Ватутин: передаю Блатту пламенный привет
Фото: cskabasket.com
Текст: Лев Савари

Ватутин: передаю Блатту пламенный привет

Андрей Ватутин не стал раскрывать тайну об СМС Этторе Мессины после поражения от "Барселоны" и признался, что рад третьему месту ЦСКА в Евролиге, выигранному в 65-ю годовщину Дня Победы.
10 мая 2010, понедельник. 17:30. Баскетбол
Так уж получилось, что с президентом столичных армейцев на "Финале четырёх" мы пересекались каждый день, что, в принципе, было неудивительно: на официальных мероприятиях, таких как пресс-конференция, посвящённая открытию турнира, и церемония вручения наград по итогам завершающегося сезона, Андрею Ватутину присутствовать было положено по статусу, не говоря уже о самих встречах с "Барселоной" и "Партизаном". Не стала исключением из правил и первая открытая тренировка команды в Париже — именно после неё один из самых успешных менеджеров Старого Света произнёс фразу, которая с трудом укладывалась в моей голове на протяжении следующих 24 часов.
Это был полуфинал двух защит, причём и им, и нам удалось осуществить задуманное. ЦСКА постоянно дышал в спину сопернику, был в шаге от желанной цели, но не хватило пары своих мячей. Не хочу ни на кого пенять и тем более обвинять, но в этот раз у нас не нашлось лидера, способного повести команду за собой.
"Даже если мы завтра проиграем, я не сильно расстроюсь — ЦСКА дошёл до полуфинала в восьмой раз кряду и сделал это, скорее, не благодаря чему-то, а вопреки. Это был один из самых сложных сезонов для всего клуба, и я горжусь тем результатом, который показала команда в Евролиге". Дело было не только в том, что именно сказал Ватутин, но и в том, как он это сделал: легко, непринуждённо, без тени сомнения. Примерно так мы общались с коллегами с утра на завтраке, запивая тающие во рту круассаны свежевыжатым апельсиновым соком…

Спустя сутки на президента армейцев было больно смотреть — он выглядел точно так же, как год тому назад в Берлине после поражения в финале от "Панатинаикоса". Из традиционно приветливого человека с лёгким румянцем на щеках он на некоторое время превратился в равнодушного к мирской суете отшельника, который мерил тяжёлыми шагами узкий кирпичный коридор "Берси". Офицеру допинговой службы, отказывавшемуся понимать, что у команды есть право на собрание, и пытавшемуся проникнуть в раздевалку, был дан такой отпор, что на секунду закралась мысль о том, что доверь сейчас Андрею Владимировичу опеку Рики Рубио — он бы справился. Лишь спустя полчаса, когда игроки успели раздать интервью и покинуть раздевалку, уставший и измученный журналистами Евгений Пашутин вернулся с пресс-конференции, а баскетболисты "Олимпиакоса", трижды проскандировав название своей команды, отправились разминаться, немного остывший и отошедший от шока Ватутин согласился ответить на мои вопросы, которые не потеряли своей актуальности и три дня спустя после фактического завершения армейцами старосветской кампании.

— Андрей, не постесняюсь спросить, что написал вам Этторе Мессина?
— (Тяжело вздохнув и найдя сообщение экс-наставника армейцев.) Он написал очень правильные и тёплые слова, но даже они меня сейчас не способны в каком-то смысле утешить. Вам очень хочется, чтобы я их процитировал?

— Если вы не хотите, то, безусловно, нет.
— Спасибо, я не хотел бы, чтобы это знали все. Поймите меня правильно… Это было мужское поражение, во всех смыслах этого слова. Проигрывать можно по-разному, но то, как сделали это мы, заставляет меня испытывать гордость. Нельзя всё время побеждать, бывают дни, когда мы вынуждены признавать свои поражения. Мы сделали именно то, что хотели: остановили команду, громившую всех и вся на своём пути, и уступили ей лишь в концовке. За весь матч у меня ни разу не было ощущения безнадёги — это показательно.

— Вас не удивило, что команда сыграла не столь ярко в нападении?
— Нет. Это был полуфинал двух защит, причём и им, и нам удалось осуществить задуманное. ЦСКА постоянно дышал в спину сопернику, был в шаге от желанной цели, но не хватило пары своих мячей. Не хочу ни на кого пенять и тем более обвинять, но в этот раз у нас не нашлось лидера, способного повести команду за собой. Шишкаускас во второй половине очень старался, но у него не всегда получалось. Это командное поражение, и от него никуда не деться.

— Видно, что вы глубоко переживаете это поражение, в то время как накануне говорили, что сильно не расстроитесь…
— После такого матча сложно скрывать эмоции, но биться головой об стену ни я, ни кто-то другой в клубе не будет. Мы расстроены, но это не трагедия, а всего лишь поражение. Мы проиграли сильной команде, возможно даже будущему чемпиону, но никак не сборной водокачки. Я могу лишь повторить: нас вообще никто в Париже не ждал.

— После матча вы поблагодарили болельщиков за поддержку…
— Я искренне благодарен им. Те 1300 человек, которые приехали нас поддержать, сегодня не умолкали ни на минуту. Смею заверить вас, около площадки их было слышно очень хорошо. Я признателен каждому по отдельности и от имени президента клуба, и от имени команды.

— После каждого "Финала четырёх" вы подводите итоги и сравниваете те или иные решающие поединки. В связи с этим интересно узнать, какое место по степени обиды занимает поражение от "Барселоны"?
Все опасения по поводу отсутствия мотивации у команды не оправдались. Я посмотрел перед игрой в глаза ребятам и всё понял: они хотят выиграть. Особенно хорошо был заметен командный дух в овертайме, когда мы сумели на зубах вырвать викторию, уступая "-4".
— Сразу вспоминается поражение от ТАУ в "Олимпийском" в 2005-м, но оно вообще стоит за гранью понимания — это даже больше чем обида была. В Афинах в 2007-м проиграли сопернику, который был объективно сильнее нас, да ещё к тому же и дома выступал. Да и промах Шишки в Берлине у меня иногда всплывает перед глазами — объективно, у каждого поражения была своя история и, что интересно, каждая из них была красивой.

— Как вам игра Рики Рубио — его талант очевиден?
— Я бы сказал, точно неоспорим. На мой сугубо субъективный взгляд, он является в 19 лет одним из двух лучших разыгрывающих Европы. Второй — серб Милош Теодосич, я не удивлюсь, если именно он будет признан самым ценным игроком нынешнего сезона. Эти двое не просто классные ассистенты, а ко всему прочему ещё и творцы, способные постоянно удивлять. Тем не менее выигрывают встречи не отдельные игроки, а команды, и говорить о том, что представляла бы "Барселона" без Рубио, не совсем этично.

***

Совсем другим предстал передо мной Ватутин в воскресенье после финальной сирены матча за третье место — с его лица не сходила улыбка, телефон постоянно вибрировал, заставляя его обладателя обращать на себя внимание. Будь поблизости бассейн, а у президента столичных армейцев возможность проплыть в тот момент (для тех, кто не знает, хобби Андрея — плавание), уверен, один из мировых рекордов Майкла Фелпса наверняка бы не устоял. Узнать, что творится в душе у первого лица клуба, казалось, было не сложно. Однако на поверку всё оказалось не так просто — когда эмоции сошли, каждый из игроков был заключён в объятья (естественно, больше других комплиментов заслужил Траджан Лэнгдон), Ватутин потянулся за сигаретой, чего, признаюсь, мне не доводилось видеть никогда…

— Андрей, всё-таки не выдержали…
— Да. В этом сезоне снова закурил, хотя, честно говоря, делать этого очень не хотел. Признаюсь, иногда нервы не выдерживают. А вообще мы все иногда слабее обстоятельств.

— Но того самого характера, о котором вы говорили в пятницу, у команды хватило…
— Да, и я, признаться, этому очень рад. Все опасения по поводу отсутствия мотивации у команды не оправдались. Я посмотрел перед игрой в глаза ребятам и всё понял: они хотят выиграть. Особенно хорошо был заметен командный дух в овертайме, когда мы сумели на зубах вырвать викторию, уступая "-4".

— Уверенная игра Курбанова и Воронцевича в матче такого уровня – достойный ответ критикам?
— Безусловно. Только я попросил бы не искать чёрную кошку в тёмной комнате касательно неучастия в этой игре Зорана Планинича, Попса Менса-Бонсу и небольшого количества времени Матьяжа Смодиша. Годовщина великого праздника здесь абсолютно ни при чём. Это было решение главного тренера, и оно привело к победе команды, вспомните хотя бы решающий пас Никиты на Джей Ар.

— Каким одним словом вы бы могли охарактеризовать выступление команды в Евролиге-2009/10?
Предсказать такой успех, а я всерьёз считаю, что бронза — это успех, было невозможно. Потому, наверное, меня перед сегодняшней игрой и трясло. Волновался так, словно самому предстояло выйти на площадку. Да и от дополнительной ответственности — 9 мая всё-таки, георгиевские ленточки на форме игроков и одежде клубного персонала...
— Потрясающе. Мы возвращаемся в Москву третьей командой Старого Света, и для нас это значит очень много. Сказали бы мне в начале сезона, что мы окажемся в Париже, я бы сам, наверное, посмеялся. Дэвид Блатт сказал, что потолок нового ЦСКА — Топ-16. Поэтому передаю наставнику национальной сборной пламенный привет и спешу сообщить, что потолок мы всё-таки подняли.

— Признайтесь, вы сами-то верили перед началом сезона в такое развитие событий?
— Если сейчас отвечу утвердительно, люди подумают — совсем рехнулся. Предсказать такой успех, а я всерьёз считаю, что бронза — это успех, было невозможно. Потому, наверное, меня перед сегодняшней игрой и трясло. Волновался так, словно самому предстояло выйти на площадку. Да и от дополнительной ответственности — 9 мая всё-таки, георгиевские ленточки на форме игроков и одежде клубного персонала... Нашили их ещё в Москве.

— От Евролиги специальное разрешение требовалось?
— Да, пришлось объяснять и договариваться. Меня многие иностранцы спрашивали, что это и зачем. Терпеливо отвечал, рассказывал. Надеюсь, поняли...
Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 3
8 декабря 2016, четверг
7 декабря 2016, среда