Нахбар: было ужасно играть в пустых залах
Фото: Reuters
Текст: Александр Разинков

Нахбар: было ужасно играть в пустых залах

Словенский форвард Бостьян Нахбар, выступавший в сезоне-2008/09 за "Динамо", а ныне ставший игроком "Эфес Пилсен", рассказал о своём возвращении в Европу и опыте, полученном в России.
16 июля 2009, четверг. 11:30. Баскетбол
Словенец Бостьян Нахбар, отыгравший в "Динамо" сезон-2008/09, но впоследствии покинувший московскую команду из-за финансовых трудностей, рассказал в интервью обозревателю Hoopshype Хорхе Сиерре о своём пребывании в России, о потрясениях и существенной разнице европейского и американского баскетбола, а также дал совет игрокам НБА, раздумывающим о переходе в клуб из Старого Света.

Да, "Динамо" по-прежнему должно мне около 30-40 % годовой зарплаты. Мы ведём переговоры по этому вопросу. В худшем случае я буду вынужден обратиться в суд.
— Как оцените опыт игры в России?
— В целом мне понравилось. Я действительно получил неоценимый опыт. У нас была отличная команда, прекрасный тренер, и были высокие цели. Первая половина сезона прошла великолепно. Играли мы хорошо — как в чемпионате России, так и в Еврокубке. После Нового года, как известно, финансовая ситуация ухудшилась, появились проблемы. В итоге нашу команду стали один за другим покидать игроки — Холлис Прайс, Джаннеро Парго, Трэвис Хансен… С такими потерями мы не смогли завершить выступление на мажорной ноте, не достигли поставленных целей, в частности, не квалифицировались в Евролигу. Во всём остальном сезон получился хорошим, например, лично для меня. Я играл неплохо, у меня не было травм, но в какой-то момент команда не смогла продолжать выплачивать зарплату баскетболистам.

— У московского "Динамо" в настоящий момент есть перед вами задолженность?
— Да, клуб по-прежнему должен мне около 30-40 % годовой зарплаты. Мы ведём переговоры по этому вопросу. В худшем случае я буду вынужден обратиться в суд.

— Насколько отличался ваш образ жизни в России от Северной Америки?
— Значительно. Во-первых, на трибунах было мало зрителей. В НБА играешь перед 15-20 тысячами зрителей, а потом приезжаешь в Россию, где на матчи приходят около 1000 человек. Это было ужасно. Можно назвать это основной разницей между НБА и Россией. Во-вторых, Москва сильно отличается от Нью-Йорка. Хотя не могу назвать её плохим городом. Я неплохо адаптировался к жизни в столице России. Более того, у нашей команды был собственный самолёт, мы останавливались в достойных отелях. В общем, были и положительные, и отрицательные вещи, но в целом опыт был неплохим.

— Что бы вы посоветовали игрокам НБА, раздумывающим над вариантом продолжения карьеры в Европе? Не так давно появился слух о том, что, например, Нэйт Робинсон может уехать в Грецию. Какой совет вы бы ему дали?
— Нужно тщательно подходить к выбору команды. Это самое главное. Когда я выбирал "Динамо", то разговаривал с игроками, которые выступали здесь в течение трёх лет до этого.
В любом случае переезд в Европу — это риск, потому что там действует не так много законов, гарантирующих стабильность, как в НБА, где бюджеты команд свёрстаны на долгое время вперёд, и все знают, сколько нужно потратить.
Они мне рассказывали, что никаких финансовых проблем не возникало и жалование выплачивалось в срок. В июле 2008 года, когда я принимал решение о переходе в "Динамо", я и подумать не мог, что возникнут экономические трудности. В любом случае переезд в Европу — это риск, потому что там действует не так много законов, гарантирующих стабильность, как в НБА, где бюджеты команд свёрстаны на долгое время вперёд, и все знают, сколько нужно потратить. В Европе многие клубы составляют бизнес-планы по месяцам. Они стараются привлечь больше спонсоров, средств, поэтому и возникает риск. Тем не менее у европейских грандов устойчивое положение. Они застрахованы от проблем. Большинство команд Италии, Испании, Греции в порядке. Но особенно в России в этом году многие баскетболисты остались разочарованными, потому что их клубы не смогли с ними рассчитаться.

— Сейчас вы сожалеете о решении вернуться в Европу?
— Нет. Я принимал решение в тот момент, когда никто не знал, что ситуация так изменится, причём не только в России, но и во всём мире. Посмотрите на экономику — наблюдается весомый спад. Но в 10 случаях из 10 в той же самой ситуации я бы принял такое же решение — мне предложили хороший контракт, у команды был отличный подбор исполнителей и тренер. В тот момент переезд в Европу не выглядел вздором.

— В своём блоге вы написали, что собираетесь принять решение о переходе в новую команду в ближайшее время. Вы уже приняли решение? (В течение суток после интервью Нахбар заключил контракт по системе "1+1" с турецким клубом "Эфес Пилсен").
— "Эфес Пилсен" в течение двух недель пытался заманить меня к себе, но я отказывался, потому что хотел получить хороший контракт в Северной Америке. Но с экономической точки зрения предложение турецкого клуба намного лучше, учитывая, что в НБА в этом году довольно серьёзная конкуренция на рынке свободных агентов. Трудно договориться о длительном соглашении, поэтому я решил подождать до следующего лета и попробовать вернуться в НБА в 2010 году.

Сейчас же клубы НБА стараются экономить средства. Из-за этого трудно заключить долгосрочное соглашение на три-четыре года, а это то, что мне нужно. Мне кажется, решение остаться в Европе на год более правильное, чем подписывать однолетний контракт в НБА.
— С баскетбольной точки зрения вашим приоритетом ведь является НБА, верно?
— Да, конечно. Когда начались проблемы в России, я попросил агентов найти мне команду в НБА. Команды лиги проявили ко мне огромный интерес, возможно, даже больший, чем прошлым летом. Многие представители клубов звонили мне, мы вели переговоры. Сейчас же клубы НБА стараются экономить средства. Из-за этого трудно заключить долгосрочное соглашение на три-четыре года, а это то, что мне нужно. Мне кажется, решение остаться в Европе на год более правильное, чем подписывать однолетний контракт в НБА.

— Можете назвать клубы, которые проявляли к вам интерес?
— Их было много, но я бы не хотел их выделять, потому что они об этом просили. Я могу лишь сказать, что меня хотели заполучить и те команды, за которые я выступал, и другие. Вы сами можете сделать выводы. Скажем так: около 10-15 команд обращались ко мне за последнее время. Но они не могли предложить что-то существенное.

— Почему вы решили выступать за сборную Словении на чемпионате Европы, ведь в последнее время вы этого не делали?
— Я слишком сильно уставал, чтобы потом ещё и выступать за сборную. В НБА приходилось проводить много матчей, а лето я тратил на подготовку к новому сезону, поэтому два года в сборной я пропустил. До этого я защищал честь страны шесть или семь лет подряд на всех соревнованиях. Сезон-2008/09 закончился для меня рано, и федерация баскетбола Словении сделала всё, чтобы собрать всех лидеров в национальную команду. С таким составом нам по силам побороться за медали в Польше, поэтому я и решил принять приглашение в сборную. Если выйдем в полуфинал, это можно расценивать как великое достижение.
Источник: Hoopshype
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
9 декабря 2016, пятница
8 декабря 2016, четверг