Карасёв: меня невозможно превзойти
Фото: cskabasket.com
Текст: Лев Савари

Карасёв: меня невозможно превзойти

В продолжении интервью Василий Карасёв рассказал о тренерском ремесле, проблемах современных молодых игроков и воспитании собственного сына – перспективного молодого баскетболиста.
4 июля 2009, суббота. 21:30. Баскетбол
Первая часть:
https://www.championat.ru/basketball/article-35395.html


В продолжении интервью Василий Карасёв рассказал о тренерском ремесле, проблемах современных молодых игроков и воспитании собственного сына – перспективного молодого баскетболиста.

В этом сезоне у меня был опыт "другого" взгляда на баскетбол, который, думаю, станет одним из первых шагов в моей тренерской карьере.
— Вы собираетесь в дальнейшем стать тренером. Как думаете, удастся убить в себе игрока? Говорят, это необходимо, чтобы стать по-настоящему классным наставником.
— Почему же? Те же Ерёмин и Белов были хорошими игроками, что не помешало им стать отличными тренерами. Другое дело, что, будучи тренером, ты уже по-другому смотришь на игру. Но уже в этом сезоне у меня был опыт "другого" взгляда на баскетбол, который, думаю, станет одним из первых шагов в моей тренерской карьере. Когда сидишь на скамейке, смотришь уже не на действия каждого игрока, а на всю команду в целом, прокручиваешь в голове всяческие варианты с заменами, сменой тактики.

— Как планируете своё обучение тренерскому ремеслу? — Сложно сказать. Конечно, пора уже начинать свою тренерскую карьеру. Понятно, что на какой-то большой уровень сейчас не то чтобы невозможно, но даже и нельзя выходить. Может быть, год-два поработать с детьми, не совсем маленькими, а на уровне фарм-клубов, чтобы почувствовать тренерскую жилку.

— Какие ещё тренеры, кроме Ерёмина, стали для вас знаковыми?
— Кондрашин, конечно, с которым мы начинали. Потом Ерёмин. Белов в сборной, Пешич – у каждого можно было поучиться. Сейчас надо всю эту информацию в голове по полочкам разложить, взять всё самое хорошее.

— Говоря о тренировочном процессе, насколько сильно разнились методы подготовки ваших наставников?
— У каждого своя специфика. Кроме того, если раньше мы могли тренироваться один раз в день, а потом в волейбольчик поиграть и в футбол погонять, то сейчас спорт стал профессиональным, поэтому у нас по две тренировки в день, и вообще всё стало серьёзнее. У меня же в этом сезоне была задача просто поддерживать форму. Мне не нужно было куда-то расти, потому что я уже дошёл до определённой планки, а до пятидесяти лет играть не собираюсь. Поэтому мне в принципе на тренировках хватало какого-то минимума. К тому же в моём возрасте, если делать все те же упражнения, что и двадцатилетние, можно загубить здоровье.
Если раньше мы могли тренироваться один раз в день, а потом в волейбольчик поиграть и в футбол погонять, то сейчас спорт стал профессиональным, поэтому у нас по две тренировки в день, и вообще всё стало серьёзнее.
Им это идёт на пользу, они только развиваются, а мне уже во вред.

— В этом сезоне на первый летний сбор национальной команды было вызвано достаточное количество молодых игроков, многие из них как раз представляют "Триумф". Действительно у вас в команде молодёжь настолько талантлива?
— Ребята на самом деле молодцы, но в итоге всё будет зависеть только от них самих. Сейчас такие условия немного тепличные. Как только молодой баскетболист чуть-чуть заиграл, он уже может рассчитывать на определённые условия, контракт, и это не всегда приводит к нужному результату. Человек расслабляется и уже не вкалывает так, как ему положено и необходимо.

— Никогда не жалели, что не родились хотя бы на десять лет попозже. В том же материальном плане всё могло бы сложиться гораздо удачнее.
— Никогда не жалел, потому что неизвестно, смог бы тогда из меня вырасти тот Карасёв, который в итоге получился. С нынешним засильем иностранцев, может, и не дали бы мне раскрыться. А тогда в чём был большой плюс того кризиса в стране: многие ведущие российские игроки уехали за границу зарабатывать деньги, и мы, молодёжь, смогли раскрыться, поиграть здесь и выросли в игроков. А если бы те опытные баскетболисты остались, мы просидели бы на скамейке, а потом время бы уже ушло. Молодому игроку, чтобы научиться чему-то, надо не просто выходить на площадку, но и самому нести ответственность за игру и результат. А когда он весь матч сидит на лавке, а потом выходит на площадку, когда команда уже ведёт двадцать очков и от него ничего там не зависит, концентрация-то будет, но всё это уже не то. Я знаю, как молодёжь настраивается: ну, приду я на игру, а выпустят меня, не выпустят, ну, выйду там на две минуты, сыграю. А когда ты знаешь, что нужно выходить на тридцать пять минут и от тебя будет зависеть исход игры, – это совсем другое дело.

— Поможет ли российскому баскетболу сокращение лимита на легионеров?
— Думаю, что поможет. Да, мы, наверное, не будем занимать высокие места в международных клубных турнирах. Но возьмите ту же Югославию. Эти игроки растут, развиваются, и их национальная команда всегда на лидирующих позициях в мировом баскетболе. Но опять-таки из-за того, что баскетбол сейчас прежде всего бизнес, владельцы команд вкладывают деньги и хотят выигрывать. Соответственно покупают хороших игроков. Это такая палка о двух концах.

— Вы в своей жизни переживали приступы звёздной болезни?
— А что это такое?
У меня всегда было желание быть во всем первым: бежим кросс – я должен быть первым, ускоряемся – я должен быть первым, бросаем по кольцу – я должен выиграть, даже на тренировках.
Если это означает в какой-то момент возомнить себя лучшим баскетболистом и перестать тренироваться, то у меня такого никогда не было. У меня всегда было желание быть во всём первым: бежим кросс – я должен быть первым, ускоряемся – я должен быть первым, бросаем по кольцу – я должен выиграть, даже на тренировках. Сейчас я то же самое внушаю сыну: просто так ты не должен бросать, нужно всегда и во всём выигрывать. Не можешь – хотя бы стремись к этому.

— Ваш сын Сергей тоже профессиональный баскетболист. Как оцениваете его перспективы?
— Задатки у него очень хорошие. Но опять же эта звёздная болезнь скорее присуща этому поколению. Эта самоуспокоенность, когда все о тебе говорят и ты вдруг понимаешь: действительно, раз я такой замечательный, то вроде бы уже всё сделано. Оградить от этого невозможно. С ним нужно разговаривать, но он должен сам это понимать.

— Понимает?
— По крайней мере, по работе у людей, которые с ним занимаются, у тренеров, к нему никаких нареканий нет.

— Вспоминаете себя в его возрасте? Он вас уже превзошёл?
— Меня невозможно превзойти (смеётся).

В следующие выходные читайте продолжение интервью с Василием Карасёвым

Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
3 декабря 2016, суббота
2 декабря 2016, пятница