До 10 000 рублей каждому на первый депозит! Получить!
Времена меняются – ЦСКА не хочет
Текст: Лев Савари
Фото: cskabasket.com

Времена меняются – ЦСКА не хочет

Вернувшийся из Витории спецкор "Чемпионат.ру" делится впечатлениями от восьмого кряду выхода столичных армейцев в "Финал четырёх" самого престижного клубного европейского турнира.
Баскетбол

Признайтесь честно, о чём вы размышляли накануне четвертьфинальной серии плей-офф Евролиги, по результатам которой столичный ЦСКА в очередной, уже восьмой раз кряду собирался выйти в «Финал четырёх»? Об уникальном количестве выходов армейцев в решающую стадию самого престижного клубного турнира Старого Света, которое так хотелось продлить? Или об удивительном стечении обстоятельств (давайте всё-таки не будем кривить душой – с жеребьёвкой нашему флагману везло), позволившем красно-синим, не форсируя событий и постепенно обретая себя, проложить путь с новым наставником к вершине?

Кто сильнее радовался в потухшем вулкане – пара десятков болельщиков-соотечественников или великолепная семёрка российских журналистов — сказать не возьмусь, но, по ощущениям, кричали и отплясывали представители СМИ как минимум не хуже. Явно разозлённые столь бурным проявлением счастья, завершавшие свои эфиры коллеги с испанского радио пару раз пытались выяснить отношения, но мы, избежав конфликта, поспешили в подтрибунное помещение, где с искрящимися от счастья глазами и незабываемыми лучезарными улыбками приходил в себя руководящий состав клуба

А может, вы радостно потирали руки от осознания того, что «Каха Лабораль» («Таугрес», ТАУ) самый подходящий из всех возможных «клиентов» по четвертьфиналу, попутно вспоминая варварский жест Теодораса Папалукаса (грек показательно «перерезал горло» ладонью), перехватившего пас Приджиони в очном противостоянии в 2004-м и реализовавшего лэй-ап (тогда, если кто забыл, испанцы в Москве вели "+5" на последней минуте и владели мячом, но умудрились проиграть) или победный трёхочковый Траджана Лэнгдона в решающем матче первого раунда двумя с половиной месяцами ранее, заставивший болельщиков поверить в то, что современная дружина отнюдь не так уж плоха?

Злопыхатели, безусловно, не упустили возможности вспомнить о печальном полуфинале в «Олимпийском», где «машина» Ивковича поперхнулась Арвидасом Мацияускасом и компанией. Но та трагедия была скорее исключением – несмотря на равенство сил в большинстве поединков, российский флагман всякий раз снимал «скальп» с противника. Достаточно сказать, что начиная с того злополучного майского вечера знаменитое выражение «No pasaran!» звучало из уст басконцев лишь в одном случае из семи (а теперь в двух из 12). Естественно, не мечтать о Париже, принимая во внимание банальную статистику и нынешнее положение вещей, в такой ситуации было просто преступлением.

Что касается меня, то я о нём не просто мечтал, а грезил днём и ночью на протяжении девяти месяцев – с момента жеребьёвки в Барселоне в июле прошлого года. Помнится, даже диалог с коллегой по итогам каталонского действа я закончил словами «А вообще, милый друг (это при воспоминании о Ги де Мопассане родилось, кстати, французе), могу тебе признаться честно: очень хочется в Париж. Думаю, тебе тоже. Впрочем, не нам одним…»

Нет, вопреки старому анекдоту, я уже бывал в городе, образованном в середине III века до нашей эры из кельтского поселения Лютеция племени паризиев на месте современного острова Сите, но, чёрт возьми, как же хотелось, чтобы все утопичные прогнозы разом воплотились в реальность и мы сумели воочию увидеть искромётный баскетбольный спектакль (уж в чём-чём, а в этом сомневаться не приходится) в исполнении лучшей клубной континентальной четвёрки в одном из самых романтичных и красивейших городов мира аккурат в канун 65-летия Дня Победы.

Да, вообще слишком много было знаковых совпадений накануне и во время этого противостояния, и хотя желающих возразить наверняка найдётся предостаточно, не могу о них не упомянуть. Взять хотя бы композицию Le Chemin De Papa франкоязычного американского певца и музыканта Джо Дассена, чей дедушка по отцовской линии эмигрировал в своё время из Одессы в Соединённые Штаты, включённой армейской группой поддержки в свой репертуар. Если вы не поленитесь и осилите перевод сего творения, датированного аж 1969 годом, то поймёте, что тонкая красно-синяя едва осязаемая нить вела чемпиона нашей страны в Париж.

В раздевалке царила свойственная таким моментам эйфория – приятных и положительных эмоций было хоть отбавляй. Все игроки красно-синих отдельно поблагодарили Холдена за великолепный баскетбол, продемонстрированный в заключительной десятиминутке, а Лэнгдон и вовсе стоял, обнявшись с партнёром около минуты, и периодически шептал тому что-то на ухо.

После двух показательных разгромов, учинённых дома подопечным Душко Ивановича, когда защитные ряды армейцев почти не давали сбоев, дальняя артиллерия соперника по большому счёту молчала, а главные орудия в лице Тьяго Сплиттера и Мирзы Телетовича напоминали бледные тени самих себя, сомнений в исходе серии у нас почти не оставалось. ЦСКА играл так, как должен был – с горячим сердцем и холодной головой, и кроме себя им никто не мог помешать выйти в «Финал четырёх». Желанное окно в столицу Франции было открыто настежь, оставалось сделать лишь последний шаг. Но он оказался, пожалуй, самым сложным. Впрочем, лёгкой прогулки на бушующей арене Fernando Buesa никто и не ждал…

В третьем матче серии Иванович решил сыграть в атлетичный, максимально жёсткий, порой даже грязный баскетбол, и это принесло свои плоды – явно забывшие о том, какой «подлости» можно ожидать от «Кахи» и стеснённые в действиях москвичи в одной только первой половине сумели реализовать с игры лишь 3 (!!!) броска и, набрав всего 24 очка, провели ни много ни мало худшие (с точки зрения результативности) 20 минут в Евролиге в сезоне-2009/10. Затем была погоня, почти увенчавшаяся успехом после трёх сольных номеров Андрея Воронцевича, но тяжелейшие попадания Эрманна и Телетовича вкупе с пятым фолом Кауна стали катализатором финишного спурта хозяев и позволили им продлить удовольствие от пребывания в самом престижном турнире Старого Света ещё на два дня. Но только лишь на два…

Как ни пытались испанцы в День дурака всеми правдами и неправдами повторно отправить в нокдаун Хряпу и компанию, у них ничего не получилось. Отчасти Euskadiko Kutxa (так звучит «Каха Лабораль» на баскском языке) было жалко, потому что она провела свой лучший матч в серии. Да, да, я не лукавлю – уверенная игра в обороне во второй и третьей четвертях, несгибаемый до поры до времени характер и потрясающая самоотдача, пусть и граничащая порой с откровенным хамством, с каждой минутой портили настроение поклонникам красно-синих всё больше и больше, заставляя последних задумываться о пятом рандеву. Местные инчас сходили с ума от счастья, показывали непристойные жесты абсолютно всем представителям гостей и освистывали судейскую бригаду после каждого сомнительного не то что свистка, а эпизода.

Однако все эти безумства перестали что-либо значить для нас, после того как Рамунас Шишкаускас за 1,5 секунды до конца матча реализовал оба штрафных и довёл преимущество армейцев до не отыгрываемых "+4". Зал просто отказывался верить в происходящее – ещё за семь минут до конца гости уступали без особых шансов даже на овертайм, и вот уже их любимцы вынуждены покидать арену с низко опущенной головой. Виновником столь трагичного для хозяев исхода стал Джон Роберт Холден, в очередной раз подтвердивший пословицу о том, что старый конь борозды не портит. Ну а, собственно, кому ещё выводить команду в восьмой «Финал четырёх», как не единственному участнику предыдущих семи походов? Набрав 16 очков за четверть (из 29 командных) и отдав результативную передачу, натурализованный американец почти в одиночку похоронил басков.

Кто сильнее радовался в потухшем вулкане – пара десятков болельщиков-соотечественников или великолепная семёрка российских журналистов — сказать не возьмусь, но, по ощущениям, кричали и отплясывали представители СМИ как минимум не хуже. Явно разозлённые столь бурным проявлением счастья, завершавшие свои эфиры коллеги с испанского радио пару раз пытались выяснить отношения, но мы, избежав конфликта, поспешили в подтрибунное помещение, где с искрящимися от счастья глазами и незабываемыми лучезарными улыбками приходил в себя руководящий состав клуба. Андрей Ватутин в очередной раз был растроган поздравительной смс Этторе Мессины, часом ранее уступившего Хавьеру Паскуалю право сразиться с ЦСКА в полуфинале, Наталья Фураева почти плакала, отвечая на звонки знакомых и друзей и взахлёб рассказывала о том, как не поддалась на провокации местных фанатов.

Да, вообще слишком много было знаковых совпадений накануне и во время этого противостояния, и хотя желающих возразить наверняка найдётся предостаточно, не могу о них не упомянуть. Взять хотя бы композицию Le Chemin De Papa франкоязычного американского певца и музыканта Джо Дассена, чей дедушка по отцовской линии эмигрировал в своё время из Одессы в Соединённые Штаты, включённой армейской группой поддержки в свой репертуар.

В раздевалке царила свойственная таким моментам эйфория – приятных и положительных эмоций было хоть отбавляй. Все игроки красно-синих отдельно поблагодарили Холдена за великолепный баскетбол, продемонстрированный в заключительной десятиминутке, а Лэнгдон и вовсе стоял, обнявшись с партнёром около минуты, и периодически шептал тому что-то на ухо. Прекрасное настроение одного из помощников Пашутина – серба Ивана Еремича — после окончания матча в Белграде, где «Партизан» сумел сотворить самую громкую сенсацию плей-офф, выбив «Маккаби», приобрело совсем иные масштабы, ибо его мобильный телефон стал раскаляться в два раза быстрее, чем у любого другого члена команды.

Чуть позже, нарушив мирную жизнь пустынного аэропорта Витории, повеселила всех троица, проведшая в отчётном матче в сумме на паркете всего семь минут. Попс Менса-Бонсу в неравном бою с Антоном Понкрашовым и Виктором Кейру вышел если не победителем, то как минимум непобеждённым – правда, понять, зачем баскетболисты бегали друг за другом по лётному полю, было сложно. «Для тех, у кого энергии осталось предостаточно, устроим утреннюю тренировку», — нашёлся Пашутин. Спустя несколько минут самолёт компании «Трансаэро», выполнявший рейс № 9798, поднялся в воздух и растворился в облаках. Перед тем как погрузиться в сладкую дрёму после интервью с главными героями матча, я успел опрокинуть победные 100 грамм виски и вместе с коллегой спеть припев ещё одной не менее известной композиции Дассена «Aux Champs-Elysees, Aux Champs-Elysees, Au soleil, sous la pluie, A midi ou a minuit, Il y a tout ce que vous voulez, Aux Champs-Elysees».

До встречи в мае в Париже…

Источник: «Чемпионат» Сообщить об ошибке
Всего голосов: 0
Партнерский контент