание клуба НБА. Там вы просто больше находитесь на виду. Хорошая лига, где каждый игрок пытается получить контракт с НБА. В целом мой опыт игры в Д-Лиге был положительным. Конечно, я не стал одним из тех игроков, кто получил приглашение. Но, думаю, всё равно сделал шаг вперед во многих компонентах игры. Может быть, даже прибавил там, где не смог бы сделать этого же за границей. Другой опыт всегда даёт тебе возможность стать лучше.

– Тем не менее вы были близки к НБА этим летом…
– Да, я выступал за «Кливленд Кавальерс» в Летней лиге НБА. На самом деле было не так много контактов с тренерским штабом «Кливленда». В основном всё сводилось к общению с моей командой «Кантон Чардж» (фарм-клуб «Кливленда»), которая и предложила мне поиграть в Летней лиге, потому что «Кливленд» искал разыгрывающего. Разумеется, я согласился.

Затем «Кавальерс» задрафтовали Кэя Фелдера, который также провел хорошее лето. В итоге он и оказался в составе. Кэй – очень хороший игрок, и он проделал много работы, чтобы завоевать место в окончательной заявке команды. Но в этом и есть суть Летней лиги – попытаться реализовать свой шанс. У одних всё получается, другие идут дальше. Я оказался среди последних, хотя, по моим ощущениям, сыграл хорошо, но сложилось, как сложилось.


– Когда поняли, что нужно двигаться дальше, кто-то предлагал вам хороший контракт, помимо «Автодора»?

– Да, у меня было несколько вариантов. Но самые привлекательные условия были предложены именно в Саратове.

– Вы надолго решили вернуться в Европу или всё-таки есть желание ещё раз попытаться прорваться в НБА?
Думаю, все, кто соглашается играть в Д-Лиге, делает это только потому, что считает это наилучшей возможностью привлечь внимание клуба НБА
– Честно, даже не знаю. Вот прямо сейчас не могу сказать «да» или «нет», потому что так устроен баскетбольный бизнес: ты никогда не знаешь, где появится следующая возможность показать себя. Предложение может прийти буквально из любой страны, поэтому я никогда не исключаю какие-либо варианты в будущем, в том числе и этот.

– По крайней мере, вы хорошо влились в новую команду.
– Да, надеюсь, что так (смеётся). Как я уже сказал, в «Автодоре» пока меня всё устраивает. В Саратове сложилась хорошая организация.

– Кстати, Саратов сильно выделяется на фоне остальных городов, в которых довелось пожить?
– Безусловно. Саратов – очень большой город. Насколько знаю, тут живёт чуть ли не больше одного миллиона человек. Саратов невозможно сравнить ни с одним из городов Америки, где мне приходилось жить. У нас нет ничего такого старинного, почти все постройки можно отнести к современным. В Саратове можно встретить много старинных зданий, в которых при этом ещё что-то работает.

«Да, у нас одна и та же фамилия, но мы разные люди»


– Джона Стоктона в России знает почти любой мальчишка, увлекающийся баскетболом. Каково было маленькому Майклу наблюдать за отцом, выступающим в НБА?
– Это было невероятно. Этих воспоминаний наберётся под миллион только на баскетбольных аренах. Как мы ездили на матчи вместе с семьёй, как болели за «Юту» в «Дельта-центре» и на других аренах. Естественно, это очень приятные воспоминания.

– Какие игры запомнились больше всего?
– Если выбирать что-то одно, то два финала против «Буллз», наверное, были самыми интересными. Мне тогда было всего 8-9 лет. Но ещё в Юте большое внимание было приковано к противостоянию с «Лейкерс» в финалах Западной конференции. Эти матчи я хорошо запомнил: трибуны в «Дельта-центре» просто бесновались, особенно когда «Джаз» побеждали. Вот эти матчи хорошо отразились в моей памяти.

– Вам удавалось общаться со звёздами того времени?
– Нет, такое случалось очень редко. 7 или 8 лет назад я присутствовал на церемонии включения отца в Зал славы. Было приятно видеть всех звёзд, которые играли в то же время, что и отец. Но таких моментов было очень мало, в том числе и во время его профессиональной карьеры.



– Самая интересная история, рассказанная вам отцом, может, какой-то жизненный совет?
– Знаете, что самое смешное в этом (смеётся)? Если говорить о каких-то жизненных советах или байках, то это были самые простые на свете вещи, о которых будет просто неинтересно читать широкой публике просто потому, что, как и в большинстве семей, у нас были хорошие отношения по линии отец-сын, они имели для нас какой-то смысл, но для других людей звучали бы банально.

– Мы знаем, каким был Джон Стоктон на площадке, а какой он дома, в семье?
– Он был и остаётся отличным отцом. Вы всегда можете найти истории о том, что игроки НБА практически никогда не бывают дома. У меня лично было ощущение, что он никуда и не уезжал: постоянно отвозил нас в школу и затем приезжал за нами. Он всегда находил время для семьи, никогда не упускал возможности посмотреть наши матчи, вне зависимости от видов спорта, которыми мы занимались. Он всегда потакал нашим желаниям и увлечениям. Всегда был рядом с нами, и нам всем было весело.

– Насколько тяжело было вашей маме одновременно поддерживать мужа — профессионального баскетболиста и детей, которые также делали успехи в спорте?
– Да, отличный вопрос. Мама и папа всегда старались дать всем нам максимально комфортные условия. Конечно, она была очень занята – ещё бы, когда у тебя 6 детей в доме. Но она находила время для каждого из нас, уделяла внимание и всегда поддерживала всех. Мама – просто лучшая, это всё что могу сказать.

– Какие-то семейные истории запомнились?
– Опять же, не хотелось бы, чтобы складывалось впечатление, что у нас такая скучная семья, но в моём
Все в нашей семье так или иначе занимались спортом на разных уровнях
восприятии всё самое интересное происходило за пределами баскетбола. Самые приятные воспоминания остались у меня от наших поездок за город, когда мы катались на водных лыжах, забирались в горы, рыбачили. Это действительно лучшие моменты детства.

– Фамилия никогда не довлела?
– К счастью, когда я был в школе, большинство детей не обращали на это внимания. Я был хорошим мальчиком, ладил со всеми, поэтому наша фамилия никогда не вызывала большого ажиотажа. Конечно, рано или поздно ты сталкиваешься с людьми, пытающимися что-то раздуть, но лично для меня это никогда не было большой темой. Да, у нас одна и та же фамилия, но мы разные люди.

– Я прочитал в Интернете, что ваш прадедушка играл в американский футбол почти 100 лет назад. У вас очень спортивная семья.

– Да, у нашей семьи спортивные корни. Действительно, прадедушка был членом символической сборной All-American по американскому футболу очень-очень давно и играл за «Франфуркт Йеллоу Джэкетс» – старую команду, которую уже не помнят. Все в нашей семье так или иначе занимались спортом на разных уровнях. Волейбол, футбол, баскетбол, американский футбол, бейсбол, гольф. Спорт у Стоктонов заложен в ДНК (смеётся).



– Кроме вас кто-то ещё дошел до профессионального уровня?
– Да, младший брат, Дэвид, два последних сезона играл в Д-Лиге, а потом за хорватскую «Цедевиту». Так что сейчас в семье два профессиональных баскетболиста.

– Выбор в пользу баскетбола сделали не сразу…
– Да, получилось немного странно. Я занимался большим количеством видов спорта начиная со школы: баскетбол, американский футбол, бейсбол. Когда настало время поступать в университет, я хотел продолжить заниматься спортом. Баскетбол пришёл не сразу, но в конце концов я решил, что это будет правильным выбором. Думал ли что стану профессионалом? Вряд ли. Но многие близкие серьёзно мне помогли, не только отец. Их поддержка толкала меня вперёд.

– Расскажите, чем Стоктоны живут сейчас.
– Отцу нравится «на пенсии»: как только он закончил с профессиональным баскетболом, всё своё время уделял нам. Отец учил нас азам баскетбола и в то же время занимался с нами другими видами спорта. У мамы то же самое. Они счастливы, что находятся вместе, и теперь могут уделять всё внимание детям. Я, конечно, не могу говорить за отца, но, по-моему, он не планировал в ближайшее время начать полноценную тренерскую карьеру или каким-то иным способом вернуться в баскетбол.

– К нам, в Россию, заглянет?
– Да, конечно. Не знаю, как скоро это случится, но он действительно должен прилететь в Россию.

«В Саратове Родионов – легенда»


– Как оцениваете первый отрезок в Саратове? «Автодор» наделал много шума в начале сезона со сменой тренера.
– Да, «интересный» опыт. В команде все понимали, что это мало что значит – мы все должны концентрироваться исключительно на игре. Старт для нас сложился неоднозначно: были хорошие игры, были плохие. Думаю, сейчас мы уже взаимодействуем лучше, и это позволит нам обрести стабильность.

– Наличие большого количества американцев помогает команде?
– Да, в какой-то степени помогает, но, считаю, русские также вносят большой вклад в успехи команды. У них тоже есть чему поучиться. Мы молодая команда, но в то же время у каждого из нас за плечами достаточной опыт, чтобы удачно выступить в этом сезоне. Мы помогаем друг другу, чтобы прогрессировать вместе.



– В чём разница между тренерскими стилями Мазура и Мокина?
– Сложно сразу ответить. Оба очень хорошие тренеры. Тренер Мокин больше делает акцент на интенсивности, требует больше бороться на паркете. Конечно, и Мазур предъявлял те же требования, но, кажется, Мокин сфокусирован на этом чуть больше.

– Вам импонирует стиль «Автодора» или все-таки есть иногда желание «притормозить»?
– Наверное, что-то посередине. Мне нравится играть быстро, и у «Автодора» на этом построена вся игра, но мы не делаем это просто ради соблюдения стиля. Конечно, у нас есть заготовки и определённый метод, который позволяет выдерживать подобный темп. Мне нравится, что, несмотря на то что мы часто ускоряемся, у нас есть возможность иногда немного притормозить игру для собственной же выгоды.

– Как бы описали вашего очень яркого президента?
Мне нравится играть быстро, и у «Автодора» на этом построена вся игра, но мы не делаем это просто ради соблюдения стиля
– В Саратове он – легенда. Он возглавляет клуб очень долго, и, естественно, в России у него сложилась репутация этакого успешного босса. У него свой стиль управления клубом, и для него он работал долгое время. Мы просто хотим приносить ему победы. Конечно, у нас сложился личный контакт, но все разговоры проходят за закрытыми дверями.

– Завтра матч с ЦСКА. Как настраиваетесь?
– Конечно, ЦСКА – невероятно талантливая команда. Наша главная задача – не уступать им в энергии и желании бороться. Если мы не «переработаем» их на площадке, у нас просто не будет шансов. Нам придётся очень тяжело, и мы понимаем, что у нас практически нет права на ошибку, но это баскетбол, поэтому будем биться до конца.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 12
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник