Гордон Хэйворд
Текст: Ринат Салахетдинов
Фото: Reuters

«Спасибо, Юта». Прощальное письмо Гордона Хэйворда

Причины, побудившие Гордона Хэйворда перейти в «Бостон», и слова благодарности «Джаз» – в послании игрока родной команде.
6 июля 2017, четверг. 11:45 Баскетбол

«Я только что принял самое сложное решение в жизни. Минувшие выходные тянулись бесконечно долго. Ну а сам день был попросту сумасшедшим. Но я хотел убедиться, что всё делаю правильно.

Как видите, мне потребовалось время. Благодарю всех за терпение. Не знаю, сколько раз мы с женой и с другими близкими обсудили будущее.

За это время я встретился с тремя командами – «Майами», «Ютой» и «Бостоном», – и все три встречи были невероятными. Я остался под впечатлением. После встречи с каждой организацией я думал: «Вот он – тот единственный выбор». Даже после того как я переспал со своими мыслями и принял решение, всё равно не был уверен на все сто процентов.

Но что самое ужасное – задолго до того, как я принял решение, обсудил его со своими родными или даже сел писать эти строки, о моём уходе в «Бостон» уже раструбили все СМИ страны. Кажется, именно так дела в 2017 году и делаются. Простите, что так вышло.

Уверен, это решение изменит мою жизнь и жизнь моей семьи. С самого начала важно было только одно: я знал, что фанаты «Юты» захотят всё услышать от меня самого.

После семи лет в Юте я ухожу в «Бостон».

Знаю, болельщикам «Джаз» будет трудно это принять – вы значите для меня и моей семьи больше, чем можете себе представить. На протяжении последних нескольких дней меня будто разрывает на части. И я знаю, что вам тоже непросто. Поэтому и хочу пояснить, почему выбрал «Бостон».

Во-первых, если не возражаете, я расскажу, как много значат для меня те семь лет, что я провёл в «Юте». Описать их можно только одной фразой: «Эти семь лет значили всё».

Когда я приехал в Солт-Лейк-Сити летом 2010 года, знаю, что это клише, но всё же – я всё ещё был пацаном. Помню саму поездку. Отец привёз меня из Индианы в Юту на машине. Просто чтобы сэкономить денег. Я знал, что от меня многого ждут, ведь я был выбран в первой десятке драфта… Но ведь мне было всего 20 лет. Это была моя первая настоящая работа вдали от дома. И знали бы вы, как я нервничал, осознавая, что меня ждёт. Помню свой первый ритуал в качестве профессионала – я нашёл закусочную недалеко от дома (если так можно сказать о расстоянии в пару миль) и ходил туда каждый день. Тогда мой день выглядел примерно так: тренировка, закусочная, видеоигры дома. Я был довольно закрытым.

Теперь я понимаю, как сильно вырос в Солт-Лейк-Сити. Стал мужчиной, профессионалом своего дела. Приехал ребёнком, а уезжаю женатым мужчиной с двумя детьми. Приехал, волнуясь о том, что оторвался от семьи, а уезжаю со своей собственной. Юта – особенное место. Уверен, впечатление, которое этот город произвёл на меня, переживёт впечатление, которое я произвёл на него.

Организация и все люди, причастные ко взлёту моей карьеры… именно они заставляют меня сомневаться в правильности принятого решения. Стив Старк, Миллеры – они великолепно справляются со всем, за что берутся. Деннис Линдси – он больше остальных причастен к тому, что в Солт-Лейк-Сити появилась культура побед. Я могу перечислять имена бесконечно, поверьте.

Я оставался единственным игроком «Юты», заставшим тренера Слоана, и всегда помнил об этом. Именно поэтому я чувствовал себя неотъемлемой частью организации, её плотью и кровью. И мне никогда не будет наплевать.

Плоть и кровь «Джаз», конечно, не только игроки – там работает огромное количество людей, делающих команду уникальной, а болельщики даже не знают их имён. По некоторым я буду скучать особенно. Помощник тренера Марк Маккоун, помогавший мне с самого первого дня. Помню, как он отвёз нас с Джереми Эвансом в Санта-Барбару и дал нам прозвища – Джи-Дилли и Джей-Дэлли. Мы были новичками, и, по его словам, всё, что мы делали, – просто слонялись и впустую тратили время. Сомневаюсь, что когда-нибудь вспомню эту историю без улыбки на лице.

Массажист Дан Бирелл, его я тоже знаю с самого первого дня в «Юте». Мы часами разговаривали. Часами. Почти каждый день на протяжении семи лет. Мы делились друг с другом радостными новостями и грустными, спорили, смеялись и молчали. В «Джаз» и правда существует круг доверия. Здесь до сих пор живёт настоящая дружба.

Айзея Райт, наш тренер по физподготовке… Так вот, когда я попал в «Юту» в 2010-м он бы простым парнишкой, который мячи нам подавал. Мы примерного одного возраста, поэтому, можно сказать, выросли вместе. И мы, и организация.

Не могу не вспомнить партнёров по команде. Джереми Эванс. Никогда не забуду – 2012 год, Джереми участвует в конкурсе по броскам сверху, а я должен ему ассистировать. И вот ночью перед данк-контестом мы сидим в номере отеля и паникуем. Не было ни одной идеи! В итоге в три утра мы нашли какую-то непонятную площадку, где и родился данк, когда я подбрасывал для Джереми два мяча одновременно. Мы отрепетировали ровно один раз, клянусь. А потом он вышел и всех порвал.

Я думаю о тренере Снайдере и вспоминаю, что во время нашей первой беседы мы ни слова не сказали о баскетболе. Болтали о жизни, семье и других важных вещах. Он выдающийся специалист, как ни крути. Прирождённый лидер, который умеет мотивировать, как никто другой. А больше всего я буду скучать по его маниакальному вниманию к деталям. Я многих должен поблагодарить как игрок, но в первую очередь – тренера Снайдера.

Джонни Брайант на моих глазах вырос в помощника главного тренера. А ведь тоже начинал никем. И он тоже был со мной на протяжении всего пути. Всегда помогал мне, поддерживал и искал для меня мотивацию. Не забуду эти сообщения посреди ночи: «Посмотри это видео», «Я приготовил тебе запись матча, глянь, как сможешь». Он, в конце концов, мне тренировки с Коби Брайантом организовывал! Именно Джонни разглядел во мне звезду.

Ну и в конце хочу сказать несколько слов о местных болельщиках. Мне говорили, что Солт-Лейк-Сити – лучшее место для того, чтобы завести семью. Поначалу звучало неправдоподобно, но со временем я понял – так и есть. Мне кажется, я в долгу перед городом и ещё нескоро смогу расплатиться. Здесь я не только женился, но и стал отцом двух замечательных дочерей… При этом город воспитывал меня самого. Принял меня, пусть и не родного сына, в семью.

И я просто хотел сказать спасибо. Спасибо за всё.

Последний раз я принимал столь сложное решение в колледже. Я был второгодкой, в финале чемпионата страны мы уступили «Дьюку». По итогам того марта я попал на радары клубов НБА, и ходили слухи, что меня могут выбрать в первом раунде. Тогда передо мной встал вопрос – покинуть зону комфорта и попробовать себя в НБА или остаться ещё на год и попробовать взять реванш.

Как же долго я сомневался! Один человек помог мне – тренер Стивенс. Мы обсудили ситуацию в мельчайших деталях. Взвесили все за и против. И когда я был готов сделать, как он скажет, тренер оставил меня наедине со своим выбором. В итоге я уехал в НБА, попал в «Юту», ну, а дальше вы знаете… С тех пор я знал – тренер Стивенс – человек, на которого можно положиться.

И вот семь лет спустя наши дороги вновь пересеклись. И снова мы обсуждаем моё будущее.

И я решил связать его с «Бостон Селтикс».

Меня подтолкнули к этому сразу несколько факторов. В Бостоне есть культура больших спортивных побед. Это касается не только баскетбольных команд. Но и историю «Селтикс» не стоит сбрасывать со счетов – начиная с Билла Расселла, заканчивая Полом Пирсом. Уверен, это только начало. У нынешнего состава невероятный потенциал. Ну и, конечно, тренер Стивенс. У нас с ним остались незавершённые дела ещё со времён коллежда.

Тогда я ушёл в НБА и так и не сыграл в финале. Так вот, то незавершённое дело – чемпионский титул.

Источник: The Players' Tribune Сообщить об ошибке
Всего голосов: 34
21 августа 2017, понедельник
20 августа 2017, воскресенье
19 августа 2017, суббота
Партнерский контент