"Кто я был такой, чтобы зарабатывать больше Коузи?
Фото: Reuters
Текст: Даниил Адамов

"Кто я был такой, чтобы зарабатывать больше Коузи?

В продолжении интервью Уорлд Би Фри рассказал о взаимных симпатиях с Майклом Джорданом, "ужасном" Гервине, о том, почему "передачи не оплачиваются" и признался, что ни о чём не жалеет.
20 июля 2009, понедельник. 22:30. Баскетбол
В продолжении интервью Уорлд Би Фри рассказал о взаимных симпатиях с Майклом Джорданом, "ужасном" Гервине, о том, почему "передачи не оплачиваются", а также признался, что ни о чём не жалеет.

Первую часть интервью легендарного баскетболиста Уорлда Би Фри вы можете прочитать здесь: Би Фри: я не был хиппи, просто желал людям добра

– В ваше время лига очень сильно отличалась от нынешней. Например, в перерывах люди могли спокойно выйти покурить. Расскажите о том периоде.
– Да, вы правы. Когда я был новичком в "Филадельфии", у нас в раздевалке стояло пиво, а многие на самом деле даже курили, не выходя из неё. Это было действительно другое время. Но когда я дебютировал, играл с одними из величайших баскетболистов, когда-либо выступающих в НБА, хотя некоторым из них было уже за 30. Они выкидывали такие умопомрачительные трюки, которых я никогда не мог понять. Но главное, что они полностью отдавались игре.

Когда я был новичком в "Филадельфии", у нас в раздевалке стояло пиво, а многие на самом деле даже курили, не выходя из неё. Это было действительно другое время.
– Вы играли с очень интересными людьми. Что приходит вам в голову, когда слышите их имена.
– С кого начнём?

– Например, Джулиус…
– Джулиус Ирвинг — особенный баскетболист. Если бы вы хотели, чтобы ваш ребёнок понял, что такое баскетбол, по игре одного человека, то им должен был бы стать Джулиус Ирвинг.

– Дэрил Доукинс…
– Характер. Кроме того, Дэрил — один из лучших друзей, которые у меня были в баскетбольном мире. Великолепный парень, великий человек. Он был одним из самых эксцентричных баскетболистов в мире, до него просто не было никого подобного.

– Как насчёт Чарльза Баркли?
– У него особый характер. Он был зверем с востока. Если что-то было не по нему, то вообще им игнорировалось.

– И все его боялись?
– Да, он мог запугать.

– Давайте поговорим о тренировках в период вашего выступления за "Филадельфию".
– Игроки злились, если не дай бог пропускали разминку "Сиксерз". Они скорей пропустили бы игру, чем тренировку. Сначала приходил Уорлд, то есть я. Затем Дэррил Доукинс со своим громовым данком. Затем Док, взлетавший с линии штрафного броска. Затем я мог навесить себе от щита и сотрясти корзину томагавк-данком. Тренировки были нашей визитной карточкой. Некоторые ребята могли выполнять просто невообразимые вещи. Порой тренировка представляла собой шоу данкеров.

– Как вы думаете, смогли бы, например, пять лучших игроков вашего времени достойно сыграть с нынешними звёздами?
– Я уверен, что пятёрка лучших из моего времени очень уверенно обыграла бы сегодняшних звёзд. Я говорю это не просто ради бахвальства, а потому что сам являлся частью того периода.
Мы были мастеровитей нынешнего поколения и в отношении к игре, и к тому, что делали на площадке. Я не имею в виду, что сейчас игроки менее талантливые, даже наоборот. Но, думаю, уровень мастерства у нас различен.
Мы были мастеровитей нынешнего поколения и в отношении к игре, и к тому, что делали на площадке. Я не имею в виду, что сейчас игроки менее талантливые, даже наоборот. Но, думаю, уровень мастерства у нас различен.

– Вы один из первых игроков в НБА, кто стал исполнять броски сверху. Кто после вас стал делать данки? И кто из нынешних баскетболистов, исполняющих этот элемент, вам наиболее симпатичен?
– В моё время это были Джулиус Ирвинг и Майкл Джордан. Ещё мне нравились Конни Хоукинс и Спад Уэбб, который, несмотря на свой маленький рост, выполнял невероятные вещи. Я видел много разных игроков, и все привносили в данки что-то своё.

– Вы играли в лиге вместе с Майклом Джорданом. Таким образом, вы застали два поколения – Ирвинга и Джордана. Что скажете о последнем как об игроке?
– Майкл — один из самых великих игроков в Национальной баскетбольной ассоциации. В мои первые четыре сезона Майкл и я играли друг против друга. В книге "Летай со мной" его спрашивают, кого он уважал больше всего из тех, кто помог ему в жизни. И Майкл назвал моё имя. Это было честью для меня. Он очень высокого обо мне мнения. Это вы можете прочитать в его книге (смеётся). Я понял, что это особенный парень, уже когда первый раз увидел его. Те же самые чувства были и в случае с Мэджиком Джонсоном. Я играл, когда он пришёл в лигу, и обыграл его в первой же игре. Но уже тогда я знал, что этот парень пришёл для того, чтобы делать что-то особенное.

– Мэджик был одним из самых раскрученных новичков в тот год в лиге, и в его первой игре вы набрали 46 очков. Вы думали, что он ничего собой не представляет?
– Нет, я так не думал. Тогда я ещё был молод. Когда люди смотрят куда-то, то они не хотят смотреть больше ни на что. И я хотел привлечь их внимание.

– Вы сказали, что Майкл Джордан считал вас одним из самых жёстких игроков. А кто лучший баскетболист из тех, против кого вам приходилось играть?
– Джордж Айсмэн Гервин. Он был одним из лучших игроков, против которых мне приходилось играть. Когда он был в форме, то мог набрать 50 очков за первую половину и даже не устать. И поэтому его прозвали Человек изо льда. Я однажды спросил его об этом, и он сказал: "Уорлд, я только что набрал 60 очков через тебя и даже не вспотел" (смеётся).

Я ни о чём не сожалею. Если бы мне пришлось начать всё сначала, то, поверьте мне, выбрал бы тот же путь, потому что знаю, что помогал Майклу Джордану, Аллену Айверсону, Мэджику Джонсону стать теми, кем они стали.
– А что насчёт вашей цитаты "передачи не оплачиваются"?
– Я позаимствовал её у Фреда Картера. Когда я начинал играть в лиге, он подошёл ко мне и сказал: "Новичок, разреши мне тебе кое-что сказать. В этой лиге передачи не оплачиваются". И я это вспомнил, когда впервые вышел на площадку. Это была не моя теория, я услышал её от ветерана. На площадке могло быть пять открытых игроков, но он даже не подумал бы отдать вам мяч (смеётся).

– Вы были уверенным в себе игроком?
– Как игрок? Очень уверенным. Я знал, что могу отлично бросать, так как у меня хороший прыжок, мог забрасывать мяч и правой, и левой рукой. Я был очень уверен в своих атакующих действиях.

– Вы участвовали в Матче всех звёзд, были одним из самых известных и звёздных игроков лиги. Ни о чём не сожалеете?
– Я ни о чём не сожалею. Если бы мне пришлось начать всё сначала, то, поверьте мне, выбрал бы тот же путь, потому что знаю, что помогал Майклу Джордану, Аллену Айверсону, Мэджику Джонсону стать теми, кем они стали. Хотя они никогда не признались бы вам в этом, если бы вы их спросили. Но причина того, что я так говорю, в том, что, когда я забрасывал 20 мячей за игру, меня называли стрелком. А сейчас ребята вроде этих трёх реализуют по 30-40 бросков и их называют великими игроками, потому что они набрали 25 и более очков. Это позволило им выйти из тени и называться стрелками, потому что они стали выполнять больше бросков. Я помог им и, осознавая это, чувствую себя прекрасно.

– Вы говорите, что не сожалеете ни о чём в своей карьере. Вы понимаете, что имеется в виду под сожалением?
– Конечно, если бы я играл на 20 лет позже, то получал бы 20 миллионов в год (смеётся). Вы могли бы рассуждать об этом часами, и это было бы нормально, но обращать ваше внимание на это, когда ты настоящий профессиональный игрок, было бы в корне неверно. Для этого я должен быть слишком эгоистичным. Когда Джордж Микан и Боб Коузи играли в баскетбол, то получали всего лишь 25 долларов. Так кто я такой, чтобы требовать больше денег, чем они?

Окончание следует…

"Чемпионат.ру" благодарит компанию K1X за предоставленное интервью.
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 0
6 декабря 2016, вторник
5 декабря 2016, понедельник