Чёрная папка, напутствия и новые герои скандала
Фото: Александр Сафонов, "Чемпионат.ру"
Текст: Лев Савари

Чёрная папка, напутствия и новые герои скандала

Судьи Круг, Разбежкин, Буланов и Беляков и комиссар Рессер на заседании комиссии РФБ дали показания по делу о скандальной аудиозаписи, сделанной после матча плей-офф между "Динамо" и "Локо".
28 мая 2010, пятница. 19:30. Баскетбол
В пятницу, 28 мая, состоялось заседание комиссии РФБ, которая занимается исследованием скандальной аудиозаписи, сделанной после одного из четвертьфинальных матчей чемпионата России между "Динамо" и "Локомотивом". Комиссия задала фигурантам дела, судьям Сергею Кругу, Владимиру Разбежкину, Сергею Буланову и Сергую Белякову и комиссару Ефиму Рессеру, шесть вопросов относительно записи. Предлагаем ознакомиться со стенограммой заседания.

Вопрос № 1. Испытывали ли давление со стороны с момента опубликования данной записи и до настоящего времени?

Владимир Разбежкин: Нет.

Сергей Беляков: Нет.

Сергей Круг: Нет.

Сергей Буланов: Нет.

Вопрос № 2. Как вы считаете, опубликованная в Интернете запись является единым разговором, состоявшимся в одном месте и в одно и то же время, или это компоновка из нескольких разговоров, происходивших в разные дни? Или монтаж из разговора, состоявшегося в один день?

Владимир Разбежкин: Это не является записью одного разговора. Беседа была после первой игры [серии между "Динамо" и "Локомотивом"] 13 мая и перед второй 14 мая. Эти разговоры происходили в судейской раздевалке спорткомплекса "Динамо" (ДС "Крылатское". — Прим. "Чемпионат.ру"). Запись как-то скомпонована, но в целом фабула выдержана. Ясно, о чём идёт речь. Я считаю, искажений никаких нет.

Сергей Беляков: Логика теряется, но разговор этот был. Запись создана из разговоров, имевших место в течение двух дней. Одна часть проходила после первой игры, другая – после второй. И небольшой кусок до первой. Беседа скомпонована.

Сергей Круг: Такой разговор был, но на записи он неполный. Там, например, отсутствует беседа с комиссаром, где он настраивал нас на матч. На записи два фрагмента, составленные из бесед, состоявшихся в разные дни. Одна часть разговора – с первого матча, другая – со второго.

Сергей Буланов: Я могу точно сказать, что это не единый разговор. Часть – с первой игры, часть – со второй. Уверен в этом.

Вопрос № 3. Оказывалось ли на вас давление до, во время, после игры в течение серии этих игр [между "Динамо" и "Локомотивом"]?

Владимир Разбежкин: Как такового давления нет. Не давление, а пожелания. Или передача пожеланий. Давления сильного не было. В разговоре фигурирует Максим Валерьевич Астанин. Пожелания были высказаны им. Наверное, исходя из записи, комиссия сама может судить, каков бы характер разговора между нами. Хочется сказать, что счёт на табло отражает результат нашей работы. "Динамо" победило в трёх матчах из пяти, и в трёх победных для этого клуба матчах работали мы с арбитром Булановым.

Сергей Беляков: На меня никто не воздействовал.

Сергей Круг: Было просто предложение. Давления с целью заставить нас сделать что-то не было.

Сергей Буланов: Из записи видно, что да. Это делал Максим Астанин. В форме диалога. Это была беседа. Но, скажем так, с настойчивыми пожеланиями. Я не считаю, что это было чрезмерное давление. Скорее, напутствие.

Вопрос № 4. Предлагали ли вам другие формы вознаграждения кроме официального судейского гонорара?

Владимир Разбежкин: Нет.

Сергей Беляков: Нет.

Сергей Круг: Нет.

Сергей Буланов: Нет.

Вопрос № 5. Заходил ли кто-нибудь в судейскую раздевалку из посторонних лиц, не предусмотренных регламентом, до игры, в перерыве, после игр?

Владимир Разбежкин: У "Динамо" есть администратор, который занимается встречей судей, отвозит в ресторан на обед и ужин. Александр. Я не помню его фамилию. Да, Мирошников. Он заходил в раздевалку перед игрой и в перерыве. Это касается и первой встречи, и второй. Бухгалтер перед игрой тоже заходил. Рассчитывали нас в раздевалке перед матчем. Вполне возможно, что заходил генеральный директор "Динамо" Геннадий Дроздов, но не могу утверждать.

Сергей Беляков: До начала первой игры заходил бухгалтер, администратор, секундометрист. Перед второй заходил бухгалтер, а администратор Александр Мирошников был до матча и в перерыве.

Сергей Круг: Это нужно вспоминать. Если бы знали, что случится, то непременно запоминали бы, кто заходил. После игры в раздевалку заходил Саша – администратор "Динамо". Это происходило как после первой встречи, так и после второй. Он забирал нас, чтобы отвезти в гостиницу. В середине игры посторонние в раздевалку зайти не могли.

Сергей Буланов: Могу с уверенностью сказать, что заходил начальник команды "Динамо" господин Мирошников. Он всегда заходит. Чай, например, приносит, или кофе. Ему положено по долгу службы. Так всегда происходит. Больше, пожалуй, никого не назову. Боюсь, если скажу о ком-то, то потом окажется, что этот человек заходил в другой день. Навскидку не вспомню.

Вопрос № 6. Вели ли вы лично опубликованную в Интернете запись? Известно ли вам, кто это сделал?

Владимир Разбежкин: Нет. Я запись не вёл и не могу предположить, что кто-то из моих коллег это делал. Кроме моих коллег любой мог сделать эту запись. К коллегам я отношу шесть человек.

Сергей Беляков: Лично я не вёл запись. Не знаю, кто её сделал. Не знаю, кто опубликовал.

Сергей Круг: Нет. Мы приехали в зал в судейской форме. Подразумевалось, что обе игры будут тяжёлыми, поэтому мы хотели сразу же после окончания матчей сесть в такси и уехать в гостиницу.

Сергей Буланов: Нет, не вёл. И мне неизвестно, кто её сделал.

На заседание комиссии РФБ, которая занимается исследованием скандальной аудиозаписи, сделанной после одного из четвертьфинальных матчей чемпионата России между "Динамо" и "Локомотивом", комиссар встречи Ефим Рессер не попал. Но по телефону он рассказал, кто заходил в судейскую комнату перед игрой, а также выразил предположение относительно автора аудиозаписи.

"Из не предусмотренных регламентом лиц в судейскую комнату до игры заходил только господин Мирошников, который отвечает в "Динамо" за обслуживание арбитров. Лично я аудиозаписи данного разговора не вёл и о том, кто автор плёнки, могу только догадываться. Во время совещания судей и официальных лиц я заметил, что на столе лежала плотная чёрная папка. Когда мы уходили, я спросил, кому она принадлежит, тогда Мирошников сказал, что это его папка. Могу предположить, что именно в этой папке и находилось записывающее устройство", – заявил Рессер по телефону.


Источник: «Чемпионат»
Оцените работу журналиста
Голосов: 10
5 декабря 2016, понедельник
4 декабря 2016, воскресенье