Айверсон: в "Детройте" врали мне, глядя в глаза
Фото: Reuters
Текст: Александр Разинков

Айверсон: в "Детройте" врали мне, глядя в глаза

Защитник "Мемфиса" Аллен Айверсон в первой части интервью обозревателю ESPN Скупу Джексону рассказал, с какими трудностями столкнулся, выступая за "Детройт" в минувшем сезоне.
4 октября 2009, воскресенье. 19:30. Баскетбол

34-летний Аллен Айверсон заслуженно считается одним из лучших «малышей» в истории НБА. Однако даже у великих людей в жизни случаются черные полосы. В ноябре 2008 года Ответ был обменян из «Денвера» в «Детройт», но так и не смог проявить себя с лучшей стороны. Почему? Оказывается, в Мичигане ему пришлось претерпеть много неприятных моментов, о чём он рассказал обозревателю ESPN Скупу Джексону в день открытых дверей своей новой команды «Мемфиса».

Почему тренер должен думать, что я не уважаю партнёров, если он сам мне говорил, что коллектив ополчится на Айверсона и не желает видеть его в команде? Никогда не был в клубе, где тренер заявлял такое.

Предлагаем читателям первую часть длительного и очень откровенного диалога авторитетного журналиста с самым ценным игроком НБА сезона-2000/01.

— Расскажите, как сложился для вас прошедший год?

— Начиная с какого момента?

— С ноября 2008-го.

— Когда узнал об обмене из «Денвера» в «Детройт», был счастлив. Поговорил с дядей Гэри Муром — моим менеджером. Нам казалось, что трансфер будет для меня выгодным. Но заявления, которые делали представители «Пистонз», оказались неправдой. Было заявлено, что моё приобретение вызвано определённым тренерским планом, но в итоге ничего подобного и близко не было. Я приехал в команду с намерением стать её неотъемлемой частью, поскольку прекрасно знал всех новых партнёров. Затем Ричард Гамильтон травмировался, однако мы выиграли семь матчей подряд. Всё было прекрасно. Потом сломался Рашид Уоллес, я получил повреждение, команда уступила в нескольких встречах. И вот здесь начал слышать вокруг себя какие-то разговоры — о том, что больше не буду игроком стартовой пятёрки, а начну выходить на паркет со скамейки запасных.

— Разговоры такого плана были внутри команды?

— Нет. Слышал на улицах. Сейчас, конечно, не придаю этому особого внимания, но тогда воспринял это серьёзно и понял, что доля правды в этом есть. Так что решил не откладывать решение проблемы и пошёл к руководству. Меня заверили, что «Детройт» никогда не будет проявлять неуважение ко мне и моей карьере переводом в запас. Мне так сказали, глядя в глаза. Но спустя какое-то время вдруг услышал заявление: мол, по мнению тренерского штаба, в интересах команды будет лучше, если я буду выходить на замену Гамильтону.

— Они так и сказали?

— Да. А потом ещё добавили, что, если я не соглашусь, то вообще не смогу появляться на площадке. Когда услышал такие речи, осознал: переход в «Детройт» был худшим решением в жизни. Представляете, боссы сначала говорят, что никогда не проявят неуважение ко мне, посадив на «банку», а потом идут на попятную. Клянусь богом, так и было.

— Вы поверили тому, что услышали?

Думаю, люди, разбирающиеся в баскетболе, прекрасно понимают, что происходило. Они видели, что вины Аллена Айверсона в том, что случилось, нет. Я же не мог моментально потерять скорость и лучшие качества?

— Не хотел верить, поскольку это неправильно. Не желаю думать, что эти парни настолько не уважают подобные вещи. На самом деле, когда клуб так поступил, когда мне наврали, все стали рассматривать Ответа как игрока, который может входить в игру со скамейки. До этого никто даже подумать не мог, что Аллена Айверсона не включат в стартовый состав. Теперь же людям вдруг пришла в голову мысль: «А ведь этот чувак действительно должен сидеть на лавочке». Понимаете, я выходил в стартовом составе команды на Матче всех звёзд, а здесь что, должен оказаться в запасе обычной команды? Я всегда начинал матчи на площадке — на Олимпиаде, в Матчах всех звёзд, во всех командах в карьере. Поэтому в случае с «Пистонс» так сильно сокрушаюсь. Не из-за того, что я эгоист. Просто оказался в такой ситуации, в которой раньше не был.

— К тому же вам говорили, что ничего подобного не будет и в помине.

— Именно! Когда тебе смотрят в глаза и говорят такое, успокаиваешься и стараешься больше не волноваться. Что касается причин принятого решения, то прямо им сказал: «Да, я буду входить в игру со скамейки, если вы считаете, что благодаря этому мы станем лучшей командой. Но все знают, что лучшей командой нам не стать. Может быть, мои партнёры начнут прогрессировать в таком случае. Сомневаюсь».

— Затем вы усомнились в потенциале партнёров, верно? Не в обиду им, но всё же.

— Правильно, не в обиду им. Почему тренер должен думать, что я не уважаю партнёров, если он сам мне говорил, что коллектив ополчится на Айверсона и не желает видеть его в команде? Никогда не был в клубе, где тренер заявлял такое. Тем не менее я молчал и терпел, потому что не хотел порочить товарищей. До сих пор не могу сказать плохого слова ни о ком из «Детройта», особенно о менеджере по баскетбольным операциям Джо Думарсе. С ним у меня никогда не было проблем. Он потрясающий человек, которого безмерно уважаю. Мои сложности в «Пистонс» никак не связаны с ним.

Говорилось, что меня специально выменяли из «Денвера», чтобы преодолеть кризис. «Детройт» не был удовлетворён борьбой лишь за чемпионство в конференции. Но оказалось, что для прогресса Айверсон им не нужен.

Что касается тренера Майкла Карри, говорившего мне одно, а потом отказавшегося от своих слов, то из-за него минувший сезон стал самым плохим и тяжёлым в моей карьере.

— Правда?

— Правда. Говорилось, что меня специально выменяли из «Денвера», чтобы преодолеть кризис. «Детройт» не был удовлетворён борьбой лишь за чемпионство в конференции. Но оказалось, что для прогресса Айверсон им не нужен. Я мог пробежать от одного кольца до другого раз шесть-семь вхолостую. Понимаете, мог даже мяча не коснуться. Я был очень расстроен. Вот почему беспокоюсь, что во всех проблемах «Пистонс» обвинили меня. Думаю, люди, разбирающиеся в баскетболе, прекрасно понимают, что происходило. Они видели, что вины Аллена Айверсона в том, что случилось, нет. Я же не мог моментально потерять скорость и лучшие качества? Просто попал в команду, тактика которой уже устоялась. При этом понимал, насколько обмен был сложен и для мичиганцев. Кармело Энтони прошёл через такие же трудности в «Денвере». Но решение принято, а значит, нужно играть в баскетбол, стараться побеждать. Специалисты знали, что «Пистонс» это не грозит, но по-прежнему молчали. Это время было очень плохим для меня.

Продолжение материала читайте здесь

Источник: ESPN GB Сообщить об ошибке
Включи голову!
Всего голосов: 0
26 июня 2017, понедельник
25 июня 2017, воскресенье
24 июня 2017, суббота
Партнерский контент
Загрузка...
Что ждёт Тимофея Мозгова после обмена в «Бруклин»?
Архив →