В пяти сантиметрах от счастья
Фото: Reuters
Текст: Лев Савари

В пяти сантиметрах от счастья

Корреспондент "Чемпионат.ру" рассказывает о том, что творилось в раздевалке московского ЦСКА сразу после поражения в финальном матче Евролиги от афинского "Панатинаикоса".
4 мая 2009, понедельник. 18:00. Баскетбол
Фоторепортаж с матча "Панатинаикос" - ЦСКА

Обслуживающий персонал, работники клуба и тренеры выходили из раздевалки ЦСКА буквально с каменными лицами. Переодевавший рубашку Этторе Мессина молча смерил нас холодным взглядом и на секунду-другую закрыл лицо ладонями. Да и понятно всё было без слов: после всего произошедшего ему нужно было не просто прийти в себя, но и найти силы вразумительно ответить на вопросы журналистов на обязательной послематчевой пресс-конференции. Итальянец хлопнул по плечу вышедшего из душа Холдена, приобнял Дэвида Вантерпула и, тяжело выдохнув, двинулся в сторону двери. Игроки команды растерянно озирались по сторонам, одним своим видом давая понять, что в этот вечер диалоги будут короткими. Тем не менее, каждый из них, получив порцию ободрений, похвалы и извинений, ответил на злободневные вопросы пишущей братии.


Каун: даже когда мы проигрывали "-23", думали только о победе

— Саша, что всё-таки случилось с ЦСКА во второй четверти?
— Сложно сказать, растерялись, наверное, играли не так агрессивно, как следовало. Как только во второй половине заработала оборона, сразу пошёл обратный отсчёт.

Может быть, расслабились слегка, заиграли сердцем, захотели доказать, что мы не мальчики для битья. В защите стали действовать почти идеально, бросок пошёл, кураж поймали. Если честно, даже когда мы проигрывали "-23", думали только о победе. Если бы хоть на секунду усомнились в себе, такой невероятной концовки не было бы.
— Вы сегодня провели на площадке больше времени, чем в полуфинале. Снова "заслуга" Лорбека или всё-таки Мессина стал больше доверять?
— Скорее всего, дело в том, что Эразем быстро получил два фола, плюс ко всему наши большие не всегда справлялись со своими обязанностями в первой половине. Тренер выпустил меня на площадку и попросил не давать сопернику возможности свободно чувствовать себя под нашим кольцом, играть плотнее.

— Как удалось вытащить безнадёжный матч и затащить греков в равную концовку?
— Может быть, расслабились слегка, заиграли сердцем, захотели доказать, что мы не мальчики для битья. В защите стали действовать почти идеально, бросок пошёл, кураж поймали. Если честно, даже когда мы проигрывали "-23", думали только о победе. Если бы хоть на секунду усомнились в себе, такой невероятной концовки не было бы.

— О чём говорил Мессина во время последнего тайм-аута?
— Он объяснил, что должны делать игроки, которые выйдут на площадку, нарисовал комбинацию и попросил постараться доставить мяч Шишкаускусу. А дальше всё по ситуации — или два очка забивать, или пытаться бросать из-за дуги, главное было попасть.

— Как считаете, почему Рамунас в итоге выбрал один из самых сложных вариантов завершения этой атаки? Действовал по наитию, делал то, что считал правильным?
— Трудно сказать, нужно было оказаться на его месте, чтобы понять. Со скамейки мне показалось, что Шишкаускас всё делал правильно. Жаль, что у него не получилось, нам не хватило совсем чуть-чуть, и от этого очень больно. Эта последняя атака, думаю, будет долго сниться всем нам...


Шишкаускас: наверное, это самое обидное поражение в моей карьере

— Рамунас, две такие разные половины, два таких разных ЦСКА. В чём причины?
— Первые пять минут отыграли, как и планировали, а вот потом началось что-то непонятное, у "Панатинаиокса" залетало абсолютно всё, особенно "трёшки", а у нас ничего не получалось ни в атаке, ни, что ещё хуже, в обороне. В какой-то момент мы просто потеряли контроль над игрой. Сложно объяснить, что произошло, наверное, все наши минусы сошлись в одной точке в эти минуты.

Мессина доверил право последнего броска мне. Времени на последнюю атаку было достаточно. Партнёры сделали для меня всё, что могли, я попытался пойти под кольцо, но игроки "Панатинаикоса" закрыли мне коридор, пришлось сделать шаг назад, времени оставалось мало, нужно было принимать решение. Я развернулся и бросил.
— Что происходило в раздевалке в перерыве?
— Да ничего особенного там не было. Чуть-чуть поговорили, перевели дух и пошли обратно на площадку. Было тяжело, но мы понимали: если очнёмся от удара и заиграем так, как умеем, шансы будут. Характер у команды есть, это было заметно в обеих наших встречах в "Финале четырёх", жаль, в матче с "Пао" не хватило совсем чуть-чуть.

— То чудо, которое вы пытались сотворить на последних секундах, имею в виду бросок с разворотом на 180 градусов с отклонением, это было оптимальное решение?
— Мессина доверил право последнего броска мне. Времени на последнюю атаку было достаточно. Партнёры сделали для меня всё, что могли, я попытался пойти под кольцо, но игроки "Панатинаикоса" закрыли мне коридор, пришлось сделать шаг назад, времени оставалось мало, нужно было принимать решение. Я развернулся и бросил. Думаю, всё делал правильно, просто мне не хватило совсем немного.

— Это ваше самое обидное поражение в карьере?
— Внутри всё ещё кипит, страсти не улеглись пока, поэтому сложно сразу дать ответ... (Задумавшись.) Хотя, наверное, да. Потому что мы провалили первую половину встречи, сыграли безвольно. А догнать сильную команду, имея два десятка очков в пассиве, очень сложно. А мы не только догнали, но и имели шанс выиграть. Встречались две великолепные команды, лучшие на данный момент в Европе, они играли на равных, но одним повезло чуть больше.


Планинич: мы хотели доказать, что способны на чудеса

— Зоран, когда последний раз вам лично приходилось тащить команду при "-23"?
— Не припоминаю. Возможно, когда был моложе, такие случаи имели место, но в голову, если честно, ничего подобного не приходит.

У "Пао" во второй четверти был сумасшедший процент попадания с игры. Они устроили нам самую настоящую бомбардировку — из-за дуги и со средней дистанции даже с сопротивлением залетало абсолютно всё, даже по самым невероятным траекториям.
— Судя по игре, вас такие громадные отрывы не пугают, раз вы повели команду за собой?
— А чего пугаться в такой ситуации? Нет, конечно, кто-нибудь может бросить играть и не напрягаться. Но в финале, думаю, ни у кого из нас не могло возникнуть такой мысли. Мы вышли на вторую половину с желанием отыграться, и у нас это почти получилось.

— Неужели справиться с "Панатинаикосом" в злосчастной второй четверти было невозможно?
— У "Пао" во второй четверти был сумасшедший процент попадания с игры. Они устроили нам самую настоящую бомбардировку — из-за дуги и со средней дистанции даже с сопротивлением залетало абсолютно всё, даже по самым невероятным траекториям. После большого перерыва мы стали действовать агрессивнее, не давали возможности производить открытые броски и сначала выровняли игру, а потом потихоньку начали сокращать отрыв.

— Мессина, перепробовав все варианты, оставил на площадке именно вас в роли разыгрывающего, и команда неожиданно для многих заиграла.
— ЦСКА заиграл, потому что хотел отыграться, хотел доказать, что способен на чудеса. Все старались, бились и пытались спасти этот почти безнадёжный матч, а не только я. Просто в тот момент, когда я оказался на площадке, у команды пошла игра, но это не повод выделять меня особым образом… Если бы мы выиграли, тогда, конечно, стоило бы упомянуть о скромняге Зоране (улыбнувшись), а так лучше не надо.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье